Соседка

Страница: 4 из 13

Наташа задрала подол юбки, открыв мне, гладкие, округлые бёдра с чёрным, мохнатым треугольником у их основания.

— Ну, давай же... — поторопила она, широко разводя ноги. — Полижи мой пирожок.

Последовав за ней, я немного помедлил, бесстыдно любуясь очаровательным местечком, по праву, принадлежащим только Николаю.

Её орган, в отличие от многих, виденных мною, отличался красивой, правильной формой, словно был вырезан искусным мастером и вызывал во мне унизительное желание целовать — это, по своей сути срамное, место. Зарывшись носом в кудрявые заросли, я, как кот о валериану, с вожделением потёрся лицом о влажную, пахнущую мочой, шёрстку, впервые открыв для себя, насколько привлекательным и гармоничным становится, этот вроде бы не хороший, запах, на женском лобке. Охваченный страстью, я с упоением вжался ртом между её ног, торопливо целуя и лаская нежную, трепетную плоть. Тихонько постанывая, Наташа, вцепившись в мои волосы, мягко корректировала меня, направляя мой язык в нужные ей места.

— Давай, мой хороший... , вылижи мою зассанку... , я хочу приплыть... — чуть слышно, шептала она, всё плотнее вдавливая моё лицо в горячую, влажную мякоть. — Пососи мой секелёк... , а теперь язычком...

Стремясь доставить удовольствие, я вожделенно обрабатывал языком её вульву, упуская из внимания, что вторгся в чужие пенаты и это грешное местечко может использоваться хозяином — по назначению. Не обращая внимания на избыток мокроты, я глубоко проникал внутрь пышущей жаром расщелины, вылизывая и глотая непонятную слизь, наивно принимая её за влагу возбуждённой женщины. Приплюснутый носом к лобку, я был лишён возможности сразу распознать запах спермы исходящий из влагалища и только когда Наташа, ослабила хватку, до меня дошло, чьи секреции я вылизывал. «Вот, чёрт! Это же сперма! — ошарашено пронеслась мысль в моей голове, моментально напомнив мне: почему раньше, я ни когда не целовал женщин между ног. — Значит он и впрямь, на моих глазах, её выеб, а я за ним — вылизываю! Вот я встрял! Охуеть можно! Он в неё хуй суёт, а я — язык!»

Растерявшись, я слегка отпрянул, не зная как поступить.

— Не останавливайся... , ну, давай же, милый... , я сейчас приплыву — жарко прошептала Наташа, настойчиво прижимая мою голову. — Ещё немножко...

Не знаю, как бы я поступил в другой обстановке, но в данном случае — обижаться было не на что, я сам возжелал чужую жену и получил то, чего заслуживал. Наказание было — более чем справедливо.

«Да и хуй с ним! Так мне и надо! Нечего на чужое зариться. Ведь знал же: бабу лизать, что хуй сосать — с каким-то мазохистским удовлетворением, подумал я, внезапно поймав себя на том, что эта пикантность ещё больше разжигает во мне страсть. — Ну и ладно, не из хуя же высасываю».

Одурманенный похотью, я был уже не в силах сопротивляться и, припав к её грешному месту, вновь вкусил «любовный коктейль» супругов, испытывая при этом незнакомое доселе, острое удовлетворение от собственной извращённости.

— Всё... , всё... , я кончаю... !

Судорожно задёргавшись, Наташа, протяжно застонала, и я ощутил как из её распахнутой щелки напахнуло жаром, а губки органа ритмично завибрировали.

Музыка к этому времени уже кончилась и я, испугавшись, что звуки её блаженства может услышать Николай, насторожился, готовый в любую секунду оказаться на прежнем месте. Рассчитывать на то, что ещё успею помочить в ней свой изнывающий конец, уже не приходилось. Подавив желание, я поднялся с колен, благоразумно решив не испытывать судьбу, а спокойно дождаться возвращения мужа сидя в кресле.

— Ты куда от меня убегаешь? Садись рядом.

Опустив ноги на пол, Наташа, приняла сидячее положение, приглашающее похлопав ладошкой по дивану.

— Иди я тебя поцелую.

— Сейчас Николай может войти — предупредил я, подчиняясь.

— У тебя лицо перепачканное.

Обняв меня за шею, она приникла к моим мокрым губам, одаривая долгим, сладким поцелуем.

Пользуясь её доступностью, я без церемоний, сунул руку ей под блузку, успевая мять и тискать нежные, податливые груди, едва сдерживая желание насадить эту развратную, блядливую сучку на свой одеревеневший конец.

— Полегче, а то оторвёшь! Лучше пососи их.

Приподнявшись, Наташа, повернулась ко мне лицом, и быстро перекинув через меня ногу, встала коленями на диван, оказавшись сидящей верхом на моих бёдрах.

— Ты, что делаешь?! — ощутив возле члена горячую мякоть вульвы, растерянно, прошептал я. — Слезь сейчас же!

— Ну, ты чего такой пугливый? Ты же слышал: я не должна давать, тебе, скучать. Так, что расслабься и получай удовольствие.

— Расслабишься тут, пожалуй...

Услышав шум сливаемой воды, я непроизвольно дёрнулся.

— Дай, я в кресло сяду, а то, что он подумает!

Игнорируя мою просьбу, Наташа игриво потёрлась о член влажной промежностью

— Ничего плохого, он же разрешил...

— Но наверно не так же, ты, же почти у меня на хую сидишь!

— А тебе разве не нравится?

— Нравится, но лучше — если ты слезешь — раздражаясь, попросил я.

— Ну, я же тебе обещала...

Не позволяя мне встать, Наташа сунула руку под подол юбки, и я ощутил, как мой член стал проваливаться в скользкую, горячую мякоть влагалища.

— Ты с ума сошла?! — обомлел я, ошарашенный её безумной выходкой.

— Молчи...

Удовлетворённо выдохнув, она плотно опустилась на торчащий «штырь» и, приноравливаясь, подвигала задом.

— Тебе понравится... , вот увидишь... , ты так ещё не пробовал...

Не смотря на то, что я страстно желал этого, неприятности мне были не нужны.

— Наташа, я прошу, слезь с меня — в последний раз попросил я, намериваясь применить силу. — Я ухожу!

Но в этот момент вошёл Николай. Ожидая скандала, я весь подобрался, приготовившись, если понадобится, дать отпор.

— Ну как, вы тут не заскучали? — окинув нас, вполне миролюбивым взглядом, весело спросил он. — Что — то Виктор, какой, то угрюмый сидит. Ты, что, Солнышко, его не развлекала? Почему он такой кислый?

— Это он тебя застеснялся — как ни в чём не бывало, ответила Наташа. — Боится, что ты ревновать будешь, что я на него уселась. Даже домой засобирался.

Подойдя к нам вплотную, Николай, дружески улыбнувшись, заглянул мне в лицо:

— Да брось ты, Вить, я же не Отелло, что бы из-за таких мелочей ревновать! Я своей любимой полностью доверяю, она меня ни когда не подведёт. Так, что успокойся, ни куда ты, пока, не пойдёшь. Давай лучше выпьем.

Наполнив фужеры, он подал их нам с Наташей и, взяв свой, сел в кресло, напротив, всем своим видом излучая безмятежность и благодушие.

Ситуация показалась мне настолько комичной, что я чуть не рассмеялся: я, практически на его глазах, ёб его жену, а он уверял меня в её верности, да ещё подносил нам в это время вино!

До такой степени наивного человека, я ещё не встречал. Пусть было не видно, из-за Наташиной юбки, что мой член находится в ней, но даже то, что она, без трусов сидит верхом на голом мужике, шоркаясь об него пиздой, давало серьёзный повод для ревности.

Удивлённый, таким легкомысленным отношением, я хоть и успокоился, но мне стало как-то неловко, пользуясь дружеским расположением, делать человеку подлость.

— Так не хорошо — чуть слышно прошептал я, взывая к Наташиному благоразумию. — Он же поймёт.

Легонько помотав головой, она оглянулась на мужа.

— Коль, ты позволишь нам на брудершафт выпить?

— Конечно.

Глядя на нас, Николай беспечно улыбался, всем своим видом показывая, что поведение супруги его ни мало не тревожит, даже более того — ему это нравится.

Сплетя руки, мы отпили несколько глотков, и Наташа одарила меня небольшим, но сладким поцелуем, растопившим мою скованность. Необычная пикантность происходящего будоражила мне кровь, добавляя остроты удовольствию, которое, она доставляла мне украдкой. Не делая ни каких подозрительных движений, Наташа, вроде ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх