Время перемен. Часть 2

  1. Время перемен. Часть 1
  2. Время перемен. Часть 2
  3. Время перемен. Часть 3

Страница: 2 из 4

женских молочных желез...

С холодком, прошедшим по спине я вспомнила вчерашние события, отложившиеся в моей памяти как в тумане:»Ввожу пациентке состав «J 1/9», по 2 мл в каждую из молочных желез. Этого должно быть достаточно чтобы размер груди пациентки увеличился с первого до третьего в течение месяца.» Мне вдруг стало ужасно больно и обидно. Как можно использовать подобные чудеса науки ради удовлетворения каких-то своих извращенных фантазий? Почему такое вообще возможно — чтобы в стенах университета, «храма науки», как его называл сам Севастьян, можно было вот так просто похищать людей и ставить над ними эксперименты?! Почему, наконец, это произошло именно со мной?! Если эти безумцы не врут, то что, скоро мне придется прощаться с моим любимым, аккуратным первым размерчиком и носить баллоны третьего размера? Но я об этом не просила! Если ему это так нравится — себе бы и делал!

А Вика тем временем продолжала:

— ... Так вот, Севастьян Игоревич вколол тебе в голени и стопы по миллилитру состава J 3/18. Если мы не ошиблись в синтезе вещества, то оно должно определенным образом изменить строение твоих и без того прекрасных ножек.

— А если вы ошиблись?! — крикнула я, особенно неудачно оступившись, упав, и разбив коленку о ленту беговой дорожки. Чулок в этом месте тоже порвался.
— Если ошиблись? — задумалась Виктория, демонстративно не обратив никакого внимания на мое падение. — Ну, тогда и посмотрим. Вакцина-то опытная, если мы будем сперва исследовать все побочные действия и лишь потом переходить к опытам на пациентах, то мы с места никогда не сдвинемся. А так — радуйся, ты самим своим существованием вносишь вклад в науку! Если изменения пройдут как запланировано, то угол подъема твоих стоп значительно изменится, и тебе будет гораздо удобнее ходить на каблуках, чем босяком! Сейчас ты идешь на десятисантиметровых шпильках, на которых обычно больше трех часов ходят только полусумасшедшие школьницы. Если же все получится — ты сможешь с комфортом проводить на них весь день! Да и сами твои ножки, и так потрясные, станут просто фантастически соблазнительными!

Не имея больше сил идти по этой проклятой дорожке и подрубленная издевательствами Виктории, я рухнула вниз. Верхняя часть моего тела была распята закрепленными на поручнях наручниками, а мои бедные ножки безвольно болтались по движущейся ленте.

— Воу, — подскочила ко мне Вика, — Серьезно что ли устала?

Тяжело дыша, я не посчитала нужным отвечать мучительнице

— Ничего, не переживай, — неожиданно медовым голосом заговорила Вика, выключив дорожку и подойдя ко мне сзади, — я помогу тебе. Небольшой расслабляющий массаж будет для тебя в самый раз...

Сразу после этих слов я ощутила легкое прикосновение рук Виктории к моим измученным ножкам. Не удосужившись снять с меня проклятые туфли, она сквозь гольфы легкими массирующими движениями принялась массировать мои голени, но они отзывались только новыми тянущими болями. Почувствовав это, Вика почему-то перешла к бедрам — сперва на внешнюю сторону, а затем и на внутреннюю. Не успела я понять, что происходит, как Вика уже снимала мои шортики.

— Что ты делаешь?! — прокричала я в шоке от внезапно открывшейся перспективы быть изнасилованной Викой, оказавшейся, похоже, лесбиянкой. — Отпусти меня!

— Ну, ну, ну, — успокоительно погладила меня по голове Виктория, — не будь плохой девочкой, не надо так кричать. А то я могу сделать так, что ты закричишь иначе...

Внезапно Вика схватила мою голень и ущипнула ее изо всех сил. Вдыхая воздух для крика боли, я думала, что он разнесется по всему корпусу, но он был превращен в протяжный стон второй Викиной рукой, закрывшей мне рот.

— Ну что, будешь хорошей девочкой? — прошептала она мне на ушко.

Со слезами, выступившими от боли на глазах, я кивнула. Это стало сигналом для насильницы. Расстегнув блузку и задрав мой лифчик наверх, к самой шее, она провела руками по моей груди, и я сразу же почувствовала сексуальное возбуждение. Когда же она начала делать движения, словно доит меня, как какую-то телку, я ощутила, как начали увлажняться мои трусики. Через несколько минут стимуляции сосков, я едва сдерживала себя, чтобы блаженно не застонать — я не хотела давать этой лесбиянке надо мной власть из серии «тебе же нравится!». Но судя по тому, что произошло дальше, Вике, похоже, вместо выходящих из моего рта стонов, были больше интересны выделения, выходящие из моей дырочки. Переместившись назад, она спустила с меня трусики и, проведя пальчиком по влажным губкам, прошептала:

— Это потрясающе, Катерина! Жаль, ты этого не можешь увидеть... Эта бабочка вышла даже лучше, чем я могла себе предположить!

Я почувствовала, что пальцы Виктории нежно раздвигают мои большие половые губы и как следом что-то мягкое и нежное начало двигаться внутри, щекоча мои губки с колечками. Не имея возможности сменить позу из-за наручников, я смогла лишь обернуться через плечо, и увидела, что лицо Вики скрылось в районе моей киски.

Эта лесби вылизывала мои выделения, стимулируя их появление пальчиком, запущенным в мое влагалище! Она совершала им то возвратно-поступательные, то круговые движения внутри, умело приближая меня к оргазму. Когда я начала тяжело дышать, Вика схватила меня за колечки и потянула в разные стороны, вызвав одновременно чувства стыда и наслаждения. Язычком же она принялась интенсивно работать по моему клитору, чем вызвала новую бурю ощущений, которые я уже не смогла сдержать. Под радостное урачание Виктории мое влагалище стало непроизвольно сокращаться, унося меня на вершину блаженства! Не в силах выровнять дыхание, я протяжно простонала.

Распятая на беговой дорожке, находясь в позе «раком», даже толком не раздетая, с жутко ноющими ногами, во время изнасилования лесбиянкой, я впервые в жизни ощутила оргазм, источником которого была не я сама. Я так мечтала о романтическом ужине, о прекрасном вечере, проведенном в компании Макса, мечтала о том, что это он подарит мне эта первую «взрослую» радость в жизни — но нет: меня насиловала полусумасшедшая лесбиянка, и что хуже всего, — когда она довела меня до оргазма, я, каким-то невероятным ощущением почувствовала ее торжество надо мной, над моим сопротивлением. Все больше распаляясь, она добавила в мою узкую дырочку второй пальчик. В ужасе от происходящего изнасилования я старалась плотнее зажать свое влагалище, но Вика воспринимала это как вызов: она вонзала свои пальчики в меня на всю возможную глубину, стараясь движениями внутри вынудить меня сдаться и отдаться наслаждению.

Но я этого не хотела! Это было грязно, ужасно, мерзко! Эта пошлая бабочка, вытатуированная в моей промежности, эти кольца на моих малых губках, эти бесстыдные проколы пупка, этот отвратительный гламурный татуаж на моем лице — все это было делом рук Виктории! И как я могла принять от нее, — от извращенки-лесбиянки! — такую радость, такой подарок как оргазм? Да, моя киска-бабочка горела огнем, сосочки стояли как на параде, с каждым дыханием с моих губ срывались стоны, — но, сжимая влагалище, я давала ей понять, что не хочу этого, что это не секс, а изнасилование, что я ей ничуть не благодарна за эти ощущения.

Впрочем, похоже, Вику это волновало мало — своим язычком она слизывала все мои (довольно обильные) выделения, и мне уже стало казаться, что именно это, а не, собственно, секс было ее главным интересом.

Это было какое-то безумие, я попала в руки самых настоящих, диких, сумасшедших извращенцев! Самые жуткие картины начали вставать у меня перед глазами. Сколько будет продолжаться эта пытка?! Час, два, три? День, неделю, месяц? Что они будут со мной делать? Могут сделать из меня проститутку, сдавать в аренду в общагу или местным профессорам, а то и целым учебным группам? Могут своими экспериментами полностью перенастроить мне мозги, что я психологически стану стопроцентной шлюхой, потаскухой и давалкой? Могут, наконец, ампутировать мне руки и ноги и оставить меня в своей лаборатории ...  Читать дальше →

Показать комментарии (38)

Последние рассказы автора

наверх