Постоянство памяти

Страница: 4 из 4

с тобой на Львином мосту, что перекинут через всё тот же Канал Грибоедова.

О, эти белые львы! Припорошенные снегом, взирали они на нас, терпели прикосновения твоих рук в чёрных кожаных перчатках, наблюдали равнодушно, когда ты, облокотившись на перила, смотрел в тёмную гладь канала. Я был рядом. Грел твои руки, опасался за тебя, когда ты перегибался слишком низко, и поэтому придерживал тебя за талию... Ты, твоё чёрное пальто, твои чёрные волосы и чёрный омут глаз... Штрихами чёрной гелевой ручки прошёлся ты по форзацам и полям тетради моей жизни, и ни стереть, ни выбросить — тетрадь ведь ещё не закончена. Я был на расстоянии от тебя, но так совершенно близко, что мог различить каждую пору. Нефтяное пятно твоих глаз горело бликами солнца, когда ты был рядом, и касался меня... Это было не только торжество плоти, но и торжество всеохватывающих, всепоглощающих чувств, что захватили всё моё бренное сознание и пытались им управлять. Они и управляли. Как могли, с неизбежными перепадами, но итог этого всегда был одним — я превозносил тебя. Красиво, да — рубашка спадала с белых плеч, и в полумраке, даруемом сумерками, ты — одурманивающе-родной, касался меня, раздвигал мои ноги, и уже неспешно, почти благоговейно, овладевал моим телом. Душа у тебя и так уже была.

Твои губы... Как лепестки бледно-розовых лилий, дарили мне свою нежность, и я трепетал под ними, трепетал отчаянно, призывая мой разум остановиться и вернуться, но он был в свободном падении. Твои руки... Я и слов не могу подобрать, чтобы описать, как в них был влюблён. Симфония страсти с твоих музыкальных пальцев лилась до самого конца моего блаженства. Сбивчивое дыхание, язык, ласкающий прохладой мою кожу, и твой грубоватый порыв... Мои крики, заглушаемые твоими поцелуями, я пытался подавать бёдрами — бесполезно, ты пригвождал меня к кровати, и лишал всякой возможности двигаться. Красота, совершенство наших встреч было тем прекраснее, что длилось подобно редкому цветению самой прекрасной орхидеи. Только всякому цветению приходит пора увядания. И с хрупких цветов стали опадать лепестки.

Но я ничего не замечал. Не хотел замечать. Пропустил все более-менее знаковые моменты, писал картины, и ждал тебя. Ждал. А ты уже не звал меня. И всё реже приходил.

Последний раз... Когда ты ушёл, я долго сидел на полу, прислонившись к стене. Слова, кинутые тобой небрежно, звучали как приговор. Женитьба? Что? Зачем это тебе понадобилось? Но ты хотел другой жизни. Ты как раз хотел начать новую тетрадь, оставив меня со всеми моими стремлениями и чувствами в той, предыдущей, и разве я мог удержать тебя? Вряд ли. Мне очень хотелось, чтобы ты был счастлив. Я попросил лишь о последней ночи. Чтобы в последний раз ощутить запах, вкус, гибкость твоего тела в своих руках. Ты согласился. Я был неистов в своих порывах, не отпускал тебя ни на секунду из моих рук, я просил тебя быть жёстче, неласковее, я так хотел получить от тебя хотя бы крупицу боли... Ты давал мне её, ногтями сдирая слои эпидермиса, до ссадин стирал мои колени, до кровоподтёков сжимал бёдра. Неистовствовал в ответ на моё безумие. Ненасытный, мокрый, насиловал мою плоть, поющую от твоих громких аккордов, я ощущал вкус крови на своём языке — от того, что кусал губы, и эта мелкая, раздражающая, щиплющая боль вносила свой вклад в моё восприятие. Я почти задыхался в твоих руках от желания, чтобы это не кончалось никогда.

Но наутро ты ушёл. Будто и не было. Будто дни, в которые я был так счастлив, я и просуществовал лишь с твоим призраком. Это было больнее, чем оказаться бесхозным, больнее, чем удары кнута. Ты теперь сам, словно в расплату за былые вспышки моих истерик, вонзил кинжал в моё измученное, теперь пустое, сердце. И, уходя, забыл его вытащить.

Я всё ещё могу видеть тебя. Я ведь остался в этом влажном городе, с его мостами и реками, каналами и канавками. С прохладой Летнего сада, Исаакиевским, что теперь виден из моего окна, я могу встретить тебя где угодно.

И, улыбнувшись тебе, сказать одним взглядом «Спасибо». За то, что ты был в моей жизни. И, конечно, я смог освободиться от своего наваждения, но я вряд ли смогу забыть тебя.

Таково уж моё постоянство памяти.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх