Сколько стоит шанс?

Страница: 6 из 8

к ограде. Если ее не заделали — а я знала, что ее не заделали — то она должна быть здесь. Я отодвинула лозы дикого винограда в самом дальнем от дома углу сада, единственном, где не было ни фонарей, ни видеокамер, и пролезла в дыру, которую они скрывали.

Ползти пришлось на четвереньках — да, я девушка хрупкая, но уже не такая хрупкая, какой была, пока училась в школе. Тогда я могла пройти здесь, лишь немного наклонив голову.

Вылезла я в десяти метрах от трассы. Нужно только переодеться, прежде чем кидаться под машины. Я надела штаны, заправив в них разорванную юбку платья, куртку застегнула на все пуговицы, волосы заправила за воротник, сумочку предусмотрительно спрятала за пазуху, приготовив лишь пару купюр для того, чтобы расплатиться с водителем.

Время было еще не позднее, машин на трассе было довольно много, некоторые еще ехали в сторону города.

Я махнула рукой, и передо мной плавно затормозил темный старенький «форд гранада». Тонированное стекло опустилось, и из салона раздался вкрадчивый мужской голос:

— Вам куда, девушка?

Я замерла — это тот же голос, каким разговаривал со мной вчера незнакомец.

Дверца бесшумно открылась:

— Садись, — мягко приказал он.

Я машинально села на сиденье. Дверца мягко хлопнула, машина покачнулась и почти беззвучно тронулась.

Против ожидания в салоне не воняло бензином, чем часто грешат старые машины, и играла тихая приятная музыка.

Сначала я смотрела прямо перед собой и лишь спустя пару поворотов украдкой посмотрела на водителя.

Черная вязаная шапочка на макушке, из-под которой по плечам рассыпались длинные черные косички, глаза скрыты за черными круглыми очками. Роста небольшого, но довольно плечистый. Одет в защитного цвета обтягивающую футболку и в камуфляжные штаны. Сильные руки в мотоциклетных перчатках уверенно держат руль. Ведет спокойно, без рывков.

— Меня изнасиловал мой родной брат, — брякнула я и тут же испугалась — а вдруг это не он?

Но он лишь спокойно кивнул, переключил передачу и свернул с трассы.

— Куда вы меня везете? Мне же не туда! — воскликнула я и дернулась, чтобы схватить руль, но он спокойным властным движением остановил меня.

Машина замерла, и он поставил ее на ручник.

— Выходи.

— Опять будете меня пугать?

Он мотнул головой и вышел из машины. Дверца передо мной открылась, и он несколько неуклюжим жестом подал мне руку. Я оперлась о нее и вышла.

И замерла — вокруг сверкали звезды. Не только сверху, но и снизу, и справа, и слева, и насколько хватало глаз тянулась эта сверкающая бездна.

— Где мы?

— Там, где мы сможем спокойно поговорить, — улыбнулся мой похититель. — И там, откуда ты не сможешь сбежать, пока не дослушаешь меня до конца.

— Значит, в этом и заключался мой шанс? Чтобы мой родной отец пытался меня убить, а мой родной брат меня изнасиловал?

Его улыбка стала шире, и мне решительно расхотелось на него сердиться.

— Твой шанс заключался в том, чтобы увидеть, в какой грязи ты живешь. Чтобы ты не погрязла в этом еще глубже. Чтобы ты сама смогла от этого освободиться, — он вдруг уселся на — землю? Или на чем мы там стояли? И скрестил ноги.

Я села рядом с ним:

— А иначе никак нельзя было?

Он покачал головой.

— И что мне теперь делать?

— Думать. Головой думать, а не тем, чем ты думала раньше.

— Они будут меня искать, — со вздохом согласилась я.

Он кивнул.

— И найдут Шурика...

Он снова кивнул.

— Надо вывести его из-под удара...

— Верно, но не только его.

— Да, и его папу...

— И его папу...

— А потом?

— Сейчас надо выиграть время. Ты же помнишь, у тебя свадьба через неделю.

— Конечно, помню, — с досадой кивнула я. — Только свадьбы не будет.

— Ну, это само собой. А ты не задумывалась, почему свадьба назначена именно на эту дату? Почему не раньше и не позже? Ведь обычно в ЗАГСе на раздумья дают месяц, а вам дали всего две недели.

— И почему же?

— Э, нет, детка, ответ на этот вопрос ты должна найти сама. Я тут так, мимо проезжал, решил тебя подвезти. И задать парочку правильных вопросов.

— И что же мне теперь делать?

— Поехали, — он поднялся, взял меня под руку и помог сесть на сиденье.

— Зачем вам это? — спросила я, когда он завел машину и поехал вперед.

— Какая тебе разница?

— Интересно, — я пожала плечами.

— Мне тоже, — улыбнулся он, резко вывернул руль вправо, и вокруг нас замелькали огни фар других автомобилей, проносившихся мимо на огромной скорости.

Потом мы остановились возле знакомого подъезда. Я вышла из машины, глядя вверх и пытаясь угадать, куда выходят окна его квартиры. А когда развернулась, чтобы поблагодарить незнакомца, его уже и след простыл.

Я поднялась на третий этаж, медленно подняла руку к звонку и застыла в нерешительности — может, стоит пересидеть где-то в другом месте? У какой-нибудь подруги? И поморщилась — подруги стали подругами только потому, что у нас появились деньги. Скажи я им, что у меня проблемы, они тут же испарятся, как испарились семь лет назад.

Тут щелкнул замок. Я отпрянула от открывшейся двери. На пороге стоял мужчина средних лет такого же огромного роста, как и Шурик, с голым торсом и в тренировочных штанах.

— Вы к кому? — спросил он сонно.

— А... Шурик дома? — спросила я, стараясь смотреть ему в лицо, а не отводить взгляд.

Он кивнул и посторонился, пропуская меня в квартиру.

— Шур, к тебе пришли, — крикнул он, почти оглушив меня, и протиснулся прямо по коридору.

— Яра? — Шурик выглянул из кухни и сначала попытался нахмуриться, но вместо этого расплылся в улыбке. — Я знал, что ты там надолго не задержишься.

— Саша, — я кинулась ему на шею и разрыдалась.

Он подхватил меня на руки и отнес в комнату, где уложил на диван, сел рядом и долго-долго пытался меня успокоить, лишь слегка поглаживая по спине.

— Что случилось, Яра? — спросил он, когда небо за окном уже начало светлеть.

Я всхлипнула еще пару раз, потом села лицом к нему и громко шмыгнула носом:

— Я сбежала из дома...

— Здорово, — он вдруг широко улыбнулся и обнял мои плечи. — Давно пора.

— Ты не понял, — я с трудом отстранилась от него и посмотрела прямо ему в глаза. Все он понял, причем еще утром. — У меня свадьба через неделю, но свадьбы не будет...

— И что теперь? — он улыбнулся еще шире.

— Нам нужно уехать, сегодня же... сейчас же... и твоему папе тоже...

— Прости, мы не можем — у нас работа, — он тяжело вздохнул.

— Дурак! — резко выкрикнула я. — Они будут меня искать, а когда найдут тебя или твоего папу...

У меня перед глазами вдруг снова возникло видение моего трупа — это придало мне сил:

— Вас убьют, понимаешь? Им нужна эта свадьба, и они пойдут на все, только бы она состоялась! — крикнула я и зажмурилась.

— Ты всегда закрываешь глаза, когда думаешь, что находишься в опасности. Почему? — с улыбкой спросил Шурик.

Я открыла глаза и посмотрела на него с удивлением.

— Яра, я все понял, еще когда пришел к тебе вчера. Я догадывался, что ты сбежишь из дома, но я думал, что ты хотя бы до утра потерпишь...

— Егор... — прошептала я.

— Что?

На моих глазах снова выступили слезы:

— Он... он... изнасиловал меня, — я закрыла руками лицо и разрыдалась с новой силой.

Шурик снова обнял мои плечи и прижал мое лицо к своей груди.

— Что ты предлагаешь? — его голос изменился — он стал жестким и холодным.

— Уедем... сегодня... сейчас...

— Хорошо...

Он встал, взял с тумбочки телефон:

— Алло, Петрович?... Да... слух, нам с батей две недели за свой счет надо... да, потом сочтемся... ага, бывай...

А потом выглянул в коридор:

— Бать, а ты давно тетю Галю проведывал?

— Да уж давненько, — отозвался его папа из комнаты напротив....  Читать дальше →

Показать комментарии (29)

Последние рассказы автора

наверх