Захват Виктории. День второй: Трюк с подчинением

  1. Захват Виктории. День нулевой: Захват Приза
  2. Захват Виктории. День первый: Приз размяк
  3. Захват Виктории. День второй: Трюк с подчинением
  4. Захват Виктории. День третий: Приз сдался
  5. Захват Виктории. День четвертый: Капитуляция

Страница: 2 из 3

ей свободу движений, она могла лишь беспомощно барахтаться под ним. Он вытворял с ней, что хотел, и только жуткие звуки разносились над спокойными водами карибского моря.

Ему казалось, что прошло несколько дней, как он взобрался на эту новую шлюху, хотя в действительности прошло чуть больше десяти минут. Наконец, он готов был кончить. Он запихнул свой член, как можно глубже, и наполнил её нутро волнами обжигающе горячей спермы. Он знал, что для неё она будет словно раскаленный уголь на стенках её кишечника. написано для sexytales.org Он тяжело дыша, лежал на ней, пока его член не принял обычные размеры. Без слов он поднялся и уступил место следующему счастливчику.

Как и вчера, парни, не удовлетворившись одним разом, приходили второй, а некоторые и третий. Несмотря на то, что у неё был кляп во рту, те, кому казалось, что она чересчур громко стонет, утыкали её лицо в матрас, затрудняя ей дыхание. «Номер Четыре» даже накинул петлю вокруг шеи. Хоть её крики и доставляли ему удовольствие, еще больше наслаждения он испытывал от её удушения, когда она чуть ли не теряла сознание. Он испытывал двойное удовольствие — трахал её и издевался над ней.

Когда последний парень, наконец, натянул свои шорты, её задница была разорвана и кровоточила. Она охрипла от криков, но даже эти приглушенные стоны из каюты были достаточно громкими, чтобы растревожить морских птиц недалеко от них. Истязатели оглядели их приз. Даже сейчас, в синяках и кровотечением, она была лакомым кусочком для них. Но «упражнения» целого дня несколько вымотала парней, и они как ни в чем не бывало заговорили об ужине.

Было чувство, словно мой анус не мог закрыться, я чувствовала, как вытекала сперма, смешанная с моей кровью, из моей задницы и кишечника, а потом, смешиваясь с потом, стекает по ложбинке попки и внутренней поверхности бедер, скапливаясь на простыне. Ноги были так широко растянуты, что мои бедра словно парализовало. Я не чувствовала своих ног. Мне казалось, что меня на всю жизнь искалечили. Как только я подумала, что уже не может ничего быть хуже, как вошел Боссман. Я всё еще лежала распростертой на животе. Помня, как она насиловал меня вчера, я знала, что если он возьмет меня сейчас, я уже не выживу. Однако он просто сел рядом на кровать, схватил мои волосы и повернул мою голову, чтобы я смотрела на него.

— Слушай меня внимательно, девочка, ибо вот твой первый урок. Тебе нужно запомнить эти правила. Я могу стать тебе лучшим другом или злейшим врагом. Это твой выбор. Я помогу преодолеть твою уязвимость. Ты теперь рабыня. Поверь в это всем сердцем. Мы научим тебя всему, что ты должна знать. Ты великолепная женщина, прости, девушка. Ты достаточно молода, чтобы быстро обучиться, и достаточно умна, чтобы понимать, что должна делать. Мы на этой лодке обучим тебя ублажать мужчин. Если б ты была сразу согласна, во всем этом не было б необходимости. Но мы вернемся к этому более детально, когда ты будешь готова слушать и воспринимать.

Я готова была закричать. После того, что они со мной сделали, они еще хотят, чтобы я с ними сотрудничала? Я кивнула головой. Плевать. Эти люди хотели увезти меня от всех, кого я любила. Но после того, через что я прошла, уже ничего не могло быть хуже. В моей безысходности была какая-то сила для меня. Я почувствовала, что этот мужчина уже не станет меня трогать. А после вчерашнего и сегодня ниже опуститься уже нельзя.

Про себя же он думал, что такие девочки, как она никогда не будут сотрудничать с ним. Позволив своим парням развлекаться на их усмотрение, он собирался таким образом сломать её. Боль и секс, а также некоторые наркотики, отсутствие еды и сна, — это всё, что нужно, чтобы превратить девятнадцатилетнюю крутую девочку, воспитанную на MTV, в ручную, покорную, хорошо обученную рабыню для очень важного человека.

— Скажи это через кляп, — сказал он ей. — Скажи «Я твоя рабыня»

Она поглядела ему в глаза и не издала ни звука. Он повторил: «Скажи «Я твоя рабыня». Она отрицательно покачала головой, из глаз брызнули слезы. Когда он повторил в третий раз, она просто отвернулась, чтобы не смотреть на него. Лишь слеза стекла по её щеке. Боссман в растерянности глянул на неё, и решил, что пора переходить на следующий уровень.

— Дорогая, ты ничему так и не научилась. Тебя только что имели в задницу мои парни. Я представляю, как это было больно. Ты прекрасно знаешь, что их инструменты не идут в сравнение с моим. Я тебя сейчас поимею, и ты меня никак не остановишь. Я лишь даю тебе выбор. В задницу или в киску. Я сейчас отвяжу твои лодыжки, и если хочешь в задницу, то ты так и останешься лежать, как сейчас лежишь. Конечно, ты понимаешь, что если я войду в твою попку, то ты скорее всего не выживешь. В таком случае, я захвачу твою маму или неплохо сохранившуюся тетю, и они тебя заменят. Подумай о них, распростертых для меня и моей команды. Или ты будешь сотрудничать, то перевернёшься на спину, раздвинешь ноги, и я трахну тебя в киску. Выбор за тобой.

Боссман подошел к кровати и расстегнул лодыжки. Я где с полминуты продолжала лежать на животе, пока он раздевался. Когда он заметил, что я не двигаюсь, он сказал:

— Отлично, задница — это хороший выбор.

Услышав этот комментарий, я со стоном перевернулась на спину. Меня не брали сегодня в вагину, хотя она еще побаливала после вчерашнего. Я попыталась развести ноги, но из-за боли в моих бедрах смогла лишь развести на полметра.

Боссман знал, что, освободив её ноги и дав её сделать выбор, он заставляет её сделать важный психологический шаг к тому, чтобы принять рабство. Это будет её первым шагом подчинения из многих на этой лодке.

Встав на колени перед её ногами, он схватил её лодыжки и развел ноги шире. Виктория закричала от боли и хотела подняться и защитить себя, но забыла, что её руки всё ещё были прикованы к изголовью кровати. Подергивая свой член, он через минуту привел его в боевую готовность. Подвергаясь групповому насилию и содомии последние 36 часов, она и забыла насколько он огромен.

Он поглядел на неё и, наконец, опустился. Водя рукой по его блестящей от смазки поверхности, он одним движением проник по самую мошонку.

Виктория вскрикнула от внезапного вторжения, как только его пенис раздвинул сухие губы её вагины. Вся боль вернулась к ней, когда он полностью заполнил её влагалище. А он вынул и снова забил свой стержень.

Нанизав меня на свой член, он приподнялся и, глядя в лицо, сказал, чтобы я его обхватила ногами. Я замотала головой.

— Тогда я вставлю его в задницу. Глупая ты, дура. У тебя нет выбора. Или делаешь, что я говорю, или в задницу.

Испугавшись, я попыталась приподнять ноги, и после пары попыток мне все же удалось обхватить его ногами и скрестить свои лодыжки за ним. Казалось, он был удовлетворен. Мои бедра вздымались с каждым его движением. Он склонился ко мне и прошептал, что он всегда получает того, что хочет от женщин.

Все шло, как по маслу, — думал он. Теперь он обладал ею полностью, заставив сотрудничать и сделать выбор самой в том, как себя насиловать. Его тело блестело от пота и легко скользило по её животу и груди.

Выражение лица неё было пустым, только изменялись потрясенные глаза. Зрачки каждый раз расширялись, когда он входил глубоко в неё. Она безучастно лежала под ним, глядя в потолок, пока он таранил её тело. Он был словно Землей, а она Луной, безвольно вращающейся на его члене с каждым движением.

Я словно воспарила над своим телом, глядя вниз на происходящее. Когда он стал кончать, казалось он литрами выплескивал свою сперму. Она обжигала меня, словно пожар, и попала в каждую щель и нишу моего чрева. Она аж выступила на широко раздвинутые губы, и начала стекать по моим бедрам. В моей памяти всплыло то, как он вчера насиловал меня. Хоть он и дико меня брал, он был не так по-садистски жесток, как другие. Мои мысли завертелись и вконец совсем запутались. Он буквально вчера ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх