Ма... = мама?

Страница: 5 из 6

она достала откуда-то огромный смартфон и стала водить пальчиком по экрану. Сережка же смотрел на нее и смущенно улыбался, буквально пожирая ее глазами.

Это просто замечательно — в его жизни появилась другая женщина! И я теперь смогу спать спокойно!..

— Леночка, Сережа, я пойду в магазин, а вы пока посидите здесь, — сказала я, наверное, веселее, чем следовало, потому что Сережка вдруг нахмурился и окинул меня полным злости взглядом. Или мне только так показалось?

— Да-да, тетя Оля, конечно, — Лена подняла голову от телефона и улыбнулась ослепительной улыбкой...

По супермаркету я бродила в задумчивости, рассеянно забрасывая в корзину какие-то продукты, как вдруг:

— Ольга Ивановна, — я почти наехала на него, остановив тележку буквально в паре миллиметров от его ноги.

— Павел Романович, — улыбнулась я, внезапно вспомнив имя нашего врача из поликлиники.

— Какая удача, что я вас встретил, — он улыбнулся мне в ответ так, будто действительно это была большая удача и будто он действительно был рад этой встрече. — Я звонил вам вчера.

— Извините, я, кажется, забыла зарядить телефон, — смутилась я.

Забыла, как же! Сережка разбил его об стену, потому что он начал звонить, когда мы занимались сексом, и я попыталась ответить.

— Ничего страшного, — он чуть кивнул. — Как себя чувствует Сережа?

— Спасибо, намного лучше, — ответила я и как бы ненароком посмотрела ему в глаза. И покраснела до самых ушей.

Он обошел вокруг моей тележки и якобы случайно положил руку на мое запястье. Я сделала вид, что не заметила этого.

— Позвольте, я помогу вам, — тихо с придыханием проговорил он.

— Да, — так же тихо, а, может, даже еще тише ответила я.

И мы медленно побрели вдоль стеллажей с товарами, не говоря друг другу ни слова.

На кассе он расплатился и за меня, и за себя и предложил зайти к нему на чашечку чая.

Я улыбнулась и вежливо отказалась:

— У меня Сережка во дворе один гуляет, — вздохнула я.

— В таком случае, — он нежно взял меня за руку, — мой телефон у вас есть. Звоните, мы договоримся о встрече. А живу я совсем недалеко, вон в том доме, — он указал на высотку через дорогу.

Я кивнула, поблагодарила его за помощь и направилась обратно во двор.

Лена и Сережка по-прежнему сидели на лавочке возле детской площадки, но теперь девушка молчала, а сын смотрел в другую сторону.

— Тетя Оля! — воскликнула Лена, едва я приблизилась к ним.

Сережка поднял на меня глаза, и я прочитала в них злость и досаду. Я не выдержала его взгляд.

— Тетя Оля, давайте я вам помогу, — Лена буквально вырвала у меня из рук пакет с покупками и, безбожно виляя попой, направилась к нашему подъезду.

Сережка встал, наблюдая за ней с каким-то странным выражением, отбросил мою руку, которую я протянула, чтобы взять его под локоть, и тоже двинулся к дому. Я поплелась за ним.

Той же вереницей мы поднялись на наш этаж, я открыла дверь квартиры и впустила их. Сережка быстро сбросил ботинки и сразу пошел в свою комнату. Лена помогла мне разобрать покупки, и я отправила ее к нему, сославшись на необходимость приготовить обед.

Когда она ушла, я села за стол и обхватила голову руками. Вот так — из-за одной фифы в отцовской футболке мой сын больше не хочет со мной разговаривать...

Просидела я так довольно долго, затем встала, достала из холодильника кастрюлю с супом и поставила на плиту. Интересно, чем они там занимаются?

Мое воображение уже рисовало картины того, как Сережка лежит на кровати, а Лена, сверкая голой попой, танцует на его достоинстве, как сын блаженно улыбается и нежно поглаживает ее бедра и живот. Или как он сидит на стуле возле стола, а она сидит у него на руках, и они целуются. Со стороны кажется, что это просто поцелуи, но на самом деле они занимаются любовью — юбочка ее платья чуть задралась и под ней видно средоточие ее женственности, нежное и упругое, поросшее тонкими светлыми волосиками, а из-под спущенных джинсов Сережки виднеется основание его мужественности и темно-красные покрытые темными волосами яички. Или я открываю дверь комнаты, а они лежат на полу и мне видны только мерно сокращающиеся обнаженные ягодицы Сережки и обвивающие бледными змеями его бедра ноги Лены. И тихие с трудом сдерживаемые стоны...

Я включила газ. Руки тряслись не то от злости, не то от нетерпения, не то от ожидания серьезного облома — где-то в глубине души мне хотелось, чтобы они сейчас просто сидели за компьютером и смотрели мультики. Или играли бы в шахматы — Сережка очень хорошо когда-то играл, у него даже был разряд по шахматам...

Выставив нужное пламя, я, крадучись, направилась в комнату сына. Там было подозрительно тихо. рассказы эротика Я осторожно приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Мои надежды на безобидные развлечения не оправдались.

Лена стояла посреди комнаты на цыпочках в одних гетрах, вытянув руки вверх. Она стояла ко мне вполоборота, поэтому я не видела ее лица. Я и ее саму видела не очень хорошо — проем двери закрывал ее от меня. Я раскрыла дверь шире. И вскрикнула, закрыв рот руками — от шеи девушки к люстре тянулась веревка. Лена держалась за нее обеими руками, пытаясь ослабить натяжение, а Сережка сидел на кровати с ее смартфоном в руках и периодически фотографировал ее.

Я медленно вошла в комнату:

— Сережа, что ты творишь? Отпусти ее немедленно! — воскликнула я, а внутри у меня все сжалось. На какое-то мгновение я подумала, что на месте Лены могла оказаться и я. — Отпусти ее... пожалуйста.

Он угрюмо посмотрел на меня, затем отбросил телефон в сторону, обошел вокруг девушки, чьего лица я все еще не видела, и одним рывком сбросил конец веревки с крюка люстры. Лена упала на колени и закашлялась, срывая с шеи петлю.

— Тетя Оля, — она повернулась ко мне лицом, и я ужаснулась — ее макияж размазался по всему лицу, волосы растрепались, из глаз текли слезы, а из носа сопли. — Простите меня, тетя Оля, я не хотела...

Она, пошатываясь, поднялась на ноги, уткнулась лицом мне в плечо и разрыдалась.

Я машинально погладила ее по голове и с досадой посмотрела на сына:

— Зачем ты это сделал?

Он чуть ощерил клыки, как делают собаки или волки, не желая связываться с более сильным противником, и ушел в угол между кроватью и окном.

Я вывела Лену в коридор. Но шла она как-то странно, в раскоряку, сильно оттопыривая попу и широко расставив ноги. Я с трудом довела ее до ванной, помогла залезть в ванну и только тут заметила, что у нее между ног что-то торчало, а на внутренней поверхности бедер была кровь. Мне стало страшно. Я дрожащими руками потянула то, что Сережка всунул ей между ног. И с облегчением выдохнула — это было ее же платье с замотанными в него колечками и обрывками трусиков. А кровь...

— Это был твой первый раз?

Она обреченно кивнула:

— Кому расскажи — меня лишили девственности пальцами и моим же платьем...

— Почему же ты не кричала?

— Потому что сначала он засунул мои трусики мне в рот...

На моих глазах выступили слезы — я боялась, что так будет. Он уже показывал мне, что его не интересует чужая боль, даже чужая жизнь для него ничего не стоит...

Ее платье я бросила в стирку, а вместо него дала ей легкий ситцевый халатик. Она завернулась в него и благодарно мне улыбнулась.

Мы вышли в кухню. Сережка был уже там. Он выключил плиту и теперь разливал суп по тарелкам. Две он поставил на стол, а третью — на пол в угол возле окна.

Я посмотрела на него укоризненно:

— Лена не будет есть с пола. Она такой же человек, как я и ты, поэтому она будет есть за столом.

Сережка снова ощерил клыки, но тарелку на стол поставил.

Мы ели молча. Лена бросала испуганные взгляды на Сережку, видимо, в любую секунду готовая сорваться с места и убежать, а сын смотрел куда-то в сторону и вниз, не обращая на ...  Читать дальше →

Показать комментарии (58)

Последние рассказы автора

наверх