Рыжая ворона

Страница: 1 из 5

Чем мы готовы заплатить за свою страсть? Какова цена гадости, сделанной ради нее? И где та тонкая нить, оборвать которую нельзя, пробираясь во мраке непонятной жизни? Мальчики находят эти ответы, даже если не торопятся их получить. Они находят их с болью... и с удовольствием.

... Летнее солнце сжигало на теле капли воды, когда я вышел из речки и упал на прибрежный песок. Ощущение после купания, столь частого в дни школьных каникул (их осталось две недели до начала нового учебного года), супер. Закрываю глаза, подставляя лицо палящим лучам. Вдруг слышу отчаянный крик, оборачиваюсь в его сторону и вижу, как под обрывом в реке барахтается чья-то голова, периодически накрываемая речной волной. Вверху, на обрыве, верещит толпа девчонок. Действия всегда сильнее мысли, когда кто-то в беде. Пулей лечу к тому месту, влетаю в воду и рассекаю волны, за секунды оказавшись рядом с тонущим. Девчонка! Захлебываясь, из последних сил размахивая руками, она борется за свою жизнь. Угораздило же ее свалиться с обрыва. Обхватываю хрупкое тельце, прижимаю к себе, и вскоре мы оказываемся на берегу. Аккуратно укладываю тонувшую на песок. Ее подружки уже сбежали к нам вниз и обступили, когда я склонился над ней. Девчонка была без сознания, и мне нужно сделать в такой ситуации все, чему меня учили. Не колеблясь, впиваюсь ртом в ее губы...

Я сплевывал остатки воды, когда она пришла в себя. Только сейчас смог обглядеть спасенную. Невысокая, худенькая, но по виду моя сверстница. Самым же ярким в ней были ее волосы — огненно-рыжие, блестевшие от мокроты, они сливались с усыпанным рыжими конопатками лицом. Я подавляю разочарование. Некрасивая. Ее глазки — светло-карие, казались таким же рыжими, как и все остальное, и с интересом меня рассматривали.

— Спасибо, что вытащил меня, — сказало, наконец-то, это огненное чудо. Мне сразу стало легче. Если заговорила, значит, все обошлось благополучно.

— Ага, только ты на обрыве больше не спотыкайся, — с ухмылкой отвечаю я и уточняю. — Все в порядке?

В ответ получаю кивок.

— Она сама прыгнула, — пояснила кто-то с девчонок. — На спор. И ударилась об воду.

С недетской высоты этого обрыва на нашем районе ныряло всего несколько пацанов, я в их числе. Отчаянность «рыжей» меня поразила. Чуть было не похвалил ее, но сразу оценил, насколько это неуместно. Тем временем подружки осыпали меня комплиментами, как я быстро среагировал и как я здорово плаваю. В ответ озвучиваю (скромно) им факт своего чемпионства школы по плаванию. Еще серия восхищенных отзывов и заинтересованных взглядов.

— Тебя как зовут? — спросила «рыжая». Она уже полностью восстановилась, словно и не тонула минуты назад. «Рыжая» стояла на ногах и поправляла купальник оранжевого цвета (в тон самой себе). Отмечаю, что ее худенькая неразвитая фигурка не вызывает во мне ни нотки интереса. М-да, Анжелину Джоули спасти, наверное, не судьба.

— Влад, — отвечаю я. Можешь запомнить мое имя, снисходительно думаю я, хотя общаться мы никогда не будем.

— Марина, — знакомится она со мной. — Я тебя знаю. Ты в соседнем дворе живешь, я недавно сюда переехала.

— Красивый мальчик тебя спас, — замечает одна из подружек. — Такого можно и самой вытащить.

Девчонки одобрительно засмеялись. Пора валить. Трещать с этим бабским трибуналом нет никакого желания. Быстро прощаюсь с пожеланием никому никогда не тонуть и отправляюсь восвояси, спиной сканируя перешептывания девчонок и (совершенно стопроцентно) — взгляд «рыжей».

... Первый урок первого сентября в моем «десятом В». Когда все расселись за парты, появилась «классная». Да еще с кем! На пороге класса с сумкой в руке стояла моя рыжая утопленница.

— Ребята, познакомьтесь. Это — Марина. Она будет учиться в нашем классе. Помогите влиться девочке в наш дружный коллектив.

И «классная» предложила Марине сесть за первую парту, к Ольке. Дальше произошло нечто ужасное. «Рыжая» в свою очередь осмотрела класс, заметила меня, зацепила своим рыжими глазами пустующее рядом место и четко пошагала ко мне.

— У меня дальнозоркость, Наталья Петровна, мне нельзя сидеть близко к доске, — уверенно пояснила она «классной», и ее сумка, а затем и она уселись сбоку.

— Ну, здравствуй, — услышал я это рыжее чудо. По классу прокатились перешептывания, а я молчал, чуть не провалившись от стыда. Неужели все решили, что это чучело — моя подружка?

— Здесь Вован сидит, — холодно замечаю я Марине, подавляя в себе раздражение.

— А мы попросим его пересесть, — спокойно парирует она. Балбес Вован, мой приятель, появившийся по обыкновению разгильдяя на второй урок, попробовал было качать свои права за место под солнцем (последняя парта, где тебя не видно). Сразу напоролся на аргументы «рыжей» в форме рассказа-чуши про больное зрение, сопровождаемого жестким рыжим взглядом. Да, это был ее характер. Она не пересела бы, даже если бы Вован, чувак без башни, начал ее лупить. Полкласса наблюдало на перемене эту сцену. Неожиданно для всех Вован осек свой гонор, сник и сел за первую парту к Оле. В ответ Марина поблагодарила его и посмотрела на меня.

Так смотрят на свою собственность. Одноклассницы захихикали, а я лишь что-то пробормотал. Уже позднее я узнал, что класс для учебы Марина выбирала строго тот, в котором учусь я. Вот так вот все и начиналось...

Легко ли объяснить девчонке, что она тебе не нужна? Что все, что она делает, и все, о чем она мечтает — лишь бредня, пустая сказка, придуманная ни к чему ею самой. И что все будет по-другому, не так, как нарисовано в ее голове. Я проходил этот экзамен по объяснениям все последующие два года, пока мы оканчивали школу — с девчонкой, за которой твердо закрепилась кличка — «рыжая». Стоит отметить, что в классе она сразу оказалась особенной. Эдакой вороной, но в ее случае — не белой.

— Рыжая ворона, — насмешливо обозвалась наша классная красотуха Танька (с которой я пару раз целовался) после того, как Маринка однажды решила поставить ее на место. Девчонки Марину не любили за дерзкий, но сильный характер, а парни относились снисходительно к ней, одновременно посмеиваясь надо мной. До издевок не доходило. Все же в школе меня уважали.

Она ждала меня после уроков, чтобы пойти со мной домой. Я отвязывался от нее как мог. На «23е» и на день рожденья — Маринкины непременные подарки, причем сделанные своими руками. Связанный свитер хвалила моя мама, а папа одобрил вишневый пирог (не выкидывать же). Я ничего не дарил в ответ. Она ухаживала за мной совершенно по-мужски, приглашала куда угодно. Только бы оказаться вместе.

— Да она бегает за тобой, как сучка, — определил однажды в компании друг Серега. Все присутствующие пацаны отпустили комменты разного содержания.

Я не молчал. Несколько раз объяснял Маринке, что между нами ничего быть не может.

— Может, — услышал я в ответ как эхо. Тогда я просто послал ее. Грубо. Она обиделась. Ушла. Но не исчезла из моей жизни.

У меня начинались первые отношения с девушками, ухаживания, свидания, но Марина всякий раз находила возможность напомнить о себе. В «одиннадцатом» классе все написали сочинения на тему, чем мы займемся после школы. «Выйти замуж за Влада» — было написано в ее планах. Фамилия «Влада» не указывалась, но весь класс смеялся, когда Наталья решила вдруг отметить сочинение Марины за высокую художественность и осмысленность изложения. А для меня — очередная порция краски в лицо. Вздохнул, когда школа закончилась, а я поступил в институт. В престижный, юридический, как и положено сыну своего папы, ставшего к тому времени прокурором города. В этот ВУЗ Марине — девчонке из простой семьи, путь был заказан, и она благополучно не прошла в него по конкурсу, хотя и подала документы вслед за мной. Мы стали видеться реже, она лишь иногда встречала меня во дворе, поскольку жила по соседству, ну и продолжала поздравлять с разными праздниками. Надо отдать должное, Марина стала меняться внешне. Угловатая тощая фигурка преобразилась, появились ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (34)

Последние рассказы автора

наверх