Захват Виктории. День третий: Приз сдался

  1. Захват Виктории. День нулевой: Захват Приза
  2. Захват Виктории. День первый: Приз размяк
  3. Захват Виктории. День второй: Трюк с подчинением
  4. Захват Виктории. День третий: Приз сдался
  5. Захват Виктории. День четвертый: Капитуляция

Страница: 3 из 4

сильнее меня. Они будут продолжать, пока я не сломаюсь, или пока я не умру. Я ничем не могла себе помочь.

«Четвертый» вернулся в каюту через сорок пять минут. Виктория без движения сидела на своем деревянном седле. Каждые пятнадцать секунд она судорожно хватала воздух через ноздри. Пот катился с неё ручьями. Он потянул конец веревки и снял её с седла, опустив на пол. Он, не спеша, освободил её от пут. Она кричала от боли при каждом движении. Наконец, он снял капюшон с кляпом во рту.

У меня даже не было сил подвигать языком. Хоть глаза и были закрыты, но слезы всё равно ручьями скатывались по щекам. Я не хотела их открывать — не хотела видеть того, что он сделал со мной. Мои ноги отекли. Клитор и вагину ломило от боли. Осторожно я приоткрыла глаза, и, к своему ужасу, увидела огромный пенис.

Он глядел, как я на него смотрю, а затем начал наяривать свой член, кончив мне на лицо и грудь. Я даже не дернулась, когда сперма ударила в меня. Всё это действо казалось ужасно постыдным, но, всё же, лучше, чем очередное изнасилование. Он поглядел на меня, и по выражению его лица, я поняла, что у них действительно есть теперь рабыня, и она готова пройти обучение.

Он поглядел на неё, как только снял капюшон. Её волосы слиплись от пота, глаза плотно сжаты, лицо красное и в разводах, но, что удивительно, она всё ещё выглядела довольно таки привлекательно. Он перекатил её на спину на связанные руки. Перевязанные груди уже приобрели пурпурно красный цвет, соски продолжали стоять, а пирсинг стал почти незаметен. Он развязал правую грудь, и как только кровь начала возвращаться в неё и снова циркулировать, вызывая в ней очередную порцию боли, она издала глухой стон. Затем он развязал и левую грудь. Её тело снова выгнулось дугой в угоду и удовольствие «Четвертого». Он знал, что он победил. Этого и добивался. Он вышел из каюты.

Я лежала на кровати с закрытыми глазами, сперма подсыхала на моем лице и грудях. Я была истощена, и мне было плевать, что со мной будет дальше. Боссман тихо вошел, что я даже не догадывалась, что он находится в каюте. Он поглядел, что на мне нет анальной пробки и кляпа во рту, и потому поднялся на палубу и приказал «Четвертому» вернуть всё на место. Остальным он сказал, что они могут продолжать. И следующие пять часов я провела в заботливых руках парней его команды. Я поняла, что ненавижу кляпы. Неважно, каких размеров, цвета или текстуры. Почему-то резина в моем заду меня не особо беспокоила, как кляпы. Тем не менее, анальная пробка также приносила дискомфорт и унижение. Я поняла, что мои крики боли не услышат чужие уши, и как бы нет необходимости в использовании кляпов, но их всё равно использовали для острастки моего сознания. Вся боль и унижение, что они мне несли, лишь подчеркивала их отношение ко мне, как к куску плоти. Но мне казалось, что поскольку я была беспомощна, когда надо мной издевались, я в какой-то мере оставалась более чистой. Это глупость, конечно, но в тот момент я плохо соображала, и неделю назад даже представить не могла эту ситуацию.

Вечером к 4 часам, когда все четверо надолго задержались попить пивка, Боссман сказал им заканчивать перерыв и готовить своих «гостей» к очередному часовому заезду. Парни начали рассуждать, как лучше и удобнее её привязать. И все сошлись на мнении, что стоит взять стальную перекладину в метр двадцать длиной с кольцами по краям и в середине. Они привяжут её к ремням на её лодыжках. Её оковы на локтях снять, а сцепленные еще вместе ладони привязать к центру перекладины. Тогда ей придется развести колени. И если привязать перекладину к раме кровати, она всегда будет открыта для них, неважно, что они будут с ней делать.

Парни спустились вниз и привязали Викторию, как договорились. Оставив беспомощную Викторию в такой уязвимой позиции, «Нос Дога» вышел на камбуз и прикатил столик на колесах, на котором был установлен какой-то прибор с колесом. К колесу прибора присоединили длинную планку, на конец которой насадили 30см дилдо. Он смазал дилдо и приставил его к влагалищу Виктории. Прокручивание колеса прибора позволит поступательно двигаться планке вперед и назад в пределах 20 см. В зависимости от того, как будет планка подсоединена к колесу прибора эти пределы можно варьировать.

Мне казалось, что я выглядела ужасно. Волосы слиплись, под глазами мешки. Зрение сфокусировать я не могла. Надо мной издевались уже больше 60 часов, и мне начинало казаться, что это глюки. Я действительно не понимала, что происходит, и медленно сходила с ума. Я и не поняла их следующий ход, пока «Нос Дога» не подкатил столик к кровати и не просунул дилдо в меня на 20см. То, как они меня упаковали на кровать, не давало хоть как-то сменить положение. Я всё равно осталась бы лежать так, как они хотели. «Элвис» включил прибор на малую скорость, и колесо начало медленно вращаться. С каждым оборотом колеса планка входила и выходила из меня на 15 см. Я ничего не могла поделать, и мне только и осталось, как лежать и принимать эти роботизированные толчки. Гладки и медленные толчки внутрь и наружу. Величина дилдо была такой, что моя вагина была заполнена полностью. Каждый толчок дилдо создавал давление и на мою анальную пробку.

Парни десять минут наблюдали за работой трах-бота, но её реакция их разочаровала, поэтому «Элвис» переключил тумблер на максимальную скорость.

После нескольких минут на максимальной скорости моя киска горела, словно меня трахали дилдо, обернутым наждачной бумагой. Я попыталась слезть со стержня, но естественно, ничего не вышло. Он продолжал и продолжал меня трахать.

После тестирования трах-бота на максимальной скорости, и увидев нужную им реакцию, парни несколько заскучали и, переключив на низкую скорость, ушли, оставив Викторию один на один с машиной.

Мой мир сконцентрировался на моей киске и резиновой члене, который насиловал меня. Всё просто — это была пытка. Я понимала, что они меня за что-то наказывают, но никак не понимала за что. В конце концов, я лежала и тихо плакала, а машина всё продолжала работать. О, как я хотела, чтобы она остановилась. Мне казалось, что прошли уже часы с момента их ухода, хотя всего лишь полчаса. «Нос Дога» и «Элвис» вернулись вниз. Взглянув на мое лицо в агонии, «Нос Дога» подошел и выключил прибор. К моему несчастью он отключил, когда дилдо был полностью во мне. Хватая воздух через ноздри, я лежала на кровати в тишине. «Элвис» снял тормоз и откатил столик от кровати. Два парня отвязали перекладину от кровати, и словно кусок мяса, перекатили меня, отвязав мои кисти от неё. Парни медленно отвязали мои ноги от металлической планки и вытянули их вдоль. Я почувствовала себя столетней старухой. Всё тело болело, а больше всего в промежности. Я лежала там без каких-либо мыслей в голове. В голове у меня было пусто. И ничто не могло заставить меня пошевелиться, даже под угрозой смерти. После того, как я побывала в руках «команды захвата», не было никакой меня.

Последним наказанием для Виктории команда решила будет шибари — японский бондаж. Они поместили её в сложную позицию с множеством веревок, одни из которых походили над грудью Виктории, другие по её бицепсам. Еще один набор пролегал под грудью, а третий по животу. Все они встречались в одном узле с левой стороны её руки и вели дальше к спине. Пока она лежала на правой стороне, «Элвис» протянул деревянную палку сквозь узел веревок на левой руке до вершины правой ноги так, что её левый локоть был привязан к палке. Её левую ногу подняли и привязали лодыжку к палке, и выходило, что палка была теперь между её ног. В завершение множество веревок привязали левую ногу чуть выше колена к палке, кисти привязали к лодыжкам, и тело оказалось притянутым к палке в двух точках — у левого локтя и у левого колена.

Я глупо озиралась по сторонам, не веря своей удаче — парни обездвижили меня на кровати, где я могла, наконец-то, уснуть. Но, то ли они прочитали мои мысли, то ли ещё по каким-то причинам, но двое парней взялись за палку, к которой я была привязана,...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх