Сколько стоит шанс?

Страница: 1 из 8

Вот и настал долгожданный день.

С самого утра, а, точнее, прямо с полуночи начался нескончаемый поток поздравлений — смски, сообщения на «стене», письма на «мыло», звонки на телефон и в скайп. Давно уже у меня такого не было. О моем дне рождения вдруг вспомнили даже те, кого я не видела с самого выпускного в школе.

Когда я вышла из комнаты, все домочадцы стояли по стойке смирно и вразнобой исполняли «Happy Birthday». Вся столовая была заставлена цветами. На семейном столе красовался огромный торт, а рядом с моей чашкой с любимым зеленым чаем с жасмином лежал пузатый конверт. Я села за стол. Мама нежно чмокнула меня в щеку. Папа, вытирая скупую мужскую слезу, сказал, что до сих пор не верит, что я уже так выросла. Братишка тоже с нежностью обнял меня за плечи и прижал к своей крепкой груди.

Я вскрыла конверт и вскрикнула от неожиданности и радости — внушительная стопка денег, золотая банковская карта и ключи от папиного «мерседеса».

— Надеюсь, этого хватит, чтобы сегодняшний день запомнился тебе надолго? — спросил папа с довольной улыбкой.

— Конечно, — я вскочила со своего места и кинулась ему на шею.

Мой двадцать третий день рождения и ровно год, как после затяжного кризиса пошел в гору папин бизнес.

Весь день я как угорелая носилась по бутикам и салонам красоты, не забывая при этом принимать продолжавшие сыпаться как из рога изобилия поздравления от знакомых и не совсем людей.

Вечером, вырядившись в самый шикарный из вновь приобретенных нарядов — облегающее платье цвета электрик с ручной вышивкой бисером по верху глубокого декольте — я направилась в клуб, где меня ждали Олег, родители, несколько десятков папиных партнеров и бесконечные потоки веселья.

За свою жизнь я хорошо усвоила одну важную вещь — счастье не в деньгах, а в их количестве.

Когда у папы начались проблемы, с днем рождения меня поздравляла только семья тортиком из супермаркета и какой-нибудь недорогой безделушкой. Друзья и подруги, которые вдруг ни с того ни с сего активизировались в этом году, тогда предпочитали либо начисто игнорировать меня, либо поздравлять с опозданием в несколько дней: «О! У тебя же недавно был день рождения! Поздравляю!»

Но сейчас все иначе. Никто не посмел опоздать. Наоборот, кажется, все устроили соревнование, кто раньше меня поздравит. Разумеется, всех опередил Олег, мой жених и сын папиного ключевого партнера.

Именно после нашего с ним знакомства папин бизнес и пошел в гору.

Я ехала в приподнятом настроении, включив на полную какую-то танцевальную белиберду, сигналя и выкрикивая в окно машины оскорбления пешеходам и другим водителям.

Остановившись на очередном светофоре, я уже привычно опустила стекло и собралась подбодрить криком молодую мамашу, которая, еле двигая ногами, толкала через переход коляску со своим спиногрызом, как вдруг чья-то рука легла на мое плечо:

— Не стоит, — произнес за моей спиной вкрадчивый мужской голос. — Подними стекло, — я послушно выполнила приказ. — На зеленый свет поедешь прямо, потом свернешь в переулок. Дальше я укажу дорогу.

— К... кто вы? Что вы собираетесь со мной делать? — спросила я, холодея от ужаса, и медленно тронулась, едва над моей головой загорелся зеленый свет.

— Скоро все узнаешь, — ответил он с ухмылкой.

Я посмотрела в зеркало заднего вида, но в нем отражалась только одетая в черную вязаную шапочку макушка.

— Пожалуйста, не убивайте меня, — тихо заскулила я.

— Очень надо, — презрительно хмыкнул мой похититель.

Я свернула в переулок.

— Теперь налево, — сказал он.

Я выполнила и это указание.

— Теперь припаркуйся за теми гаражами и выходи из машины.

Со слезами на глазах я вынула ключ из замка зажигания и открыла дверцу, украдкой глянув на заднее сиденье. Оно было пусто. Я чуть нахмурилась, вышла из машины и огляделась. Вокруг не было ни души.

— Что за хрень? — проговорила я вслух.

Ответом мне была тишина.

Я развернулась к машине, намереваясь сесть на свое место и мысленно проклиная свою глупость, беспечность и трусость... и вскрикнула от ужаса — на водительском сиденье сидела... я с перерезанным горлом.

— Но... как? — спросила я вслух, внимательно рассматривая сидящее передо мной тело в ярко-синем узком платье с глубоким декольте.

Глаза были открыты, но теперь казались не серо-голубыми, а грязно-зелеными. Свежевыкрашенные в золотистый цвет волосы выглядели блеклыми. Показавшееся мне безумно красивым в бутике платье теперь было больше похоже на пропитанную кровью тряпку, небрежно наброшенную на нелепое костлявое тело. Мой труп слегка свесился влево, и кровь, все еще сочившаяся из глубокого пореза на шее, тонкой струйкой стекала по голому плечу и собиралась маленькой лужицей на земле возле дверцы.

— Нравится? — снова раздался за моей спиной тот же голос.

Я мотнула головой, тупо глядя на красную лужицу.

— Если будешь продолжать в том же духе, все закончится именно так, — сказал мой невидимый собеседник.

— Чего вы хотите? — спросила я глухо.

— Я хочу дать тебе шанс.

— Зачем?

— Для тебя еще не все потеряно. Если ты захочешь им воспользоваться, все будет хорошо. Если же нет, то я оставлю тебя вот в таком виде. Тебя найдут только завтра утром, а до тех пор бродячие собаки отгрызут тебе руку и сильно изуродуют лицо...

— Я... я согласна... — прошептала я, и слезы брызнули из глаз.

— Хорошо, — я ощутила теплую мягкую ладонь на своей спине, а потом все вокруг померкло...

Я очнулась от звуков клаксонов. Оказалось, что я все еще стояла на том светофоре, хотя уже давно горел зеленый свет. Мои щеки вдруг опалил румянец, я резко вывернула руль и выехала на главную, которая вела к клубу.

На часах было без пятнадцати семь.

На место я прибыла одной из первых, но Олег уже ждал меня у входа с огромной охапкой белых роз — моих любимых цветов. Швейцар помог мне выйти из машины, затем сел на мое место и тихо отвел ее на закрытую стоянку позади клуба.

— Ясенька, милая, — улыбался Олег, целуя меня в щеку, — ты великолепно выглядишь.

Я улыбнулась ему в ответ, приняла из его рук цветы — совсем не колючие, видимо, какой-то специальный сорт — и вместе с ним прошла внутрь.

Танцпол был украшен цветами, воздушными шариками, а позади ди-джейского пульта висел огромный плакат с надписью: «С Днем Рождения, Доченька!» — именно так, все слова с большой буквы. Разумеется, плакат был не рукописным. Разумеется, его подготовка и печать обошлись не в одну тысячу рублей. Разумеется, мне было приятно.

Но где-то в груди, в районе сердца что-то больно кололо. Ощущение, что все это ненастоящее, что все это не со мной. Вот и Олег, он смотрит на меня, улыбается, а глаза его говорят совсем не о том, о чем говорят его губы и руки. Они как будто ищут во мне какие-то изъяны, чтобы потом можно было сказать: «А вот ты...»

Мы подошли к отведенному нам столику, сели на мягкие диванчики. Нам тут же принесли коктейли — мне любимую «Маргариту», ему безалкогольный «Мохито».

Мы выпили, не чокаясь, одарив друг друга вежливыми улыбками. Но его глаза оставались такими же холодными и требовательными. Странно, что я раньше не замечала у него такого взгляда.

Потом в зале появились родители в сопровождении охраны. Папа кивком поприветствовал нас с Олегом. Мама улыбнулась. Егор тоже повернул к нам голову и кивнул. Но в его глазах какая-то злость.

Заходят еще люди. Подходят к нашему столику, целуют руку мне, пожимают Олегу. Но в их глазах нет радости от того, что они пришли сюда. И я вижу, что им неприятно находиться здесь. Они не хотят общаться ни со мной, ни с Олегом, ни с моим папой, ни друг с другом. Они здесь только потому, что каждому из них что-то нужно от других.

И я вдруг понимаю, почему мои друзья и подруги поздравляют меня с днем рождения только в этом году — потому что только сейчас они могут с меня что-то получить. Я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх