Рыжая ворона

Страница: 3 из 5

наоборот, живет своей жизнью. Расстегивает ширинку и вытаскивает из трусов член. Вторая рука обхватывает девушкин затылок и медленно подводит к нему. Она не сопротивляется. Она все поняла. Я не знаю, если у нее в этом опыт, но открытые девичьи губы подтверждают ее согласие. Член накачивается, словно длинный воздушный шар, как только влажная теплота Маринкиного рта втягивает его в себя. Ласковое щекотанье доводит меня до мурашек. Из моего горла издается стонущий звук, а глаза, поднятые вверх, теряют из вида луну...

Мне девчонки никогда не делали минет. Я не настаивал, довольствуясь традиционным соитием, а сейчас впервые ощущал силу этой ласки. Марина всасывала член в себя, как ребенок, дорвавшийся к леденцу, и я посмотрел на нее снизу вверх. Ходящая взад-вперед девичья головка и рыжие распущенные ею волосы закрывали сосущие губы, но открывали мне огромное удовольствие. У меня давно не было секса. Чувствую, как шарик внизу вот-вот лопнет, но не вытаскиваю его. Будто молния ударяет в спину, и я со стоном удовлетворения изливаюсь потоком Маринке в рот. Она обхватывает член в этот миг особенно плотно и глотает жидкость вовнутрь. Выпивает, словно коктейль. Наконец, высвобождает мой конец, сидя достает из сумочки салфетку и вытирает остатки события на губах. Не поднимаясь, смотрит на меня. Ждет, что будет дольше. Уйду я, приглашу уйти с собой или останусь с ней здесь? Решение у меня уже есть.

Мы сидим над обрывом прямо на траве и разговариваем на отвлеченные темы, не торопясь домой. Глубокая ночь. Полчаса мне понадобилось, чтобы восстановиться и запросить продолжения. Рука легла Марине на голые ноги, и она приняла ее. Я запустил ладонь ей в трусики, нащупал заветную дырочку и начал водить по ней рукой. Вскоре она стала влажной, Марина тяжело задышала, вцепилась в меня, и я, ощутив твердую эрекцию внизу, повалил девчонку на траву. Раздвигая девичьи ноги, одновременно освобождаю Маринку от трусиков. Белоснежное женское белье летит на растущий рядом куст. Наваливаюсь на Марину сверху, член уже вытащен наружу, и я рукой подвожу его вплотную к лону. Медленно надавливаю под ее стоны, протискиваюсь сквозь узенькое отверстие, натыкаюсь на препятствие. Как я и предполагал. Ей больно, но дикое желание не дает мне отступить. Продавливаю ее плеву и вскоре, под Маринкин крик, полностью погружаюсь вовнутрь. Член покрывается алой липкостью, и я перевожу взгляд на закрытые девичьи глаза. Она стонет, уже облегченно от отступающей боли. Губы девчонки расплываются в возбужденной улыбке. Ее девичество закончено.

Она крепко обхватила меня руками, пока я раз за разом входил в нее сверху. Я был резок и нетерпелив с доступной девичьей плотью. Влагалище уже расширилось и впускало мой конец на нужную глубину, болевые вздохи Маринки сменились стонами, полными возбуждения. Она ждала этого и вручила свою девственность легко и без колебаний, как припрятанный отложенный подарок. Я просто его принял, как что-то необходимое в данный момент, и вовсю пользовался ее нежным податливым телом. Оголил ее грудь, отметив, как она выросла, приобрела округлость и соблазнительность формы. Теребил пальцами твердость сосков, впивался в них губами, заводя и ее, и себя самого. Гладил ладонью ее пухлую попку и клитор. Вбирал в себя ее стоны и ласковые слова, отдавая взамен усиленные толчки. Это незапланированное соитие продолжалось столько, сколько позволяло мое изголодавшееся по фрикциям тело. И лишь насытившись, я замер, застыл как обрыв, когда, доведенный до оргазма, спускал в ее дырочку сперму под наши общие крики.

... Она надевала платье, встав на ноги и демонстрируя мне свою обнаженную фигуру. Подтянутая выпуклая попка, ровная спина и выпирающая грудь. Отмечаю, насколько фигурка Марины неплоха. Сравниваю ее с Леной и сразу отгоняю сравнение, почувствовав уколы подобравшейся совести. Да, совесть быстро нашла меня, и мне стоило усилий заглушать ее, пока я проводил Маринку до дома. Она почти все время молчала, ждала моих слов, а я не знал, что сказать. Поблагодарить ее за проведенное время казалось мерзким. Сексуальное удовлетворение благодаря чувству девчонки, да еще перемешанное с изменой любимой девушке — вот итоги этой злополучной ночи. Не хочу ничего анализировать сейчас, заставляю себя отключить полезшие мысли. Возле ее парадного она остановилась, развернулась ко мне, вплотную подставив свое конопатое личико. Неужели рассчитывала на поцелуй? Я не целовал ее даже в моменты пика возбуждения, когда она дергалась подо мной там, на обрыве. Не будет поцелуя и сейчас.

— Ну, пока, — холодно говорю я, будто выливая на нее ледяное ведро. Она разочарована, даже подавлена, но не выказывает никаких претензий. К моему подобному поведению эта рыжая девчонка привыкла. Что должен был изменить случайный секс? Маринка порылась у себя в сумочке, достала клочок бумаги, ручку и черканула ряд цифр.

— Захочешь увидеться — звони, — и, вручив номер телефона, резко развернулась и исчезла за дверью парадного. Вот так вот.

... Я не звонил Лене три дня, пока, наконец-то, не услышал ее голос в трубке.

— Владик, что-то случилось? Ты не звонишь... Обиделся?

Вечером я приехал к Лене в гости. Не буду описывать, что творилось у меня в душе эти дни, после секса с Мариной на обрыве. Я ожидал, что «рыжая» от меня теперь вообще не отвяжется, но, к моему удивлению, она не искала встречи со мной и не звонила. Что ж, тем лучше. Измену Лене я пытался оправдать ее отказами, своим воздержанием и еще черт пойми чем, но понимал, что это все лажа, самоутешение, а на самом деле я перешел черту, установленную любимой девушкой. Да еще с кем! С девчонкой, не вызывавшей во мне даже симпатии. В общем, отвратительно. Поскорее бы все забыть... Лена, когда мы оказались одни в ее комнате после чаю с родителями, не осознавая этого, решила помочь мне. Она обняла и прижала меня к себе, а я уткнулся лицом в ее грудь, колыхавшейся при участившемся дыхании сквозь тонкое платье. Моя рука заползла под него, провела по голым ножкам. Она не убрала руку. Член стоял колом.

— Леночка... — шепчу я. — Хочешь, приласкаю тебя? Не бойся, ничего большего не будет.

Я, не дожидаясь разрешения, оказался перед ней на коленях, будто провинившийся мальчишка (а так оно и есть!). Приподнимаю ее платье и ныряю под него головой. Леночка шепчет в ответ «не надо» и «дома родители», но ее отталкивания слабы, откровенно проигрывая любопытству. Знаю, что никто из ее родных не заходит в эту комнату, когда мы одни, без стука, потому позволяю себе действовать.

— Хочу сделать тебе хорошо... — настойчиво шепчу я и медленно стягиваю резинку ее трусиков. Развожу в стороны ее стройные голые ножки, распахиваю ее, словно книгу, и впервые вижу Леночкину дырочку. Девушка замерла, как заколдованная, не решаясь больше протестовать. Впиваюсь в лоно языком, ввожу его вовнутрь, трепетно касаясь половых губ. Леночка застонала, и, испугавшись собственного звука, зажала себе ротик. Так и держала его заткнутым ладонью, пока я аккуратно вылизывал ей влагалище. Она оросила мои губы появившейся влагой, от чего я завелся еще больше. Нежно, без лишней суеты, подавляя в себе желание наброситься на Леночку и насладиться ее наготой, я ласкал ее снизу. Когда я обхватил губами и защекотал языком ее клитор, Леночка задрожала и с приглушенным стоном кончила, передав мне импульс от накатившего оргазма. Ее ноги были по-прежнему раздвинуты, обхватив мою голову. Ее ладонь благодарно гладила мне волосы...

— Я люблю тебя, — произнес я тихо, глядя в ее бездонные голубые глаза, когда мы лежали на диванчике. — Выходи за меня замуж, Лена.

Она согласилась. Я был счастлив. История с Маринкой улетучилась в мгновение ока. Я словно искупил вину, сделав предложение отдать свою свободу взамен за обладание Леночкой.

— Папа, мы с Леночкой решили пожениться, — объявил я отцу на следующий день. Мне нужна его поддержка и одобрение. Отец положительно воспринимал мои отношения с Леной, считая ее приличной девушкой из серьезной, столь же ...  Читать дальше →

Показать комментарии (34)

Последние рассказы автора

наверх