Девичьи секреты

Страница: 10 из 11

него язычище большой, рабочий, весь орган мне им отшлифовал, во все складочки проник... , короче, доставил мне истин­ное удовольствие.

«Ну, — думаю, — Хоть так кончила! И то ладно!»

А самой большего хочется, вагина истомилась без члена, истосковалась вся, любовным соком изошла.

— Ну, давай, миленький — шепчу ему, — Ещё попробуй! Может всё-таки получится у нас, мы же оба этого хотим. За­сади в меня свою пику!

И, ты представляешь? Он словно понял, что я прошу. Вновь запрыгнул на меня сзади, об­нял лапами за бока и дрочится как заведённый, а попа­сть в цель всё равно не может.

— Ну, давай же, давай не спеши так — умоляю его. — Не такая уж у меня маленькая дырка, что бы в неё попасть нельзя было твоей сосис­кой, и гораздо большие, без труда попадали!

Чувст­вую, его конец, почти у самого входа в заветное ме­сто, тычется. Я тут как-то изловчилась, повела бедрами, и он вошёл в меня. Такого удовольствия, я даже не ожидала! Это было что-то!!! Пёс, сразу весь по­добрался как пружина, плотно прижался ко мне, всем своим шерстенным телом и давай меня наяривать, слов­но швейная машинка. Причём его член, как по волшебс­тву, стал увеличиваться в размерах, словно его насо­сом накачивали, заполняя всю мою изнывающую утробу. Боясь сбить его с ритма, я, уподобляясь сучке, замерла, наслаждаясь ощущениями. Буквально через пару ми­нут, меня уже распирало изнутри, его горячей, упру­гой плотью.

Эта, так называемая — «сосиска», оказалась «докторской колбасой» и затрамбовала собой всё вла­галище, давя на матку, и сразу на все чувствительные точки, которые есть внутри. Ни с одним мужчиной, я не испытывала такого сильного и яркого оргазма.

— Да ты что?! — удивлённо воскликнула Лида. — Неужели, правда, с собакой так хорошо? Как-то, даже, не верится в это.

— Можешь поверить, я ни капли не преувеличиваю. Я раньше думала, что когда собаки склещиваются, при половом акте, то виной этому является вагина суки, типа — она сужается. А на самом деле оказывается — из-за кобелей. Во время сношения, у них на члене, набухает огромная шишка, которая запечатывает вход во влагалище и не даёт из него выйти, пока член не опадёт.

— Правда? А я не знала!

— А я на себе испытала. Это трудно описать, насколько приятно ощущать на себе гибкое, мускулистое тело самца, с дикой, животной страстью терзающего мою нежную плоть, своим горячим, огромным пенисом и ощущать на коже щекотание его пушистого меха. сочетание безудержной похоти с таким извращением, до которого я опустилась, доводило меня до исступления. Я вкушала запретный плод и он был сладок.

Я уже успела приплыть, когда он, плотно прильнув к моим ягодицам, внезапно замер. Его член, итак основательно раздутый, ритмично задергался, уве­личиваясь ещё больше, и я, почувствовала, как внутри меня, излилось горячее семя.

«Боже мой, он в меня кончил!» — почему-то обрадовалась я и тут же получила такой оргазм, что аж в глазах потемнело и в ушах, звон пошёл. Я как будто взорвалась изнутри яр­кой вспышкой, это даже не опишешь, до чего хорошо было, До этого, у меня ни когда маточного оргазма не было. Я даже, на некоторое время потерялась, меня словно унесло и я парила на волнах блаженства. Мне кажется, я даже кричала в экстазе.

С трудом оклемалась: всё тело сладкой, такой, истомой залито, ноги, руки тря­сутся, подгибаются, в голове какой-то дурман. Чув­ствую, по ляжкам что-то тёплое течёт. «Ну — думаю. — Даже обоссалась от счастья, ни когда такого кайфа не получала!» А у самой силы нет, из-под кобеля выкарабкаться, а может даже и желания. Это было так необычайно и приятно ощущать внутри себя горячую, пульсирующую плоть, заполнившую меня до такого пре­дела, что мне казалось, что я вот-вот взорвусь от удовольствия. Ни один мужчина не мог добиться от моего влагалища такой чувствительности. Кобель, видимо замлев, прижался ко мне всем телом, крепко обняв меня за бока, лохматыми лапами, а я как сучка стояла под ним на четвереньках и млела вместе с ним.

Ты когда-нибудь обращала внимание на сучек, покрытых ко­белём?

— Нет. Кобель, как-то, больше внимание привлекает, он же работает, а она просто стоит — ответила Лида хихикнув. — А что?

— А я вот, после того случая, обращала. Если их не вспу­гнуть, то видно насколько сучке хорошо... , у неё глаза поволокой неги подёрнуты. И я, когда это вижу, так сра­зу вспоминаю, как мне хорошо было и даже, наверно, за­видую ей, потому что в трусах сразу мокреет.

— Ну после того, что я услышала — это не удивительно! Я теперь тоже завидовать начну! Я и сейчас уже тебе завидую.

Послышались звуки поцелуев.

«Ну вот, опять лижутся» — раздраженно подумал я, нетерпеливо ожидая продолжения рассказа.

— Ну ладно, рассказывай дальше, — попросила. Лида.

— Дальше... ? — сосредо­тачиваясь, Люба несколько секунд помолчала. — Так что я, про сучек-то хотела сказать? Ах, да! Видимо, когда член у кобеля, увеличивается до таких огромных размеров, то давит на какие-то скрытые точки, включая, все рецепторы наслаждения, в нём. Потому что, хоть, он, на мне и не шевелился, по моему телу продолжали идти блаженные волны. Я чувствовала внутри себя ритмичную пульсацию его тугой плоти и от этого влагалище исходилось сладкой истомой.

Не знаю, сколько бы я ещё так простояла под кобелём, упиваясь такими удивительно-приятными ощущениями, если бы, не какой-то шум. Тут только, я в себя пришла.

«Ну, всё — думаю. — Хватит из себя сучку изображать. А то, не дай бог, кто-нибудь застукает!»

Поползла вперёд из под кобеля, а он, словно прирос ко мне. Задними лапами перебирает вслед за мной, а слазить не хочет. Я быстрее поползла, всё равно не получается освободиться. Он вроде бы и сам стал упираться лапами, что бы слезть с меня, а не может. Чувствую, он мою дырку, как пробка бутылку, закупорил — без штопора не вынешь. Мне вначале смешно стало, что он к моей заднице так прилип, что не оторвёшь — интересно же ведь!

«Вот, — думаю. — У мужиков бы такие члены были, что бы с них так же трудно слазить было, а то сами выскаки­вают, не успеваешь их даже внутри прочувствовать!»

Приподнялась я с рук и стоя на коленях, стряхнула со спины кобеля, а встать не могу — его член не даёт! Пёс как-то извернулся, и мы оказались стоящими, задницами друг к другу, сцепленные как сучка с кобелём. Вот тут-то, я, уже не на шутку перепугалась, вспомнив как собаки склещиваются. Мне аж дурно стало от мысли, что меня могут застать в таком положении.

«Господи! Стыд-то, какой! — запричитала я, даже заплакав, от страха. — Что же я дура на­делала!? Сука похотливая... ! Мужиков мне не хватает... Пизда свербит, что даже до кобеля опустилась! Сраму теперь не оберешься! Весь посёлок узнает! Только руки останется на себя наложить... !»

Запаниковав, я оша­лело заскребла руками и ногами, пытаясь оторваться от этой псины. Протащившись за мной несколько метров, кобель, видимо, нашёл точку опоры и дёрнулся вперёд. Ядумала, что у меня промежность разорвётся! Вход во влага­лище, до боли растянулся и с громким, дребезжащим всхлипом, выплюнул огромную шишку, образовавшуюся у основания его члена, вслед за которой, из меня, хлы­нул целый поток какой-то жидкости. Ощущение было та­кое, словно из меня удалили жизненно-необходимый ор­ган, внутри сразу стало как-то пусто, неуютно.

Поднялась я на ноги, чувствую, из меня всё ещё продолжает что-то литься.

«Толи не держание — думаю. — Уссалась вся от удовольствия или страха.»

Взяла трусы, подтёрлась ими, смотрю — вроде на мочу не походит, липкое что-то и пахнет по-другому, а потом на пса-то взглянула, а у него член подрагивает и эта жидкость с конца капает. Ну, тогда я врубилась, что это сперма. У собак она жидкая, чуть ли не как вода и он накончал в меня, наверно, с пол-литра не меньше, из меня, до самого дома, по ляжкам текло, я уж хотела трусами свою скважину законопатить.

Вот тогда-то, я и узнала, какая у меня лоханка безразмерная, а то всё считала, что у ...  Читать дальше →

Показать комментарии (19)

Последние рассказы автора

наверх