Трофей. Часть 2

  1. Трофей. Часть 1
  2. Трофей. Часть 2

Страница: 6 из 6

коляску, не расцепляя рук.

На первые робкие просьбы привезти Павлика, он только отмахивался: — Они его там в зубах таскают. Пусть тешатся! Осторожно подбирая слова, Неля напомнила о его обещании нанять няню, чтоб ей было не тяжело с 2 малышами. — Милая, разве я не лучшая няня для вас? Ты недовольна моей помощью? — вновь отшутился он. Наконец по её просьбе отец привез Павлика и оставил, подозрительно долго выспрашивая, правда ли Виктор не против. — Конечно, нет, — смеялась Неля, — почему это он против? Вернувшийся с работы муж посмотрел на них недовольным взглядом: — Почему не спросила у меня? — Ты о чем, Витя? — изумилась девушка.

Мужчина настороженно следил за малышом, с любопытством разглядывающим младенца через прутья кроватки. Дети не были похожи.
— Братишка, это твой братишка, — втолковывала соскучившаяся Неля, целуя Павлика. Виктор хмуро отвернулся от этой «идиллии»: племянник в неё никак не вписывался.

Он выдержал всего лишь несколько дней этого «детского сада»; чаще обычного простодушная Неля просила помочь там-то и тут-то то с этим малышом, то с тем, и хотя в основном справлялась сама (дети не болели), но Виктор решил, что устал.
— Собери его к родителям, — велел он. Недоумение жены усыпил ложью: бабушка и дедушка скучают по внучку, игрушки купили, пару дней погостит. Пожав плечами, Неля собрала сумку.
— Всё в порядке, Витя? — обняла она хмурого мужа. Не отвечая, он дернул племянника за ручку и увел. Глядя в окно на садящихся в машину родных, девушка терзалась дурными предчувствиями.

Виктор серьёзно поговорил с родителями: внук должен остаться у них или он за себя не ручается.
Те обмерли: — Ты хочешь лишить Павлика матери? Неля — плохая мать?!
Не вдаваясь в долгие и путаные рассуждения, от которых он только зверел, мужчина настаивал: — Забирайте и всё! Не хочу его видеть у себя! Все уговоры родителей, что это его родной племянник и Неля ему этого не простит, не возымели результата.
— Не нужен!
Те переглянулись: — Сынок, ты всё ещё не можешь справиться с ревностью? Но ведь его нет, а это ребенок!

Они попали в точку: ревность — вот самый ужасный мучитель, истязающий его душу, не оставляющий ни на миг. Ревность — несмотря на полную победу над соперником и захват его имущества. Ревность — невзирая на обладание самым ценным трофеем. Ревность — вопреки кажущейся семейной гармонии. Одна лишь фраза «я тебя не люблю», и ревность разрослась до гигантских размеров и поглотила всего без остатка. Он с этим жил и не собирался бороться. Он защищался.

Несколько дней в семье был мир — та идеальная картинка, нарисованная им в сознании: он, Неля и их сын. После вечерних семейных хлопот, уставший, он ложился в постель в томительном предвкушении: жена милым минетом избавляла его от лишнего напряжения и спермы. Поглаживая волосы старающейся девушки, он выбирал время, чтоб сообщить ей о своем решении, но все откладывал. Выплеснув белесую жидкость ей на язык, он испытывал такую благодарность и наслаждение, что жалел её и не портил момента.

Разговор завела Неля. Сразу после орального сеанса, выйдя из ванной и прижавшись к его боку, тревожно поделилась с ним, что позвонив родителям и попросив привезти сынишку, услышала отказ и какие-то нелепые отговорки, дескать, это сын запретил отдавать внука.

Она испытующе взглянула на него: — Что это, Витя? Шутка?
— Разве нам без него плохо? Мне сейчас очень хорошо! — блаженно раскинувшись и ощущая тепло её тела.
— Я серьёзно.
Вдруг он нагнулся над ней, подчиняясь мгновенному импульсу: — Ты любишь меня?
Она смутилась и постаралась спрятать взгляд: — Зачем ты спрашиваешь? Разве тебе плохо со мной? Ответ был более чем ясен, он откатился на спину: — Не всегда... Сейчас было хорошо... И вчера тоже... Собравшись с духом: — Какое отношение это имеет к Павлику? Что значит «не велел привозить»? — Завтра поговорим, — отворачиваясь. — Спи!
Она ещё тормошила его, но он вскоре захрапел.

— Нет, — тихо плакала Неля на кухне, по традиции боясь разбудить нового младенца. — За что ты так со мной?! Что я тебе сделала!? Он ожидал нечто подобное, поэтому не удивился и сохранял хладнокровие. — Там ему будет лучше, поверь! А родителям — с ним. У них смысл жизни, можно сказать, появился, разве не видишь, как они состарились из-за всего?!
— А мне как жить из-за их смысла жизни? А Павлик без меня?
— Что значит без тебя? Ты себя послушай?! Он будет жить на соседней улице, встречайтесь, хоть каждый день! Но не здесь, не при нас.
— При нас? Витя, каких «нас»? Мы ж ему родные!
Она шла за ним, собранным на работу, по квартире к выходу: — Витя! Подожди! Скажи, что я не так сделала? Я тебя обидела? Прости меня за всё, прошу! Витя, ну что ты хочешь? Верни Павлика, как я без него!
Её крики ударились о захлопнувшуюся дверь и разбились о тишину. (sexytales.org) Изучив закрытую дверь, она горько зарыдала, закрыв руками лицо. Заплакал разбуженный младенец.

Вечером он застал её сосредоточенно-погруженной в себя. Она механически подала ему ужин, сначала вышла, потом вернулась. Села напротив и задумчиво смотрела, как он ест.
Отодвинув тарелку: — Говори что надумала. Я же вижу...
Глядя в пол: — Не хочу обижать тебя, ты много для нас сделал. Наверное, ты за что-то злишься на меня. Наверное, за прошлое. Не знаю... Может, мне уйти и тебе станет легче? Мы уйдем, Витя. Не будем раздражать тебя...

— Ты уйдёшь, — вставил он.
— То есть, как я? — растерялась она.
— Ты и твой сын. Мой — останется со мной.
Против обыкновения она не стала плакать. Долго молчала и, наконец, выдавила из себя: — Я тут много думала: и так, и этак. Догадывалась, что ты так скажешь. Наверное, ты не любишь отдавать своё.
Изучила его спокойное лицо, чему-то слегка улыбнулась: — А ты сможешь жить без меня, уйди я?
Он склонил голову к плечу: — Жил же раньше... Баб много.
Её передёрнуло.

Супруги долго сидели напротив друг друга в тихой квартире, кажущейся пустой. Она ушла кормить ребёнка, Виктор беззвучно зашел и прислонился к проёму.
— А ты сможешь жить без него, без нашего сына? — уточнил он. Неля отвернулась и вытерла глаза.

Ночью они впервые после родов занимались любовью — пришло время. Она не противилась, но отворачивала отрешённое лицо, не давая целовать себя. Он понимал, что его любовь к ней велика, но желание поступить по-своему и выстроить свою жизнь комфортно пересилило искреннее чувство и убило всякую жалость. Слёзы? Каприз и только! Как всегда в отношениях с Нелей он рассчитывал на побеждающее в конечном итоге её благоразумие. Многократные примеры которого он наблюдал.

Виктор поднялся с неё и сел в кольце её ног. Она лежала доверчиво раскрытая перед ним, вскинув руки над головой. Двигаясь в ней, он изучал выражение её лица — беззащитное. Погладив её живот, скользнул пальцем вниз к раскрытым створкам влагалища, к средоточию её страсти. Нащупав слегка выступающий бугорок, он начал неглубокую круговую стимуляцию. Она тихо вздохнула. Желая придать ей сил, он обхватил её тонкую щиколотку, прижал к своей щеке и поцеловал. Прошелся губами по всем изящным пальчикам и втянул в рот большой с ярким ногтем. Придерживая её гладкую коленку, другой рукой усилил нажим на затвердевший конус. И вдруг она заметалась перед ним, волнуясь с каждой секундой все сильнее.

Он с интересом всматривался в меняющееся выражение её лица, на котором, казалось, отражались поочерёдно все этапы первого с ним оргазма. Догадавшись, он прикусил дрожащий в его рту палец, не останавливая ни на миг скольжение в ней. Она сжала ладонями искаженное лицо, опустила руки на грудь, будто бы удерживая выпрыгивающее сердце. Кусая губы, наконец, застонала незнакомым низким голосом и, спохватившись, зажала рот, верно, позабыв, что кроватка теперь не рядом. Поддавшись охватившему её вожделению, темпераментно подалась на него, прилипнув к его паху и спазматично сжав мышцы вагины. Она почти выгнула дугой налившееся свинцом тело, выдернула палец у него изо рта и сдавила мужчину в кольце бёдер. Конвульсии сотрясли её тело; она хватала ртом воздух и шептала «да-да!», пока мышцы её не расслабились, лицо не прояснилось и приняло уставшее выражение.

Погладив последний раз влажный твердый клитор, он приостановил толчки в ней, любуясь своей темпераментной женой, только что на его глазах сбросившей маску снегурочки. Он нашел её волшебную кнопку, она у неё, разумеется, была как у всякой нормальной женщины. Обнаружение было делом времени. И это время удачно совпало с обретением ими семейного счастья, как он его понимал. Теперь у него не было сомнений, что все его решения верны. Избавление от призрака прошлого освободило её от скованности, и она полностью раскрылась для него. Наверняка, и она тяготилась этой затянувшейся привязанностью к былому, но с этого момента никто не помешает им принадлежать друг другу, как сейчас принадлежала ему жена. Он поднял её на свои бедра и впился в измученные губы.
— Ты моя... по-настоящему моя... никому... никогда... не отдам, — шептал он. Взяв за ягодицы, он энергично нанизал её на разрывающийся член и вскоре кончил. Она посидела немного на нем, осторожно высвободилась и убежала в душ, наученная горьким опытом.

— Я не знал тебя такой, — обняв её, влажную после ванной.
Вздохнув: — Я тоже тебя иногда не знаю.
— Раскроешь свои секреты? — пропустив двусмысленный намек. — Как тебе ещё нравится?
— Мне нравится... когда... не нужно никого обижать... Тогда я тоже смогу... забыть и быть счастливой, — понижая голос до едва слышного шёпота, раздельно произнесла она. И все равно он был доволен.

Провожая его на работу, Неля с надеждой вглядывалась в его бодрое лицо, пытаясь прочитать в нем нечто. Целуя её выжидающе приоткрытые губы:
— Будешь у родителей — передай там всем привет! Она постояла у закрытой двери и отправилась собирать сына в гости.

В один из последних разговоров, среди многих, пытаясь убедить его: — Ты говорил, что я для тебя... что ты любишь меня. Как же ты можешь так... ?
— Тебя. Тебя и нашего сына.
— Да ведь я и Павлик... одно целое.
— Нет. Только ты! Мы и наш сын — вот одно целое! Никого больше! Ты не устаешь от пустых разговоров?

Виктор нанял сыну няню, теперь Неле стало проще навещать Павлика одной или с младшим братишкой. Дети трогательно общались, радуя её. Сперва муж выказывал недовольство стремлением жены постоянно ездить к сыну. Выговаривал вечерами насчет «опять тебя днём дома нет», «почему по телефону мне отвечает няня?» и «сына забросила», имея в виду общего. Она упрямо помалкивала, но поступала по-своему. Больше ему придраться было не к чему, так как в остальном она являлась идеальной женой и матерью. Поворчав, он махнул на ситуацию рукой.

Сын Саши живет, обожаемый дедушками и бабушками. Он знает, что у него есть братик и дядя, последнего, впрочем, он видит редко. Часто его навещает мама, гуляя и играя с ним; он уже не просится к ней домой, зная, что нельзя. Со временем Неле перестали задавать неудобные вопросы про старшего сына, привыкнув к необычности ситуации. Виктор привычно считает жену самым лучшим подарком своей жизни, почти перестав ревновать её к прошлому. Он засыпает и просыпается довольным рядом с Нелей. Даже её родители уверены, что ей повезло с мужем. Оба выглядят счастливыми, обнявшись и мирно беседуя, когда гуляют с ребенком. Все знакомые называют семью Виктора идеальной, с чем он полностью согласен.

Семьи, где детей воспитывают бабушки и дедушки при живых благополучных родителях, знает автор.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

6 комментариев
  • Дмитриева Марина
    25 июля 2014 8:28

    Спасибо за рассказ. Читала с большим интересом, хотя пришлось прерваться и бежать на работу. Уф, прибежала первым делом дочитала. Сильные чувства героя завораживают. Что касается ситуации, ситуация очень печальна, но я тоже знаю семьи, в которых мужчина так и не смог принять чужого ребенка и дети живут по большей части у дедушек и бабушек. И мужчина наоборот даже выискивает недостатки в чужом ребенке, вот мой такой-то, а тот такой-то. Сердцу не прикажешь. Хотя для меня лично это не понятно, как можно любить женщину и не любить ее частичку. В герое слишком много эгоизма и других измов. Да еще и деньги, зависимое положение жены, дает всему этому разгуляться. Это идиллия, в которой зреет конфликт и разлом. Когда-то грянет буря. Надеюсь, автор поделится с нами этой бурей. Оценка — конечно же 10.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Camilot g___
    25 июля 2014 18:46

    а по мне женщина оказалась тряпкой отдать своего ребёнка поп рихоти мужика... ужас

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Химера (гость)
    25 июля 2014 21:21

    Именно! Пиздец какой-то... Не мать, а проб*ядь какая-то! Променяла сына на член... От рассказа мерзкое чувство, возбуждения ноль, одна злоба на Виктора и на дуру-мамашу.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Dym
    28 июля 2014 13:30

    Признателен за рассказ. Написал по оценку 10, но затем стёр. Такой рассказ стоит вне оценок.
    Вопрос один: насколько реален последний эпизод с нахождением «скрытой» эро-зоной?
    Химере: вспомните, у героине уже два сына

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    adgadg (гость)
    29 июля 2014 10:25

    Есть у меня один знакомый, примерно такой же страшный человек, как главный герой рассказа. Ложь, насилие, шантаж, угрозы — вся его суть. А снаружи он идеален. Очень надеюсь, что это выдуманные рассказ. В реальности такие животные жизни не заслуживают. Я бы на месте матери прирезал его во сне, плюнув на последствия. И уж точно бы не сдался так. Думаю, это неподходящее место для такого рассказа: возбуждение стремится к нулю, длинный рассказ, наполненный страданием, болью и тихой ненавистью, хэппи-энда нет. Зачем?

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    shernaz (гость)
    31 июля 2014 9:20

    Рассказ, конечно же, вымысел. Возбуждение? Да, ноль... На минуточку: я здесь читала про то, как какают в рот насилуемой женщине, и писают... Возбуждение? Ну, не знаю... Страдание? Не больше чем вокруг. Скрытые драмы, каких много

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх