Волк среди нас

Страница: 5 из 6

за одну ночь... точнее, утро.

Через какое-то время он решил сменить позу. Нет, он не устал находиться в упоре лежа, по крайней мере, не физически. Пауза должна была отсрочить оргазм, да и разнообразие не будет лишним, несомненно. Поэтому Бигби пришлось на время оставить Снежкины губы в покое. Ему показалось, или в ее глазах мелькнуло разочарование? Ну, уж извини, дорогая, мы тут важными делами занимаемся! Высвободившись из ее хватки, Бигби лег на правый бок, также разместил и Снежку. Теперь она прижималась спиной к его животу и груди. Потом он свободной левой рукой ввел в нее член и затем поднял ее левую ногу, согнутую в колене. В этой исключительно несвойственной ему позе они и продолжили соитие. Это были совершенно новые ощущения, яркие и ни с чем не сравнимые. Хотя вряд ли они были бы такими же яркими, будь на месте Снежки любая другая женщина. Они, Бигби и Снежка, были созданы друг для друга. И только вместе они могли быть полностью счастливы.

Снежка, к его радости, не оставалась в пассиве, а активно участвовала в процессе. Она всячески пыталась сильнее насадиться на его член, выгибала спину, сжимала мышцы влагалища, хотя там и без того было туго, и тихонько постанывала, ублажая слух шерифа. Когда он просунул руку, на локоть которой опирался, под Снежкой и начал ласкать ее грудь, она ахнула и повернула к нему лицо. Он без промедления приник к ее губам, на этот раз проявив инициативу. Они могли бросить плотские утехи и целоваться всю но... тьфу ты, утро, и они все равно бы не загасили ту пылающую внутри них страсть, не усмирили ту силу, которая, как магнит, не дала бы им сейчас оторваться друг от друга. Также Бигби не забывал уделять внимание ее шее, плечу, даже ключице, отчетливо выделявшейся под кожей. Он мог губами чувствовать, какой горячей... нет, не так... разгоряченной была сейчас Снежка. И летняя жара была не причем. Горячая Снежка. Какая забавная семантическая парадоксальность, если вдуматься. Но он не вдумывался, в его голове сейчас не было места для посторонних мыслей, в том числе и забавных парадоксов. Все его сознание сейчас работало на волне физического и морального удовольствия.

Это была очень привлекательная, хоть и не очень удобная поза, и Бигби еще не думал ее менять. Тем не менее, в этот раз «сменить пластинку» решила Снежка. И теперь она решила сама встать у руля. Высвободив ногу и «соскочив» с его члена, она встала на колени и выпрямилась, возвысившись над Бигби. Затем она опрокинула его на спину и оседлала его, шериф при этом оказался на краю кровати. Видимо, ей это не понравилось, потому что в глазах мелькнула искорка раздражения. Последовал несильный толчок коленом в бедро, вероятно, означающий, что ему надо сдвинуться. Но Бигби так и лежал, смотря на Снежку снизу вверх, любуясь ее телом, наслаждаясь ощущением ее веса на себе.

— Двигайся, Бигби, — делано капризным голосом потребовала она.

— Зачем? — делано удивленным голосом отвечал он. — Единственный, кто кусает за бока тех, кто лежит на краю постели, — это я.

— Давай, здоровяк. Я не хочу, чтобы мы оба в пылу страсти грохнулись с кровати.

Пошутил, и хватит, тем более, что скудного запаса терпения, который он мог выделить для острот, только на это и хватило. Так что за несколько коротких рывков, во время которых груди Снежки соблазнительно трепыхались, пара оказалась на середине кровати, он на спине, она — сидя верхом на нем. Волк ждал продолжения действа, но Снежка решила сделать небольшое лирическое отступление. Она взяла его за руки, слепив их ладони и переплетя пальцы, и развела его согнутые в локтях руки в стороны, прижав их к кровати. После этого она наклонилась к нему, и они начали целоваться. Опять. Сейчас, когда Снежка была над ним и прижимала его к кровати, поцелуи словно поменяли полярность, но при этом просто дико его возбуждали. Еще больше его возбуждало то, что Снежкины соски щекотали ему грудь (по крайней мере, незабинтованную часть), а из-за движений тазом взад-вперед своей вульвой она терлась об его член и прижимала его к животу. Иногда она легонько покусывала его за губу, иногда подавалась всем телом вперед, так, что ее груди оказывались прям перед лицом Бигби, и он начинал поочередно ласкать то одну, то другую. Все без помощи рук, Снежка продолжала держать их.

В итоге она же и прекратила эти игры, когда по какой-то причине решила, что уже хватит. И опять Бигби почувствовал легкую досаду, как если бы его прервали на самом интересном месте. Хотя кто знает, может, это и было «самое интересное место»? Еще ни разу до этого он не оказывался под женщиной, и уж точно не мог представить, насколько это может быть... ну, насколько это не совпадает с его представлениями. Ну, ничего страшного, шериф был уверен, что в самое ближайшее время они повторят все эти дикости. И потом еще. И еще. И еще. Как сказал Колин, его «до усрачки долгая» жизнь начинала скрашиваться.

Отстранившись от Бигби, Снежка отпустила его руки и вновь села ровно. Лицо раскраснелось, груди опять блестели от слюны, а ее учащенное от полученного возбуждения дыхание заставляло их соблазнительно вздыматься и опускаться. Она была утомлена, но твердо настроена закончить все правильно. Бигби видел это, чувствовал это, знал это. И он любил ее за это еще больше. Чуть приподнявшись, Снежка взяла член Бигби рукой и направила его себе во влагалище, после чего медленно опустилась, приняв в себя всю его длину, коснувшись попкой бедер шерифа. При этом она не смогла удержаться от сладострастного стона. Или она специально это делала, чтобы распалить Бигби? Если так, то она нашла нужную ниточку. Ее стоны были музыкой для его ушей (конечно же, до тех пор, пока это стоны наслаждения).

Отклонившись назад, Снежка для устойчивости уперлась руками в колени Бигби и начала двигаться, приподнимаясь и выпуская его член где-то на половину, затем вновь принимая его весь, сначала медленно, потом постепенно увеличивая темп. Она контролировала все сама, шериф предоставил ей лидерство, лишь неторопливо поглаживая ее бедра. Голову Снежка запрокинула, глаза были прикрыты, с губ срывались охи и ахи. Подпрыгивающие груди были главным, хоть и не единственным, местом, на котором отдыхал взгляд Бигби. В целом, он чувствовал себя необычайно расслабленно, как будто он отдыхал.

Когда вот-вот должен был нагрянуть оргазм, Снежка опять наклонилась над Бигби, и ее чресла заходили с еще большей скоростью. Тут уж Волк не выдержал, и, обхватив руками ее за попку, начал буквально насаживать ее на свой член. Сейчас зверь как никогда был близок к тому, чтобы вырваться на волю. Когти то появлялись, едва не впиваясь в нежную кожу ягодиц, то исчезали. Глаза горели желтым магическим светом. А Снежкины стоны теперь сливались с его рычанием в некую первобытную какофонию. Неужели, несмотря на все его старания, Волк все-таки стал волком? Неужели под конец он все-таки сдался во власть животной похоти? Нет. Никто и ничто не может его контролировать, даже его собственные инстинкты. И если он что-то решил, он сделает это так, как хочет сам. Поэтому уже в следующий миг он полностью взял над собой контроль. Свет в глазах потух, когти исчезли, а рычание затихло, сменившись на вполне соответствующее ситуации тяжелое дыхание. Волк остался Волком, несмотря ни на что.

Оргазм настиг их обоих одновременно. Кто-то мог бы сказать, что это просто сказочное совпадение. Бигби не стал бы с этим спорить — жизнь Сказаний («до усрачки долгая», как сказал бы Колин) обречена на сказочные происшествия. Как бы там ни было, сам оргазм — и для Бигби, и для Снежки — был действительно сказочным. Впрочем, шериф и не ждал чего-то меньшего, как и, скорее всего, его любовница. В высшей точке наслаждения они замерли на несколько секунд (за которые Бигби выпустил в презерватив приличную порцию семени), после чего Снежка без сил повалилась на него, хлюпнув скопившимися внизу выделениями. Она даже не слезла с его члена, и теперь Бигби чувствовал, как его детородный орган ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх