Волк среди нас

Страница: 3 из 6

о том, что ты делала. И, должен признаться, это меня здорово... Снежка?

Тут, видимо, ее самообладание покинуло ее. Плечи начали подрагивать, глаза мокреть, взгляд устремился в никуда. Все шло к тому, что она опять зарыдает. Черт возьми, только не опять! Это совсем не то, чего он пытался добиться своим откровением!

— Эй, эй, Снежка, перестань! Хватит уже плакать! Все нормально. — Повернувшись всем корпусом к ней, Бигби взял ее руки в свои.

Но она все равно заплакала, а потом высвободила свои руки и обняла шерифа, уткнувшись лицом в его плечо. Спустя сотни лет она впервые обнимает его вот так. Почти сразу он почувствовал, как намокает ткань рубашки на плече. Решив, что он идет в правильном направлении, он обнял Снежку в ответ.

— Господи, Бигби! Это было ужасно! Ты не можешь представить, как мне было страшно! Я думала, ты умрешь там. И я ничего не могла сделать...

— Вот именно. Ты ничего не могла сделать против этих отморозков, так что перестань винить себя. Лучше съешь конфетку. — При этом он легонько поглаживал ее по спине.

Она всхлипнула, оторвала лицо от его плеча и посмотрела на него, на мгновение просияв. Сейчас их лица были так близко, что он мог ее поцеловать. Но шериф не спешил. Он решил, что даст Снежке выговориться. После этого они сели ровно, но она продолжала прижиматься к нему, а он — обнимать ее левой рукой. При этом иногда она придавливала его руку к спинке дивана, и тогда недавний перелом давал о себе знать. Пустяки.

— Пойми, Бигби, это было... шокирующе для меня, — продолжила Снежка, и, последовав совету, съела еще одну конфету. — В тот день, когда мы встретились впервые, когда ты освободил меня из плена Врага, я поняла, что никакая сила не сможет взять над тобой верх, никакое оружие или магия. И я стала считать тебя непобедимым... бессмертным. Сейчас я понимаю, что это глупо — все Сказания смертны. И за все эти сотни лет я... я привыкла к тебе. Нет, не так. Хоть я всегда это отрицала, даже сама себе, но я полюбила тебя. И я даже не задумывалась о том, что ты можешь умереть. Пока этой ночью... Я просто не знала, как смогу жить без тебя. Без своего волка...

— Никто не сможет нас разлучить, — Бигби нежно поднял ее лицо за подбородок, и их взгляды встретились. — Снежка, я никогда тебя не покину.

Еще пару секунд она с тоской смотрела на него, после чего взяла его лицо в свои руки и впилась в его губы нежным поцелуем. Преграда, которую Бигби все эти столетия считал непреодолимой, рухнула. И он ответил на поцелуй этих столь желанных губ. Доставляя Снежке удовольствие языком, он вернул ее в свои объятия. Так они медленно опускались, пока не легли на диван, Снежка снизу, Бигби — над ней. Между тем она запустила руки в его волосы, ласково перебирая их пальцами. Шерифу теперь, чтоб не лежать на своей новоиспеченной любви, приходилось здоровой правой рукой упираться в диван, левой же он водил по телу Снежки, правда, никакой ласки это принести не могло, потому что едва ли она чувствовала эти прикосновения сквозь одежду. Но он уже не полностью владел собой, хотя животная страсть вполне успешно обуздывалась нежными чувствами.

— Господи, Бигби, почему я была такой дурой? — тяжело дыша, спросила Снежка, когда оторвалась от него. — Почему я столько времени так упорно держала тебя на расстоянии? Столько времени, проведенных в глупых попытках обмануть саму себя...

— Я не знаю, снежинка. Но я тебе обещаю: мы наверстаем упущенное. А теперь приготовься — может немного трясти.

И прежде, чем Снежка успела сказать что-либо, он встал с дивана и взял ее на руки. Кто-кто, а Большой и Страшный Серый Волк никогда не жаловался на нехватку физической силы. Он посмотрел на ее лицо и увидел, что печаль и слезы ушли, уступив место радости и возбуждению. Тогда он понес ее в спальню, благо у нее, как и у всех нормальных жителей Вудлендса, она была. Дверь в спальню оказалась не полностью прикрыта, так что хватило легкого толчка ногой, чтобы распахнуть ее.

Зайдя внутрь, Бигби уложил разгоряченную Снежку на удобную двуспальную кровать (перед этим она успела скинуть туфли), после чего снова навис над ней и стал целовать ее лицо, спускаясь к шее и обратно. Прикосновения к этой нежной, шелковистой коже сводили его с ума. То же можно было сказать и о Снежке, которая прикрыла глаза и прерывисто дышала, время от времени прикусывая нижнюю губу. Это продолжалось несколько минут, которые для них были жалкими секундами, пока Снежка не пошла дальше и не начала стягивать с шерифа галстук, расстегивать пуговицы рубашки, потом стягивать и ее. Бигби не остался в долгу и избавил любовницу от перепачканного своей кровью пиджака, блузки и юбки. Все это он делал не спеша, хотя медлить ему становилось все труднее и труднее.

На Снежке осталось только скромное белое хлопчатобумажное белье. Вчера, во время осмотра тела Лили, он спросил ее, носит ли она кружевное белье, и получил резкий отрицательный ответ. Теперь он убедился в правдивости ответа, не то чтобы ему это было так важно. Грудь Снежки поднималась и опадала, в такт ее возбужденному дыханию. Это зрелище, как и полный вид ее безупречного тела, просто завораживали Бигби. Он не видел никого (и ничего) красивее в своей жизни. Если бы он не знал, что в самой природе Прекрасного Принца заложено бросать одну девушку и перебегать к новой, он бы считал его самым большим эротические рассказы глупцом в мире. Во всех мирах. Но хватит любоваться, его первичным желанием было доставить удовольствие Снежке, а после уже насладиться самому.

Поэтому он вновь прильнул к ней и продолжил целовать, на этот раз уже опускаясь все ниже и ниже, задержавшись на ключицах и дойдя до груди. Левой рукой он опять гладил ее бок, теперь голый и чувствительный к ласкам. И эти ласки с поцелуями просто творили чудеса: таким запах Снежки еще никогда не был, резкий, пряный, щекочущий ноздри. Это был запах сильного сексуального возбуждения, и Бигби запомнил его отчетливо. Знал ли он, что любая возбужденная женщина источает сильный запах, который может уловить даже простак? Едва ли.

— Прошу, Бигби, не останавливайся, — подрагивающим голосом попросила Снежка.

Его не нужно было просить об этом, они оба жаждали одного и того же. Пора попрощаться с еще одним элементом гардероба. Запустив руки Снежке за спину, Бигби нащупал застежку бюстгальтера и попробовал ее расстегнуть. Но она не давалась так легко. Когда он уже был готов просто порвать ее, что не потребовало бы от него особых усилий, застежка поддалась. Тогда он снял со Снежки бюстгальтер (тот сразу отправился в полет через комнату), и его взгляду предстала ее грудь с розовыми, торчащими затвердевшими сосками. О, Снежка, ты прекрасна! Взяв руками ее груди, он стал поочередно ласкать то одну, то другую, массируя их, проводя языком, засасывая соски (глупо звучит, не правда ли? (прим. авт.)) и облизывая ареолы. Снежка же «ласкала» слух Бигби, постанывая и, в моменты особо интенсивной стимуляции груди, шумно выдыхая. По ее телу пробегала сладострастная дрожь, а кожа покрылась мурашками. Была ли она с мужчиной после развода с Принцем? Он так не думал.

Ей, безусловно, эти ласки безумно нравились. Но пора было двигаться (ниже) дальше. И избавиться от последней мелочи, не дающей ему в полной мере насладиться самым прекрасным зрелищем в его жизни. Отпустив Снежкину грудь, Бигби начал прокладывать «тропку» из поцелуев вниз вдоль ее живота. Не раз он думал, что его щетина должна причинять Снежке некий дискомфорт, но, судя по всему, если он и имел место быть, то являлся несущественным. По крайней мере, ни одной ноты протеста.

Вот он и добрался до трусиков. Они уже увлажнились и пахли выделениями Снежки. Резкий, но приятный запах. Бигби уже собирался просто снять их, но тут ему в голову пришла идея. Он решил сделать это немного более интересней. Немного... по животному. Тогда он вцепился зубами в правый бок трусиков и потянул их ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх