Время перемен. Часть 2

  1. Время перемен. Часть 1
  2. Время перемен. Часть 2
  3. Время перемен. Часть 3

Страница: 3 из 4

в качестве экспоната, секс-игрушки или предмета интерьера? Мало ли до чего дойдет их извращенный, безумный разум?!

Из горестных мыслей меня вывел неожиданный хлопок двери. Испугавшись, я повернулась на звук — в помещение входил Севастьян. Несмотря на то, что накануне мое тело неизвестно сколько времени было доступно ему в самых интимных своих частях, мне было очень стыдно, что он видит меня в таком виде — распятой наручниками, стоящей раком с голой грудью перед лижущей мне лесбиянкой. Мой проклятый татуаж, привлекал внимание к моему заплаканному лицу, а татуировка бабочки — к моей несчастной кисочке.

Заливаясь краской от стыда и унижения, я не обратила внимания на то, как Вика испуганно отстранилась от меня, стоило ей только увидеть появление Севастьяна. Однако когда он, подскочив к ней и одной сильной оплеухой опрокинул на пол, происходящее завладело моим вниманием.

— Это еще что такое! — таким разозленным я его еще не видела. Грубо схватив девушку за волосы, он поднял ее на ноги, заставив принять вертикальное положение. — Я тебе сколько раз говорил, сколько раз предупреждал!
— Я не виновата, что она такая сладкая! — явно перепугавшись начала оправдываться Вика, не смея поднять на Севастьяна взгляд. — Она стала такой секси!
— Вот, значит, как? — слегка утихомирил свой гнев Севастьян, отпуская Викины волосы. — Это возможно, если ее переходный гормональный фон вызвал изменение синтеза ее феромонов... Надо взять на анализ.

Достав из кармана несколько ватных палочек, Севастьян подошел ко мне, все еще распятой на тренажере, и провел ими по колечкам моих ореол, подмышками, и по губам: как по тем, что на лице, так и по тем, что много ниже. Затем он расстегнул наручники, наконец-то освободив меня.

— Одевайся уже, — проворчал он. — А то реально на шлюху похожа, ужас какой. Хоть ты-то, надеюсь, не лесбиянка?

Заливаясь краской я отрицательно покачав головой и начала одеваться.

— Слава Богу, двух для меня было бы уж слишком. А насчет тебя, — Севастьян обратился к Вике, понуро склонившей голову, — если результаты окажутся положительными, то на этот раз я тебя прощу. Если же отрицательными — то я так настрою твои гормоны, что ты в течение полугода будешь возбуждаться при виде всего что движется, а получать какое-либо удовольствие от секса не сможешь. И, думаю, не надо говорить, что если ты вновь выкинешь такой фокус, то я просто продам тебя в Турцию? Азис будет рад заполучить тебя в постоянное пользование. А теперь вон отсюда, займись уже работой!

Вика, едва сдерживая слезы, выбежала из зала. А Севастьян повернулся ко мне.

— Почему порван чулок?
— Я упала на беговой дорожке... — в страхе перед гневом безумца промямлила я, возвращая свою одежду на места. В надежде перевести вину и обратить злость мучителя на ассистентку, я решилась соврать. — Виктория увеличивала скорость, чтобы вынудить меня...
— Ясно, — проворчал Севастьян, — значит, ее мозги не совсем отключались. — Но это не важно. Поднимись на каблуки и покажи, как научилась на них ходить.

Обхватив свои измучанные ножки я взмолилась, чтобы он позволил мне снять эти туфли, но мой мучитель так поглядел на меня, что я, опираясь на поручни беговой дорожки, постаралась подняться. Вновь появилась сильная боль в ступнях, но я смогла ровно встать.

— Молодец. А теперь иди сюда.

Ногам было очень больно, но я смогла доковылять до центра зала, ни разу не оступившись.

— Вот какая умница, для первого дня это отличный результат, — похвалил меня смягчившийся Севастьян, обняв за талию и погладив по голове. — Ты, похоже, устала?

Не желая вести разговоров с чудовищем, я промолчала, но и без этого было видно, что я едва стою на ногах.

— Понимаю, — улыбнулся Севастьян, — тогда устроим тебе отдых. Иди за мной.

8.

На этих ужасных каблуках я проследовала за аспирантом. Пройдя через комнату с гинекологичкеским креслом, мы вышли в коридор.

— Смотри, без глупостей, — шепнул он мне на ухо. — А то я могу и разозлиться.

Но у меня уже не было сил ни к сопротивлению, ни уж, — особенно на таких каблуках, — к побегу. Покорно я проследовала за ним по коридору до одной из дверей. Открыв ее своими ключами, Севастьян пустил меня вперед. Там была небольшая комната — прихожая со шкафчиком с крючками для одежды и полочками для обуви и еще одна дверь.

— Раздевайся, — приказал мне аспирант, и, увидев мое недоумение, добавил, — полностью.

В замешательстве я машинально сделала шаг назад, но Севастьян демонстративно закрыл дверь на ключ и начал раздеваться сам.

— Я бы тебе рекомендовал меня слушаться. А то слышала, что грозит Виктории за непослушание? Если ты будешь неуправляемой, я могу продать тебя Азису вместо нее — зачем ты мне такая нужна? Да и разницы он, думаю, не заметит. Так что давай, раздевайся. Полностью.

Не желая даже представлять, кто такой Азис, одно упоминание о котором сбило всю спесь с Виктории, я поняла, что у меня нет выбора. Отвернувшись от раздевающегося парня, я обреченно сбросила с себя одежду, оставшись в ненавистном розовом белье, которое теперь было моим единственным защитником — его снять у меня не хватило смелости.

— Ладно, черт с тобой, — вздохнул Севастьян, — и так сойдет.

Открыв дверь, он вновь пустил меня вперед.

В следующей комнате оказалась... сауна?! Пара полок у стен друг напротив друга, каменка посередине и пара фляг с водой — маленькая, скромная, но все же сауна! Проклятье, кто распоряжается в институте помещениями?

Севастьян, похоже, решив пощадить меня, обмотал вокруг своих бедер полотенце и вошел следом. Щелкнув парой выключателей у двери, он включил мягкий свет и нагреватели, спрятанные под каменкой и за покрытыми деревянными досками стенами — помещение быстро начало наполняться теплом.

— Если тебе надо в туалет, это вон там, за дверью, — сказал аспирант. — Но учти, даю тебе на все не больше пяти минут, у нас вообще мало времени.

Я сразу воспользовалась представленной возможностью. Боясь разозлить безумца, я вышла сразу как сделала все свои дела.

Баня уже наполнилась жаром, я сразу начала потеть. Севастьян лежал на одной из полок, стоящих у стены, и жестом руки пригласил меня лечь на полку напротив. Стараясь не глядеть на практически обнаженного молодого человека, я легла на полку и отвернулась от него.

— Эй, эй, зачем отвернулась? Повернись ко мне, Катерина!

Обреченно я повернулась к Севастьяну.

— Вот и прекрасно, хорошая девочка, Катена! Вот только все-то тебе надо говорить, будто сама не понимаешь. Но ничего, скоро всему научишься, это дело наживное...

Не желая поддерживать какой бы то ни было разговор с изуродовавшим меня извращенцем, я лишь хмуро глядела в потолок. А он тем временем продолжал.

— ... Кстати говоря, ты зря думаешь, что показывать себя мужчинам во всей красе — это прерогатива каких-то гулящих, неприличных девушек. Все так делают — и, значит, по-твоему, все они шлюхи? А может быть, это с тобой что-то не так? Вот посмотри, какой Вика тебе сделала замечательный пирсинг — это же гораздо красивее, чем обычный, «никакой» пупок... Вот зря ты на нас так сердишься, зря. Мы просто хотим помочь тебе стать нормальной красивой девушкой, сексуальной и желанной. Мы же не стали тебе делать какие-то жуткие тоннели в губах или ноздрях или татуировать все твое тело! Всего-то навсего пара проколов тут, да четыре там. Или тебе не нравится стиль бабочки и твое тату? Так ты только скажи — мы заменим тебе кожу и набьем что захочешь. Технологию восстановления и наращивания кожи как раз отрабатывают мои студенты...

Про себя я отметила, что татуировку, действительно, наверняка можно и свести.

— ... Кстати, татуировки, что мы делаем, просто так в клинике или тату-салоне не сведут, — словно прочитав мои мысли, поспешил разрушить мою надежду Севастьян, — мы их делаем по оригинальной сверхстойкой технологии — если рискнешь свести ее лазером,...  Читать дальше →

Показать комментарии (38)

Последние рассказы автора

наверх