Брат. Новелла. Глава 2

  1. Брат. Новелла. Глава 1
  2. Брат. Новелла. Глава 2
  3. Брат. Новелла. Глава 3
  4. Брат. Новелла. Глава 4
  5. Брат. Новелла. Эпилог: Красный Дракон — Голубая Змея

Страница: 5 из 8

хмельного ненасытного и властного повесы, который творил со мной, что хотел, когда хотел и где хотел, — Я прошу тебя... не надо...

— Сними трусики, зашептал он мне в ухо очень щекотно и горячо, обжигая мою шею сладостными, влажными, ненасытными прикосновениями языка и жгучими укусами. Он отошел от меня на пол-шага, давая мне возможность исполнить его требование, но я колебалась.

— Послушай, ты пьян! Ты поэтому себя так ведешь! Ты завтра будешь винить меня во всем! Или сбежишь на край света, потому что тебе будет стыдно посмотреть в глаза маме с папой и друзьям! — выдала я на одном дыхании в отчаянной попытке спасти нас обоих.

Он прижал меня нижней частью живота к массивному мраморному туалетному столику, потерся об меня своим вздыбившимся членом, нежно погладил пальцами щеки, шею, тронул уголки губ, подбородок и часто вздымающуюся грудь, заставив меня содрогнуться от возбуждающего озноба.

— Плевать я хотел на всех, малышка. Пле-вать! Ты сводишь меня с ума каждую секунду! Я больше ни о чем думать не могу, кроме твоей сладкой киски и нежных губок. Я сегодня весь день только и думал о том, как бы тебя затащить куда-нибудь и отделать.

Его вульгарные признания дурманили мой разум, превращая мою волю в воск, из которого он мог лепить что угодно. Он влажно тронул губами мои губы, один раз, второй, третий, пока я не потянулась к его рту за новой порцией ласки. Тогда он отстранился, глядя мне в лицо с победоносным видом самца и вкрадчиво произнес:

— Мы с тобой отличная команда лжецов, по-моему. Ты просто восхитительна, когда лжешь, выкручиваешься и играешь роль порядочной сестрички. Я больше не могу этому противостоять. Понимаешь? — Его губы и язык вскользь коснулись моих, а потом он вдруг беззвучно захохотал, — Я просто обалдел, когда мама по телефону выдала мне эту душещипательную историю про рок-музыканта. Ты это сама придумала?

Я залилась краской и смущенно молчала, лишенная физических и моральных сил, чтобы сопротивляться. Его бедра тихонько двигались, вызывая неописуемое ощущение горячего потока, струящегося от промежности и захватывающего все тело, превращая буквально каждый участок кожи в эрогенные зоны, по которым бегали миллиарды электрических разрядов.

— Скажи, что хочешь меня, киска... , — прошептал он, снова отстраняясь.

— Я хочу тебя, — срывающимся шепотом пробормотала я.

— Тогда сними трусики...

Он приподнял серебристые складки платья почти до середины живота. Я, вся дрожа от возбуждения и волнения, слабыми непослушными руками стала стягивать с себя трусики, пока он смотрел, как обнажается вожделенный участок моего тела. Когда я слегка наклонилась, чтобы спустить трусики до конца, он нежно обхватил меня за шею и тихонько ткнул меня лицом в свою обнаженную гладкую мускулистую грудь. Вид его загорелой упругой кожи, его темных сосков так меня возбудил, что я стала с жадностью облизывать и гладить дрожащими ладошками его шею, грудь, живот, спуская с его широких плеч рубашку и постепенно опускаясь на колени. Он властно смотрел на меня сверху вниз, ласково поглаживая мои волосы, но когда я расстегнула его брюки, выпуская наружу его огромный член, он заставил меня подняться, снова жадно притянул к себе, а потом одним махом посадил на холодную мраморную поверхность туалетного столика.

Он расстегнул сзади молнию на моем платье, и бретельки безвольно упали с плеч, обнажая мои пухлые груди с маленькими вздыбившимися сосками. Он облизал и засосал один, потом второй сосок, беззастенчиво и откровенно массируя мои груди, то крепко сжимая их в руке целиком, то ритмично поглаживая. Я чувствовала, как между ног у меня все горит от нахлынувшей влаги.

— Я съем тебя, киска моя, — он упивался вкусом и запахом моей кожи и, вдоволь насладившись моими раскрасневшимися от его страстных укусов сосками, склонился ниже, заставив меня отклониться назад и расставить согнутые в коленях ноги. Его рот крепко прижался к моей пульсирующей горящей киске и язык чувственно принялся скользить по упругому вздыбившемуся бугорку. Но он не мог уже больше сдерживать себя, поэтому, резко поднявшись, он притянул меня к себе и, крепко подхватив меня под попку, вошел в меня одним мощным толчком. Я была такой влажной и обезумевшей от возбуждения, что нервно вздрагивала при каждом его толчке. Мы молча и неистово сотрясались в бешенном темпе, то впиваясь друг другу в губы, то обессиленно откидываясь назад, чтобы крепче соединиться друг с другом. Мы с трудом подавляли упоительные стоны, опасаясь, что кто-нибудь услышит нас; а чтобы не задохнуться, Митя иногда слегка менял темп, и это только сводило меня с ума еще больше.

В какой-то момент, я изо всех сил обхватила его ногами и прижалась к нему взмокшей попкой, почти затаив дыхание от неописуемого охватившего все тело фонтана наслаждения. Я чувствовала, как внутри меня пульсирует его огромный член и исторгает в меня горячую влагу, которая течет по моим ягодицам. Мы расслабились в блаженном изнеможении и счастливо рассмеялись, испытывая невероятную легкость после такого томительного напряжения. Его тяжело вздымающаяся мощная грудь была такой восхитительно красивой и притягательной, его приоткрытые влажные губы обдавали меня струями горячего страстного дыхания и я в порыве неконтролируемой нежности прижалась к этим губам своими губками, а кончиками пальцев нежно погладила его гладкую кожу на груди, под которой перекатывались крепкие мускулы. Он обнимал меня одной рукой, едва касаясь талии, а другой крепко опирался о столик. Я чувствовала, что он весь вымотался. Когда наше объятье прекратилось, и мы стояли рядом, пытаясь отдышаться, довольные и немного смущенные тем, что только что творили, я вдруг ужаснулась:

— Мы же не предохранялись!

— Ничего, малышка. Я дам тебе таблетки. Примешь по инструкции. Все будет в порядке. Только больше так делать не будем. Я просто не смог сдержаться, прости...

Он нежно поцеловал меня в щеку. Я вдруг почувствовала невероятное чувство стыда и страха, вспомнив, что совсем близко за дверью находится столько людей, которые могли бы быть просто повержены в шок нашими действиями, которые осудили бы нас и испытали бы к нам отвращение, если бы все узнали. Ведь нам предстояло теперь вернуться в эту толпу, а мне казалось, что по страстному пожирающему взгляду Мити, по его необузданно-самоуверенной манере держаться со мной, а также по моему трепетно — восторженному отношению к нему все сразу догадаются о нашей с ним близости. Митя небрежно сбросил рубашку и, пока он умывался, я взволнованно взглянула в зеркало, пытаясь прочесть в своих чертах что-то кричащее о моем грехопадении, что-то такое, что мгновенно выдаст меня окружающим со всей подноготной. Но ничего такого уж необычного во мне не было. В угловом шкафчике, к счастью, нашелся годовой запас влажных салфеток, и я, смущаясь, привела себя в порядок. Потом застегнула и оправила платье, машинально потянулась за лежавшей на туалетном столике расческой и пригладила пышные волосы, слегка поправила макияж и взглянула на брата. Хладнокровно и непринужденно он застегнул пуговицы на рубашке, строго затянул галстук, поправил ремень на плотно облегающих крепкие бедра брюках, пригладил роскошные холеные волосы, слегка влажные и дерзко взъерошенные как у задиристого подростка, поднял с банкетки свой пижонский пиджак итальянского покроя и, оценивающе взглянув на меня, усмехнулся:

— Если ты будешь так соблазнительно закусывать губу, мы никогда отсюда не выйдем и нас точно разоблачат.

Он выглядел таким спокойным, словно его ничто не волновало, в то время как я дрожала как заяц при одной мысли о том, что сейчас придется смотреть в глаза своим знакомым и друзьям.

— Выходи ты первый. Мне нужно привести себя в порядок.

— Ладно. Пойду попрошу аспирин у Антона для алиби. Увидимся, — он тронул мою бретельку, и я вздрогнула от его прикосновения, — Да я просто поправил, — невинно улыбнулся он и вышел, закрыв за собой дверь.

Я перевела дух, прошлась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх