Брат. Новелла. Глава 2

  1. Брат. Новелла. Глава 1
  2. Брат. Новелла. Глава 2
  3. Брат. Новелла. Глава 3
  4. Брат. Новелла. Глава 4
  5. Брат. Новелла. Эпилог: Красный Дракон — Голубая Змея

Страница: 7 из 8

с Антоном, а потом нагнал меня у самой двери. В лифте я напомнила раздраженным шепотом:

— Верни мне мою вещь!

— Какую именно? — изобразил он святую невинность. Лифт стремительно спускался вниз, и я, опасаясь, что придется выйти на улицу без нижнего белья, нажала на «стоп». Митя повернулся ко мне, сверля коварным взглядом:

— Ты уверена, что хочешь застрять со мной в лифте без трусиков? — его так и подмывало на всякие пошлости, видимо, он снова был в ударе. Мне было и ужасно обидно, и смешно, и страшно, что он опять на меня накинется. Он еще раз нажал на «стоп» и снова на первый этаж. Я поняла, что всякие уговоры бесполезны и мне придется смириться.

Мы быстро отыскали припаркованный во дворе дома микроавтобус с безмятежно спящим в нем водителем, постучали в стекло, водитель встрепенулся, дверь плавно отъехала.

— Все что ли? — спросонья спросил он.

— Да нет еще. Мы еще в одном месте хотим потусить. Отвезите нас к гостинице Б., а потом возвращайтесь сюда, развезете остальных, когда потребуется.

Митя подал мне руку, я забралась в салон и села рядом с выходом, он же пролез на самое последнее сидение и позвал к себе. Я тягостно вздохнула в предвкушении чего-то нехорошего. Он пропустил меня к окну и сам сел поближе, чтобы нас не было видно за спинками впереди стоящих сидений. Машина тронулась, Митя развернул мое лицо к себе, положив теплую ладонь мне на щеку, и нежно тронул мои губки своими. Потом он обхватил меня одной рукой за плечо и уютно притянул к себе. Ехать так с ним было очень приятно, но я ловила себя на том, что никак не могу расслабиться, и мое сердце тревожно трепещет в груди, ощущая близость его сильного, страстного тела. Он стал нашептывать мне на ушко какие-то забавные шуточки о гостях с вечеринки и последние новости о наших знакомых, а я невольно смеялась как-то неестественно звонко и кокетливо. Я знала, что это он на меня так действует. Рядом с ним я становилась какой-то более женственной и сексуальной.

— На какую мы, кстати, едем тусовку? — вдруг вспомнила я о цели нашей поездки.

— Да в Б. идет банкет... , — неуверенно и как-то нехотя вымолвил он.

— И ты уверен, что он до сих пор не закончился?

— Я очень надеюсь, что закончился, честно говоря, потому что я хочу просто снять люкс и застрять там с тобой на пару дней, — улыбнулся он непринужденной улыбкой, трогательно поправляя мои волосы и лаская взглядом мое лицо, губы и полуобнаженную грудь, приоткрывшуюся из-за роскошного мехового воротника. Не зная, как реагировать на такое, я только растерянно хватала ртом воздух.

— Ты... ты с ума сошел? На пару дней?! А что мы скажем всем?

— Родителям позвоним днем, скажем, что остались у кого-нибудь в гостях, а перед остальными мы не обязаны отчитываться.

Шокированная подобным его намерением, я растерянно и озадаченно уставилась прямо перед собой и вдруг обратила внимание, что водитель с явным любопытством подозрительно поглядывает на нас в салонное зеркало заднего вида. Я машинально в страхе слегка отстранилась от брата.

— Водитель смотрит на нас, — прошептала я, слегка повернувшись к Мите.

— Да фиг с ним, — небрежно бросил он, но больше не стал прижимать меня к себе.

— Думаешь, мы сможем так? — снова прошептала я, чувствуя, что на меня наваливается удушливое отчаяние.

Он ответил не сразу, и как мне показалось по его напряженной позе, что-то все-таки терзало и его. Потом он посмотрел на меня внимательно и серьезно и с дерзким вызовом ответил:

— Мы сможем. Согласись, что, раз преступив законы морали, учишься искать компромиссы с собственной совестью.

— Значит, у тебя все же были сомнения? — неуверенно спросила я.

— Шутишь? По-твоему, я полное ничтожество? Мерзкий развратник, бессовестно совращающий свою юную сестру и при этом даже не задумывающийся над тем, что совершаю?

— Я не знаю... Ты... Ты всегда ведешь себя так уверенно...

Он хмыкнул.

— Да ты тоже, вроде, не робкого десятка.

Честно говоря, я как-то не думала, как я выгляжу со стороны. Внутренне я так содрогалась от страха и стыда, что вполне естественно было для меня думать, что все это проявляется и снаружи. Я хотела ему возразить что-то, но машина плавно подкатила к сверкающему входу в гостиницу.

— Приехали, — безучастно объявил водитель и раскрыл дверь.

Мы молча вышли. Я огляделась. Вовсю валил снег, покрыв застывший московский пейзаж белоснежным кружевным флёром, сквозь который то тут, то там робко и таинственно мерцали огни города. Под ногами скрипел снег. Митя взял меня под локоть, в уверенном темпе увлекая в теплые сверкающие роскошью интерьеры отеля. Люкс был свободен, и через 10 минут мы уже поднимались в номер на оглушающем своим беззвучным ходом скоростном лифте, а потом бесконечно долго брели по пустынному коридору по мягкой кремовой ковровой дорожке, пока не дошли до шикарных двустворчатых дверей нашего номера. Внутри было свежо и необыкновенно волшебно. В центре огромной залы стояла роскошная мерцающая мириадами бликов натуральня елка, душистая и сказочная, как образ из детского сна. Рядом с елкой поблескивала золотистая стойка на ножке с ведерком для шампанского с торчащим из него золотым горлышком бутылки, от которого валил ледяной пар. В великолепно обставленном номере стояла такая восхитительная тишина, что страшно было ее нарушить любым звуком. Разве что легкое шуршание нечаянно побеспокоенных прикосновением елочных веток и тончайший звон елочных игрушек могли быть достойным аккомпанементом этой божественной тишине.

— Нравится? — раздался откуда-то издалека голос Мити, который тут же вернул меня к реальности.

— Тут просто восхитительно! — воскликнула я восторженно, разом позабыв все свои страхи и сомнения. Он подошел сзади, обнял меня и поцеловал в шею.

— Давай шубу, — его руки ловко подхватили мой полушубок. Он разделся сам, повесив верхнюю одежду в шкаф, горделиво прошелся по комнате, оценивая обстановку. Потом повернулся ко мне, глядя выжидающе и оценивающе. Я чувствовала себя неловко и растерянно. Я даже не знала, что думать обо всем этом. Митя подошел к массивному, но изысканному кожаному креслу, уселся в нем вальяжно, закинув одну ногу на колено и подперев рукой голову. Его восхитительно облегающий спортивное потрясающе сложенное тело дорогой костюм, слегка расстегнутая на груди белоснежная рубашка, отливающий дорогим блеском кожаный ремень, туго очерчивающий крепкий подтянутый стан, его красивые чувственные руки с длинными пальцами взбудоражили во мне инстинкты.

— Устала?

— Я... даже не знаю... , — еле выговаривая слова от накатившего волнения, ответила я.

— Я замучил тебя сегодня, — казалось, сочувственно произнес он, — Не бойся, я не всегда такой беспощадный, — на его картинно рельефных чувственно сочных губах проступила усталая усмешка.

Он словно выжидал чего-то, желая увидеть, как поведу себя я, если мне предоставить полную свободу выбора. Я разом вдруг вспомнила все наши объятья, вздохи, прикосновения и подумала, что раз мы все-таки здесь, то почему бы не броситься в этот омут.

Я прошлась по комнате, выглянула в окно, за которым снегопад жадно поглощал обрывки кремлевских стен, подошла к Митиному креслу сбоку, уперлась коленом в подлокотник и положила руку на спинку в поисках опоры. Брат небрежно откинул руку и провел по моим ножкам в шелковистых полупрозрачных чулочках тыльной стороной ладони, нежно поиграв пальцами тонким краешком подола. Его рука скользнула под юбку, и кончики его пальцев так мягко тронули мои горящие от возбуждения половые губки, что по всему телу прошли электрические разряды, из-за которых я ощутила непреодолимую слабость в коленях. Его горделиво прекрасное лицо было непроницаемо спокойно, когда его пальцы томительно медленно заскользили по моей влажной горячей промежности, а я вся содрогнулась от охватившего меня блаженства, невольно закрывая глаза, и судорожно вцепляясь в спинку кресла побелевшими ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх