Тень луны

Страница: 2 из 5

помнил человека, сорвавшего цветок радиолы с Луны.

— Да ладно? — отозвался Шах на рассказ своего приятеля. — Так уж и никто?

Присутствующие парни Шаха наперебой подтвердили.

— Андрюха сорвет, — объявил с торжественной улыбкой Шах. У меня замерло сердце, заныло от какого-то странного, недоброго импульса. Шах стебался или провоцировал Андрея.

— А мы и без цветка будем вместе всю жизнь, — уверенно, жестко отпарировала Лена и прижалась к брату. Она, похоже, подумала о том же, что и я.

— А что? Слабо, Андрей? — не унимался Шах. — Для такой девчонки грех не напрячься.

Тень сомнения проскочила по лицу брата, но лишь на мгновение, затем исчезла, изгнанная решимостью и мужским духом. Я знал, что Андрей не отступит от вызова этого типа.

— Шах, перестань, — уже зло заявила Лена. — Хочешь, сам полезь.

— Для тебя — на раз, — с понтами в голосе ответил Шах. — Если сорву для тебя цветочек, будешь со мной? А, принцесса?

Да, взобраться на Луну Шаху не по зубам, но он явно развлекался или играл какую-то игру, и похоже, добился своего. В другой ситуации Андрей бы живо поставил этого бандюка на место, но сейчас Шах зацепил брата по-особенному, слишком подняв ставки... Андрей поднялся из-за застолья и внимательно посмотрел в сторону скалы. Она с грозным вызовом смотрела в ответ. Парни начали бросать поддерживающие Андрея фразы, Лена озабоченно, даже испуганно молчала. Брат молча двинулся в сторону Луны. Никто не остался на месте после этого шага, все подскочили и пошли за ним. На останавливающие крики Ленки Андрей не обращал внимания. Через несколько минут он уже стоял в тени скалы. Осмотрел ее, словно намечая путь движения вверх, просчитывая маршрут от выступа к выступу, поплевал на свои крепкие ладони и полез...

Вершина скалы метров двадцати казалась недосягаемой, но только не для Андрея. Он ловко и уверенно, находя самые удобные из неудобных выступов, передвигал свое выносливое тело к поставленной цели. Вот это физическая подготовка! Я с застывшим дыханием смотрел попеременно то на Андрея, то на цветущий куст радиолы наверху, фиксируя, как сокращается дистанция между ними. Парни, в том числе и Шах, кидали снизу всякие комментарии, шутки, но я не выдержал и попросил их замолчать. Его нельзя отвлекать. Потеря внимания может обойтись брату дорого. Периодически поглядывал на Лену, но девушка будто замерла на месте с поднятой головой и сама напоминала застывшую скалу, лишь слезящимися глазами выдавая в себе жизнь. Боялся даже представить, что в эти минуты творилось в ее душе.

До вершины оставались считанные метры, когда нога брата уперлась об очередной камень, и он оттолкнулся вверх. Камень вдруг не выдержал веса и отлетел, а Андрей повис на руках без опоры снизу, пытаясь одновременно ногами нащупать точку новую опоры. Я силой давлю внутри панику, сжимаю кулаки, веря, что Андрей выберется, и кляну себя, что ничем не могу ему сейчас помочь. Скала зловеще напомнила об угрожающей высоте, Лена не выдержала, нервы сдали, и сорвался ее дикий, наполненный ужасом крик. Андрей дернулся и вслед за обманувшим его камнем полетел вниз...

Брат мой... Держись, прошу тебя. Сейчас мы доедем до больницы и врачи приведут тебя в чувство, быстро вылечат. Ты станешь на ноги, и мы снова окажемся вместе, на нашем пляже. Мне так это нужно. Мне, маме, в слезах стоящей рядом в холодном, невзирая на лето, коридоре реанимации, Лене. Она тоже здесь, и мы не оставим тебя, что бы с тобой ни случилось.

— Он в коме, — как приговор озвучил врач состояние Андрея после его падения. — Отек мозга, состояние критическое.

Дни потекли один за другим, но ничего не менялось с Андреем. Состояние из критического переросло в стабильно тяжелое, как выражался доктор. Наконец, когда мы с мамой, начитавшись в интернете всяких рецептов излечения, стали с надеждой советовать их врачу, он устало посмотрел на нас и озвучил нечто новое. То, что заставило нас замолчать, замереть до оцепенения.

— Шансы вывести его из комы есть. Но если это сделать, ваш сын тотчас же умрет. Мозг поврежден необратимо. Мы ничего не можем с этим сделать. Предлагаю вам задуматься об эвтаназии.

Иностранное, непонятное слово прозвучало понятно, как никогда. Мама заплакала, услышав мнение доктора. Он считался специалистом высокого класса, лучшим в нашей области. Кто из врачей мог нас обнадежить, если не он?

— Это ты во всем виновата! — слезно закричала тогда мама на Лену. Сорвалась, выплеснула на девчонку всю пережитую боль. Лена регулярно посещала брата, ее пускали к нему в палату, где его безмолвное, бессознательное тело цеплялось за жизнь через аппарат искусственного питания. Лена разрыдалась, услышав обвинение отчаяния матери ее несостоявшегося мужа. Она изменилась за этот месяц, ее красота наполнилась грустью и тоской за Андреем. Ей не хватало его. Уверен, что и ему ее. Он просто не мог об этом рассказать, только с закрытыми глазами слушал ее признания и мольбы, когда они оставались в палате одни.

— Я провожу тебя, — сказал тогда я, выбежав за Леной, плачущей после разговора с матерью. Как мог, успокаивал ее, пока мы шли к ее дому. Лена перестала плакать и лишь молча кивала, когда я рассказывал ей о новых современных методах лечения подобных травм. Любовался ее точеным профилем, ее длинной шейкой, пока шел рядом. Восхитительная девчонка. У меня в мои восемнадцать еще не было женщины, все никак не мог завязать близкие отношения с девушками, а сейчас из-за болезни Андрея Лена была единственной из противоположного пола, с кем я общался. Беда сближает людей быстрее всяких там симпатий и влечений. Уже стоя у ее дома, я при прощании ощутил ее благодарный поцелуй в щеку. Вечером, умываясь на ночь, не позволил воде смыть поцелованное место...

* * * * *

Однажды вечером я никак не мог уснуть. Мысли одна за другой бороздили голову, лишая покоя и отгоняя сон. Из головы все не шла Лена. Как ей, наверно, сейчас одиноко одной? Именно сегодня целый день думал о ней, что показалось мне странным, необычным. Двенадцатый час ночи, завтра рано вставать, и я повернулся к стенке, делая очередную попытку уснуть, как вдруг услышал над ухом знакомый голос.

«Брат!». Я подорвался с кровати и обернулся. Голос Андрея, который я не мог спутать ни с каким другим, позвал откуда-то сверху. Вижу лишь пустую комнату и такой же пустой потолок. Послышалось, померещилось слуху? Или тоска за братом уже создают иллюзорные звуки? Неудивительно, ведь я так за ним соскучился. И тут голос Андрея снова пронзает мне слух.

«Саня, собирайся! Ей нужна твоя помощь».

— Андрей, ты где? — растерянно спрашиваю вслух. Неужели я медленно схожу с ума?

«Я с тобой. Но видеть меня ты не можешь. Просто слушай и верь мне» — диктует мне Андрей, затем продолжает почти приказом. «Прошу, не теряй времени. Беги к Лене».

Я никогда в жизни не одевался так быстро. Благо, мама уже спит, и я без ее расспросов буквально вылетаю из квартиры к Ленкиному дому, добираюсь также стремительно. Она живет в частном секторе, и в окнах ее небольшого домика уже темно. Останавливаюсь, прикидываю, что делать дальше, как тут слышу в стороне приглушенный крик. Оборачиваюсь к придомовым кустам и вижу, как у забора в зарослях травы происходит борьба. Обнаженные женские ноги заметно блестят в ночной темноте и бьются под навалившимся мужским телом. Еще один крик, явно заглушаемый чей-то ладонью. Все закипело внутри, подбегаю ближе и вижу, как Шах пытается усмирить лежащую под ним Ленку. Одной рукой этот подонок зажал ей рот, а вторая, оголив ножки, возилась в ее трусиках, забравшись к самому сокровенному. Кровь приливает к голове, а злость дает силу рукам. За секунды подлетаю к ним.

— Отвали от нее, — и резким движением стаскиваю Шаха с Ленки. Одновременно замечаю голую налитую грудь девушки и то, как она быстро поправляет разорванный на груди сарафан и потягивает вниз его задранные полы, скрывая белоснежные трусики. Шах падает ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх