Захват Виктории. День четвертый: Капитуляция

  1. Захват Виктории. День нулевой: Захват Приза
  2. Захват Виктории. День первый: Приз размяк
  3. Захват Виктории. День второй: Трюк с подчинением
  4. Захват Виктории. День третий: Приз сдался
  5. Захват Виктории. День четвертый: Капитуляция

Страница: 5 из 7

а я была очень голодна. Мне позволили пользоваться вилкой. Ровно в семь Боссман встал и подал мне сигнал, что ужин закончен. Он отвел меня в каюту, закрыл дверь и сказал снимать платье. С развязанными лямками на спине я за пару минут сняла свой наряд. Боссман приказал аккуратно сложить его в шкафчик. И так поступать со всеми нарядами, что мне придется надевать. К тому же каждый вечер придется стирать свои чулки. Я подошла к кровати и поглядела, что он туда положил. Там был бюстье со шнуровкой спереди и короткий пеньюар из черного шифона, едва доходящий мне до попки. И неизменные чулки с вышивкой по верху. А также другой набор каблучков. На другой стороне кровати длинные черные серьги и вельветовое колье. Прямо мечта подростка, — думала я про себя. Я так устала и так не хотела надевать всё это вечером. Не хотела, чтобы он смотрел, как я надеваю, и уж тем более касался меня.

Будто читая её мысли, Боссман сказал:

— Ты здесь из-за своего тела, и будешь надевать всё, что тебе дадут. Будь это пояса с подвязками, бюстье. комбинации, чулки или каблучки. Ты также будешь носить кожу, резину и нейлон. Давай, надень это. И еще одно, «М». Улыбайся. Может, у тебя и другое настроение, но я хочу видеть улыбку на твоем лице. Поняла?

Я кивнула в знак согласия и начала с бюстье. Туго зашнуровала его на животе. Затем поправила подпорки под грудями, пока они не легли удобно. Мои соски немного напряглись, и я смутилась, когда увидела, что Боссман смотрит на них. Сбросив подвязки к бедрам, я села на кровать и натянула чулки, затем надела каблучки. Я подошла к зеркалу и, как мне показали до этого, с улыбкой на лице провела руками по чулкам. Сняла ошейник и надела пеньюар, колье и серьги. Поглядев на свое отражение, подправила бюстье, чтобы грудки чуть поднялись. Закончив, я повернулась к Боссману. Его глаза сверкали и я заметила эрекцию в его штанах. Это испугало меня больше всего. Но прежде, чем принять позу покорности, я стояла, слегка разведя ноги, выставив одну вперед, глядя ему прямо в глаза. Хотя мне и было всего девятнадцать, я была неопытна в вопросах секса, как женщина, я инстинктивно знала, как возбудить мужчину. Я, не задумываясь, бросила ему вызов.

Он тут же понял, что она делает, и знал, что ему придется наказать её. Без предупреждения он отвесил ей пощечину и схватил за сосок.

— Ты хочешь что-то сказать?

Я задрожала от боли в соске и быстро приняла позу покорности.

— Нет, Господин.

— «М», не играй со мной в игры — ты, наконец, начинаешь понимать, кто ты?

Я кивнула, не глядя на него. Посмотрев на ноги, я заметила, что его эрекция стала меньше, но я видела, что он всё же хотел меня.

Он левой рукой провел по её левой груди, нежно поглаживая и уделяя особое внимание проколотому штангой соску. Он массажировал сосок медленными движениями, а затем резко обошел вокруг неё, не отпуская его. Правой рукой он стал поглаживать её бедро, плавно продвигаясь к животу и затем к лобку. Он стал нежно катать её клитор меж своих пальцев.

Я поняла, что допустила ошибку, пытаясь поиграть с ним. Что он накажет меня. специально для sexytales.org А затем он сделал что-то невероятное. Я замерла, когда он зашел за спину. И вдруг почувствовала, как мое сознание разрывается на части. Я знала, что не была бы на этой чертовой лодке, если б меня не похитили, не насиловали бы и не пытали. Что это наихудший кошмар для женщины. Но была и другая часть.

Я должна была признать, что его движения вызывали во мне возбуждение. Я чувствовала, как его эрегированный член уперся мне в попку. Мои соски и клитор затвердели. Они требовали внимание мужчины. Хуже всего, что совсем даже не обязательно этого мужчины, это мог быть кто угодно.

Его охрипший голос прошептал мне в ухо,

— Я дал себе обещание, что не прикоснусь к тебе снова на этой лодке. Но я нарушу его. Ты моя, а я хочу тебя, и хочу прямо сейчас.

Про себя он думал, что может сломать её, наконец, но она еще сильна духом. Что даст этой маленькой сучке всё, что она хочет и даже больше, затоптав её в грязь, где она и должна быть. А сейчас посмотрим, как всё работает — наркотики, недосып и давление на неё. Он подвел Вики к кровати и сказал ей сесть на краю. Боссман не мог поверить в то, что собирается сделать с этой девчонкой, по крайней мере, не сейчас. Она не должна была оказаться в его меню в данный момент. Он планировал, чтобы его парни поработали над ней, пока он будет втираться ей в доверие. Он знал, что его действия основаны на физическом состоянии, а он уже давно не действовал, идя на поводу своих физических потребностей. Должна быть связь с женщиной. А он знал, что её пока нет. Он знал, что он был в плену похоти и первобытных страстей к этой женщине. ЕГО женщине! Он заставил её сесть на краю и широко развел её колени. Затем положил её руки на её же колени. У неё был озадаченный вид, словно она раскрыла самое сокровенное для него. Она слегка наклонилась, а её груди прижались друг к другу её предплечьями. Оба соска затвердели. Он видел, что её половые губы набухли, а вагина увлажнилась. Он уложил её на спину. Она повиновалась каждому приказу. Это раскрыло полностью для него обзор на вагину. Длинные волосы «М» распластались вокруг её головы. Он мягким голосом сказал:

— Подними свои ноги и направь их в потолок.

Когда она повиновалась, он продолжил:

— А теперь медленно разведи их в стороны так далеко, как сможешь.

Я не могла не понять в какую уязвимую позицию он меня поместил. Но было чувство, будто это другой человек делал за меня. Другая же часть думала о том, что поскольку он видит, как охотно я ему подчиняюсь, это хороший знак для него, что я приняла рабство. Он стоял и смотрел между моих ног. Он мог видеть, как налились и распухли мои губы. И вдруг я осознала, что под его взглядом и его прикосновениями я переполнилась непрошеным желанием. Я закрыла глаза. Мои руки были разведены в стороны, чтобы поддерживать равновесие. Я не могла поверить, что это происходит со мной. Я не только оказывала ему содействие, я впервые страстно захотела, чтобы он меня взял. Я впервые захотела, чтобы он меня хотел. Я вцепилась пальцами в край кровати.

Он положил обе руки на её левую лодыжку и медленно провел вдоль всей её ноги. Его безмерно возбуждала гладкость ноги в чулках. Он готов был взорваться, если не войдет в неё прямо сейчас. Но он хотел большего. Её молчания ему было мало — он хотел, чтобы она просила. От тонкой и стройной лодыжки «M» его руки медленно скользили по ее мягко закругленной голени, поглаживая вокруг и чуть выше ее колена, и, наконец, по ее плотному бедру до верхней части ее чулка. Там он секунду поиграл с ней, проведя рукой под чулком, прежде чем, наконец, не продолжил по ее киске. Здесь он мягко толкнул кончик пальца в ее влажную вагину и потер ее клитор. Он посмотрел, как «M» резко вздохнула. Глаза её были закрыты, но едва заметная улыбка играла на лице.

Боссман глянул на её лицо и сказал:

— Только полностью отдавшись, можно раскрепоститься.

Не открывая глаз, я согласно закивала. В своем сознании я кричала, что не стоит этого делать, не надо, но еще не могла довериться волнующим, покалывающим ощущениям между ног, когда он нежно пытал меня своей рукой. Маленькая часть мозга всё ещё оспаривала моё желание, но остальная уже признала, насколько приятны его касания, и что я готова для него. Когда он стал массажировать мою киску, все мои сомнения улетучились, и я стала жить исключительно этим моментом. Мой стон наслаждения стал ответом на мои страхи, мучавшие меня. Я стала мокрой, и моё дыхание участилось, лишь стоило Боссману продолжить стимулировать меня между ног.

Боссман перенес свои руки обратно к лодыжкам, с внутренней стороны её ног, и снова начал их поглаживать, медленно водя по её икрам, подступая к коленям, и снова к бедрам, всё шире и шире разводя её ноги. Останавливаясь и поглаживая внутри её бедер, возвращаясь ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх