Лена

Страница: 1 из 3

Ей очень хотелось свести руки вместе, и опустить их вниз, но почему-то она не могла этого сделать. Что-то держало их, крепко врезаясь в кожу. Она попыталась повернуть голову и посмотреть, что держит ее запястья, но все попытки были неудачными. Попытавшись осмотреться, она обнаружила, что обзор ей что-то загораживало. Ужасно чесалась грудь, но возможности почесаться не было. Попытки пошевелить ногами также не принесли успехов, создалось ощущение, что они зафиксированы, в области лодыжек и колен. «Что произошло? Почему я ничего не помню? Что случилось?» В голове, одно за другим, возникали предположения. «Может авария?»

Она попыталась приподняться и осмотреться, но простор взгляду преграждало какое-то черное пятно. «Точно в гипсе!» Она подняла голову и посмотрела на потолок. Он оказался до боли знаком. «Дома. Что же произошло вчера? Как невыносимо болит голова. Вспоминай!» В голову лезла ерунда. Ей вспомнился скандал с мужем. Как она заезжала к нему на работу, и что его не оказалось на месте, его секретарши тоже не было, поэтому пришлось походить по кабинетам офиса, и приставать ко всем сотрудникам с глупыми вопросами, по поводу их начальника. Она позвонила ему, ответил женский голос, его секретарша, эта мымра, ответила, что Павел Сергеевич занят, у него совещание. «Какое к черту совещание, где?» Она пыталась гнать от себя мысли об измене мужа, но факты говорили сами за себя. Их обоих не было на месте, совещание проводилось неизвестно где, а ей вешали лапшу и это уже не в первый раз. Она была в ярости, но предпочла поехать домой и дождаться мужа там.

Вечером, когда Павел приехал домой, она не сдержалась и накричала на него, попыталась ударить его в гневе. Оттаскать за волосы, расцарапать ему лицо. Но Павел, как всегда, вел себя сдержанно, он даже не вышел из себя и не попытался ударить ее в ответ, хотя мог дать пощечину или наорать. Он только уворачивался, перехватывал руки, и, молча, слушал упреки. Потом взял бутылку виски, и ушел в кабинет, оставив ее дальше беситься в гостиной.

«Господи, какая я дура!». Я же изменила ему вчера с Юрой. Она услышала, как открылась дверь, а затем звук приближающихся шагов. Это был Павел, сейчас будет понятно, что с ней. Он подошел, нагнулся над ней.

— Пить хочешь?

Он отвернулся от нее, потом снова повернулся. В руках у него был маленький керамический чайник. Он погладил ее пальцами по лицу, очерчивая его контуры, и поднес чайник к ее губам.

— Ну, давай.

Пару глотков и он убрал чайник.

— Паша, что со мной?

Спросила она. Ее вопрос остался без ответа. Он повернулся к ней лицом.

— Еще какие желания у тебя будут?

— Паша, что со мной?

— Ничего особенного Леночка, ты просто связанна.

Спокойно отвечает он.

— Как? Зачем это?

Ее вопросы остались без ответа.

— Ну что, если ты ничего больше не хочешь, то я пойду.

Он уже начал разворачиваться, чтобы пойти к двери.

— Я писать хочу — Немного смущаясь сказала Лена. «Сейчас он меня наверно отвяжет» промелькнула мысль в ее голове. Какого было ее разочарование, когда она поняла, что он и не думал этого делать. Он повернулся к ней, держа в руках большой кувшин.

— Ты не хочешь меня развязать?

— Ты знаешь, нет.

— Паша, почему все это?

— Тебе лучше знать, дорогая.

— Развяжи меня немедленно!

Заорала она в гневе.

— Ты меня слышишь, мудак, развяжи!

Она увидела, что он перекладывает кувшин, который несет из правой руки в левую, а правая рука взлетает вверх. Она мгновенно ощутила жгущую боль на своей щеке.

— Это тебе за мудака.

— Что ты делаешь, скотина?! Не смей бить меня! Быстро развяжи меня, придурок! Я уеду к маме!

Его правая рука, взлетает еще пару раз, отвешивая ей пощечину за пощечиной.

— Это тебе за придурка.

В Лениной груди все бурлило.

— Ты ублюдок и маньяк!

В отчаянии закричала она ему.

— Как ты смеешь бить женщину!.

Он был спокоен и невозмутим.

— Я бью не женщину. Я учу свою суку.

— Как ты смеешь так со мной обращаться!

Он поставил кувшин на пол, затем поднял руку вверх, к ее лицу. Она попыталась увернуться от нее. Но не получилось. То, что ей не давало смотреть по сторонам, не давало и увернуться от его руки. Он пальцами взял ее за подбородок и приблизился своим лицом к ее лицу.

— Я заклею тебе рот пластырем, если ты не заткнешься, любимая!

Произнес он.

И не заставил себя долго ждать. Он достал упаковку белого широкого пластыря, резким движением оторвал от него кусок и приклеил к губам Лены.

Затем наклонился и поднял кувшин. Она почувствовала, как его рука отодвинула ткань ее трусиков в сторону. Половые губы ощутили края кувшина.

— Ну что, ссать будешь или я пойду?

Ей было стыдно, очень стыдно делать это при нем. Ее щеки покраснели, а глаза сами собой опустились вниз. Она не могла посмотреть на мужа. Он вторгался сейчас в самое сокровенное и интимное. Нет, она не может, не может писать при нем. Она хотела сказать ему об этом, но не смогла произнести ни слова. И в ту же минуту она почувствовала, как его пальцы коснулись ее половых губ и развели их в стороны. Она выгнулась всем телом, пытаясь сдержаться, чтобы не застонать.

— Бля, ты долго будешь строить из себя не ебанную целку, ссы давай!

Она не могла сдержаться, и почувствовала, как маленькая упругая струйка потекла вниз, падая на дно подставленного кувшина. Лене было одновременно стыдно и страшно. Ее щеки горели толи от пощечин, толи от стыда. Она не могла смотреть на мужа. Лена отвернулась от него. За все то время что они вместе, он никогда не ругался на нее, и ниразу не обозвал и не оскорбил. В момент их ссор он все время молчал, парируя все ее нападки холодно и выдержанно. А тут вдруг накричал, и лицо у него при этом было очень страшным, она его таким никогда не видела. Павел удалился вместе с кувшином, а затем снова появился с ним в руках, и, поставив его на пол, подошел к ней очень быстро.

— Может утреннюю сигарету?

Спросил он ее, доставая пачку сигарет из кармана.

— А, Лен?

Подмигнув ей, он положил себе сигарету в рот.

— Ну чего молчишь?

Было видно, что ему доставляло удовольствие издеваться над ней, смотреть как она крутит головой из стороны в сторону. Он протянул руку вниз и что он делал, там ей было совершенно не видно. Но потому как стала натягиваться и резать ей пояс и пах ткань ее трусиков Лена поняла только одно, что сейчас что-то произойдет. Напряжение его лица хруст ткани и то, что было кружевными трусиками, оказывается у него в руке. Она увидела, как он улыбается, смотря на нее. И одновременно ощущает прикосновение там, в районе ее гениталий, чего-то влажного и холодного. Она вздрагивает от неожиданного прикосновения крутит головой и мычит.

— Да любимая, я понимаю, тебе сложно говорить с заклеенным ртом, а курить тем более.

В глазах его проскочили искорки куража.

— Ну вот, немного умылись, теперь можно и тебе дать покурить.

С этими словами он вытаскивает сигарету из своего рта. Она, в страхе от того, что он задумал, попыталась прогнуться и прокричать ему сквозь полотно лейкопластыря. Но раздалось только мычание, а выбраться из пут не получается.

— Ты сейчас, Ленка, выглядишь просто класс и очень оригинально. Я думаю тебе надо посмотреть на себя. Такой оригинальности и экстравагантности, ты, дорогая, не видела еще. Подожди, не дергайся, сейчас покажу.

Опять с издевкой, говорит Павел.

Она ощутила, как что-то теплое гладкое и маленькое, вошло ей между половыми губами. Она продолжала дергаться и прогибаться, и Павел снова успокоил ее шлепком по лицу.

— Я сказал, сиди смирно!

Он исчез в гардеробной и выкатил из нее большое зеркало.

— Вот смотри.

Она увидела себя привязанную к кровати. Ее руки были плотно обмотаны

веревками и привязаны к верхним углам кровати. На ней был одет черный ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх