Подлинная история Адама и Евы

Страница: 3 из 5

— Фу-у, мам, не хочу об этом слышать!

— Ты не права. Во-первых, дело это житейское и стесняться тут нечего. Все этим занимаются, и мы с папой тоже. Иначе откуда бы вы появились. Во-вторых, для любой женщины это очень, ОЧЕНЬ важно! Хороший и регулярный секс для девушки или женщины — это и красота, и здоровье, и хорошее настроение. Это жизнь!! Ты этого еще не осознала, потому что тебе не повезло в первый раз. Если бы тебе встретился такой любовник, как папа — ты бы поняла меня. А папа — очень хороший любовник. Он меня каждый раз просто на небеса отправляет. Знаешь, дочка, я искренне желаю, чтобы у тебя в жизни появился такой человек, как папа.

— Я поняла, мам. Давай закроем тему.

— Давай, хотя жаль. Мы с тобой так давно откровенно не говорили. Мне понравилось.

— Да мне тоже, мам... Мы еще поговорим, обещаю. Просто на дачу надо собираться. Раньше выедем — раньше вернемся.

— Договорились, поговорим, — Настя чмокнула дочь в щеку, — Но можно один совет?

— Ага.

— Ты не глупая, вроде поняла, что я говорила про продление молодости, но ты должна почувствовать это! Только тогда ты поймешь все по-настоящему. Попробуй! Хоть сегодня. Оденься посексуальней, понаблюдай, как на тебя смотреть будут и прислушайся к своим ощущениям. Вот, к примеру, шортики у тебя белые есть, в которых ты иногда по дому ходишь. И топик тот короткий розовый. Только без лифчика, чтоб сосочки проступали. Они у тебя такие милые! Не то что мои дверные звонки.

Аня густо покраснела.

— Мам, ты чего? Я так на улицу не пойду!

— Да я и сама бы не вышла. Но ты же с папой в машине поедешь. Да и на даче тебя никто не увидит. И понаблюдай, как он на тебя смотреть будет. И за эмоциями своими понаблюдай. Потом посплетничаем, расскажешь. Он ведь не признается. Будет у нас с тобой такой маленький женский секретик. Попробуй, доча!

— Ну не зна-аю... Подумаю, — девушка встала и пошла к выходу.

— Не пожалеешь! Попробуй!

Мама вдогонку игриво шлепнула дочку по попке. Аня взвизгнула, подскочила и звонко засмеялась...

* * *

Мама появилась в дверях неожиданно. Встала в проеме со строгим видом, но улыбающимися глазами. Руки ее были согнуты вверх в локтях, а на отставленных в стороны указательных пальцах висели вывернутые трусы близнецов со следами ночных поллюций..

— Вы знаете, что ЭТО почти не отстирывается?

Мальчики оторвались от приставки, сжались и посмотрели на маму глазами, как у нашкодивших детей.

— И ладно бы только это! Там еще полотенце есть, до сих пор влажное от этих ваших дел...

— Мам... мы... это...

— Да не надо мне ничего объяснять! Все понимаю, не маленькая! Но не вещи же портить! Салфетки там возьмите или еще что! Рассказывать вам я что ли должна?!

— Мы... мы больше не будем, — проблеял Пашка

— Детский сад какой-то! Лбы здоровые по 18 лет! Что это на вас так повлияло с утра?!

— Мам, ты сама виновата!, — удивляясь своей смелости вдруг громко сказал Саня, — Ходишь в таком виде!

— Вчера на реке на мне меньше одежды было, но плавки ваши почему-то в порядке!

— Дак то купальник был! А это другое. Ты просто сегодня такая... такая... , — на языке у Сашки крутились слова «сексуальная» и «соблазнительная», но вслух их произнести он не решился.

— Какая такая?

— Отпадная!, — выпалил Пашка с такой богатой интонацией, что этим одним словом сумел выразить все свои чувства по отношению к матери.

И Настя поняла. Она сразу размякла, а на глазах у нее даже выступили слезки.

— Ой, мальчики! Так это вы из-за меня так раззадорились?

— Конечно, мам!, — в голос ответили близнецы, но тут же осеклись и хором тихо сказали «Извини»

— Дурачки вы мои! Не надо извиняться. Вы даже не представляете, как приятно мне сделали. И что вам во мне так понравилось? Я ведь уже не девочка.

— Да ты что, ма!, — горячо возразил Саня и в запале все же решился на те самые слова, — Ты такая красивая, соблазнительная и... сексуальная!

— Другие девки отдыхают, — вторил ему брат.

— Хорошие мои! Дайте я вас поцелую.

Она уронила трусы на пол, обняла вставшего первым Пашку и поцеловала его... прямо в губы. Поцелуй длился лишь секунду, но для обоих он показался вечностью. У парня аж голова закружилась, а член тут же принял боевое положение. Эмоции захлестнули и Настю, а после того, как она поцеловала и второго сына — вообще зашкалили. Она сделал пару шагов назад, и от ее внимания не укрылись бугры на шортах детей.

— И что вы во мне нашли?, — она начала оглаживать свое тело и комментировать: — бедра полноватые, живот уже не такой плоский, и грудь вниз смотрит...

— Ничего не вниз!, — запротестовал Саня

— Да это просто майка их утягивает.

— Ну не зна-аю... Мы ж не видели без майки.

Все трое испуганно замолчали. Каждый понял, что самые важные слова прозвучали. И от ответа на них зависит все. Настя осознавала, что это граница. Самая тонкая, самая последняя грань. И если она ответит так, как кричит ее внутренний голос — пути назад уже не будет. И она перешла границу!

— А хотите посмотреть?

* * *

Сергей вел машину неуверенно, все чаще отвлекаясь на салонное зеркало. Его он настроил еще в самом начале поездки так, чтобы в нем отражались грудки дочери с проступающими через топик сосками. Так же часто он смотрел на ее длинные стройные ножки, полностью открытые благодаря коротким шортам. Ему так хотелось их потрогать, что он решил пойти на хитрость. Несколько раз, переключая передачи, он «промахивался» мимо рычага и прикасался к похладной коже Анкиных бедер. Девушка не подавала вида, хотя каждое такое прикосновение отзывалось во всем ее теле приятным зудом.

С делами на участке они покончили быстро. Пока Аня поливала огурцы, Сергей быстро заменил протекающий фитинг. На все про все ушло минут 20. Дочь подошла к отцу, когда он с шумом весело умывался у уличного крана.

— Все сделали вроде? Поедем?

— Нет, доча, давай отдохнем тут немного. Такая погода, такой воздух! Пару часиков...

— Может лучше дома?

— Никаких «дома»!, — широко улыбаясь ответил Сергей — к тому же...

Он вдруг набрал полные ладошки воды и хохотнув выплеснул ее на грудь дочери

—... ты же мокрая не поедешь?!

— Ах ты так?!

Аня ответила папе тем же. Они со смехом брызгались до тех пор, пока оба не стали совершенно мокрыми.

— Ну, па-а! Чего ты наделал? Щас сушиться надо!

— Вот и посушимся. А чего ты брызгаться начала?

— Это ты первый начал!

Дочка смотрелась бесподобно. Улыбка, мокрые волосы, мокрый топик, ставший от этого полупрозрачным и соблазнительно облепивший грудь. Аня перехватила восхищенный взгляд отца и стыдливо прикрыла свои дыньки ладошками

— Я как голая стала! Все из-за тебя!

— Пошли в дом, я тебя вытру.

... Сначала большим махровым полотенцем он тщательно обсушил ее волосы. Потом обернул ее, встал сзади и начал вытирать плечи, живот и грудь. Ане было так хорошо в сильных руках отца, ей так нравилось ощущать попкой папину твердость между ног, что она даже не помышляла о сопротивлении. Даже тогда, когда полотенце осталось висеть на плечах, а папа нежно гладил ее грудь обеими руками сквозь топик.

— Его надо на солнце повесить, — охрипшим от волнения голосом сказал он, — давай снимем?

Сердце девушки готово было вырваться из груди, но она безропотно стояла смирно, пока отец стягивал с нее через голову верх ее одежды...

* * *

— Мам, а можно потрогать?, — горящими глазами глядя на Настину обнаженную грудь несмело спросил Паша.

— Если хотите...

В следующую секунду 4 мальчишеских руки стали нежно гладить и мять ее полушария.

— И вот ими ты нас кормила?

— Да, мальчики...

Ноги не держали. Она села на кровать, а сыновья тут же пристроились по сторонам от нее.

—... Вот так — одного к левой... , — она ухватила Пашку за затылок, пригнула ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх