Трофей. Часть 2

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2

Страница: 2 из 6

ненужного ребёнка. Проблема ещё требовала решения, и он прикидывал варианты.

Как-то подсев к бесполезно лежащему ноутбуку (с тех пор как он начал приходить сюда, ни разу не видел его включенным), Виктор зашел в соцсети и пробежался по их страничкам. Пароли были беспечно сохранены, видно молодежь не имела друг от друга тайн. Все точно у близнецов; одинаковые профили с одинаковыми фото, такие же фотоальбомы с сотнями изображений. «Влюблен в Нелю», «влюблена в Сашу» — актуальные когда-то статусы... Когда-то... Последние даты посещений — аккурат перед аварией... Мрачно он листал романтические фото, просматривал веселую переписку со всяческими приятелями и подружками, где непосредственные любовники договаривались о неких вечеринках, совместных прогулках, поездках... Со сложными чувствами открыл их взаимную переписку времен ухаживания. Интимные и чувственные фразы... Море любви и обожания... Он такое никому не писал, его так никто не называл... Как-то не случилось... Переборов сильное желание запустить гаджетом в стену, он замер перед увеличенной фотографией, где брат и Неля лежали на животах на пляже, накрыв головы одной шляпой, держа её руками, и смеялись в объектив. Такие радостные... Враждебно изучив родные лица, мстительно подумал, что получается, они наказаны за такое вот показное счастье.

— А разве можно вот так, без спроса? — раздался за спиной её чужой голос. У неё дрогнули губы, и она часто заморгала. Ухмыльнувшись, он неспешно закрыл ноутбук.
— Моё время, — снисходительно подумал он. — У меня будет страничка не хуже и фото больше. Только мы! Встал и, глядя на неё, расстроенную, расстегнул брюки.

Забрав Нелю с малышом и с её мамой от какой-то больницы, вполуха прослушав болтовню женщин и кивнув выходящей мамаше, он направил зеркало на девушку. Её лицо было озабоченно, и он недовольно поморщился: опять будут капризы.
— Не давай ему спать сейчас, — намекнул он на клюющего носом ребенка. — Уложишь дома. Она не сдержала тайного вздоха, слегка встряхнув сына.
— Она знает правила, — успокоил себя нисколько не сочувствующий ей мужчина. — Секс состоится в любую погоду! Она будто бы порывалась что-то сказать ему, но не решалась — так ему, во всяком случае, показалось.
— Хочет — скажет! — подъезжая к подъезду.

— Витя, поговорить с тобой хочу, — шепотом, качая кроватку. — Не раздевайся, давай на кухне.
— На кухне — потом, сначала — в кровать! — начав расстегивать ей одежду. Не слушая сдавленного шепота, он спустил с неё брюки вместе с маленькими трусиками и закатал вверх свитер. Толкнув её, бормочущую про важный разговор, на спину, мужчина вжал лицо меж её бедер и втянул в рот терпко пахнущие нежные губки. Она гибко извилась на постели, пытаясь оттолкнуть его коротко стриженую голову. Схватив её руки, удерживая их одновременно с отбивающимися ногами, он уже без суеты и борьбы старательно облизывал розовую вагину, не пропуская ни кусочка кожи. Каждый раз поражаясь её застенчивости касательно оральных ласк, он не раз гадал, а знала ли она их раньше. На как-то заданный прямой вопрос она не ответила, а брата он и вовсе никогда не спрашивал. Всегда одинаково воспринимая начало кунилингуса, она научилась терпеть его, покоряясь мощному напору любовника. И вылизывая раскрытые створки её влагалища, нажимая языком на нежный клитор, он каждый раз давал себе зарок, что вот сейчас он встанет с неё и притянет к своему вспухшему органу её смущенное личико, чтоб раз и навсегда дать понять, что ему нравится. Но жалея её, откровенно не любящую нетрадиционный секс, как-то не решился настаивать. Отложив на будущее. Поэтому и сегодня перевернулся на спину и потянул её наверх.

— Витя... — всё что-то бормотала она, но поймав безапелляционный взгляд, послушно села на его член. Он любил эту позицию — «она сверху». Без стеснения можно было разглядывать любимую женщину во всей обнаженной беззащитности. Переплетать её тонкие пальцы со своими, любуясь их изяществом. Рисовать волны на её подрагивающем животе, утопая палец в нежном пупке. До исступления мять и крутить высокие груди, наблюдая за текущими меж своими пальцами прозрачными струйками молока. Размазывать его по оливковой коже, смешивая с выступающими капельками пота. Массировать пальцами её остренький темный клитор, скользящий по его стволу. И мокрой от её соков рукой гладить дорогое лицо, проводить меж приоткрытых губ, упираясь в крепко сжатые зубы. Ничего лучше в своей жизни он не испытывал и очень ценил эти минуты, продлевая их как можно дольше. Никакая иная женщина, включая постоянную сожительницу, не вызывала у Виктора подобных эмоций.

Расслабленно улыбаясь и ожидая пикового момента, всегда сладостного с Нелей, он заметил, что она двигает губами, как в немом фильме. Нахмурившись и спустившись с небес, он прислушался.
— ... ты поговоришь... договоришься... убедишь... тебя послушает, а меня и слушать не хочет...
— Это так срочно? — иронично ей. — Даже кончить не дашь?
Видно озабоченная этой своей проблемой, девушка не умолкала, даже ускорив скачки на нем. Вынужденный отвлечься от приятного, он с трудом впускал в себя путаную информацию, выдаваемую ей прерывисто и задыхаясь.
Он сжал её маленькие ягодицы, а она упала на него и прошептала в самое ухо содрогающемуся в ней мужчине: — Поговори с врачом... чтоб разрешил аборт.

Не выходя из неё и прижав к себе, он уже спокойнее расспросил её, в целом догадавшись обо всем. По её словам выходило, что срок беременности был таков, что согласие на аборт пришлось бы давать врачебной комиссии, а врачи не хотели с ней связываться и брать на себя ответственность за последствия. Гораздо проще ей было родить — так выходило со слов участкового гинеколога. С Нелей произошла история, регулярно случающаяся с кормящими матерями: они не предохранялись, надеясь на устаревшие предрассудки, и «залетали».

Гладя её по голове и выслушивая почти детские обиды, он улыбнулся своим мыслям, пришедшим в голову одновременно с услышанными от неё.
— Думаю, его нужно оставить, — удерживая её, пытающуюся возмущенно подняться с него.
— Нет, не нужно! — импульсивно вскрикнув. — Я не хочу! Мне не нужен ребенок!
— А что если я хочу? Если мне нужен? Моё мнение учитывается? — насмешливо поглаживая её вспотевшую спину. Она поднялась с него, выпустив опавший пенис, враждебно посмотрела несчастным взглядом на его смеющиеся губы. Прозрачные струйки потекли по её ногам из приоткрытого отверстия. Такой трогательно-обиженный у неё был вид, что он встал и пошел за ней.
Зайдя к девушке под душ, повернул её к себе: — Ты понимаешь, как нам повезло (имея в виду больше себя)?
Отвернув лицо от водных струй и порывисто вытирая глаза: — Нет нас! Нет! И не было никогда! Не хочу ребенка от тебя! Сама все сделаю! Без тебя! Толкнула его и вышла.

Она плакала на кухне, чтоб не разбудить сына. Войдя, Виктор присел.
— ... предала тебя... — расслышал он сквозь тихие всхлипывания, — ... прости, Сашенька... дрянь я... хотела как лучше для нашего Пав... Острые плечи затряслись. Мужчина понимал, что он лишний в этой беседе влюбленных.
— Она всегда будет говорить с ним, — как-то отрешенно подумал он. — Не со мной. И это был факт, с которым требовалось примириться. В нем закипала злость на неё, её упрямство, на того, кто всегда ей будет ближе, чем он. Было необходимо любым образом переломить ситуацию, и Виктор предпочёл не стесняться.

— Он не ответит. И не придет. И ты уже не с ним, а со мной. И я тебе сделал ребёнка, у которого будет отец, — жестоко произнес мужчина, подчеркнув слово «будет». — Мы...
Она повернула к нему покрасневшее некрасивое лицо: — Я не оставлю его... Что-нибудь придумаю... Родители помогут... Обойдемся без тебя... Подавитесь своими квартирами и деньгами! Мы с Павликом и сами сможем... Я ещё буду счастлива, увидишь!

Он принял вызов, насмешливо изогнув губы. — Счастлива? Без меня? Уверена! Ты кого-то конкретного имеешь в виду? Сашку ты сразу предала ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх