Жестокость под маской благородства. Глава 1

  1. Жестокость под маской благородства. Глава 1
  2. Жестокость под маской благородства. Глава 2
  3. Жестокость под маской благородства. Глава 3

Страница: 5 из 6

в тугой девственный канал. Но герцог не сдавался, и, придав усилие, втолкнул себя внутрь, тут же упираясь в ее девственность. Джейсон замер, смотря сверху вниз на женское тело. Пот выступил на его седом виске, и капелька скатилась вниз. Регина ощутила дикий дискомфорт и жжение, чувствуя в себе инородный орган. Правда это была не та боль, которой запугивали девиц благочестивые старушки, нарекая на греховность совокупления. Девушка еще не знала, что это не конец, а только самое начало.

Сильно сжав ее таз, так что на утро от его захвата на нежной коже образуются синяки, герцог резко втолкнулся внутрь девушки, растягивая ее тугое влагалище и разрывая девственную плеву. Его твердость даже под силой толчка с огромным трудом полностью вошла в ее нежный канал.

— Ааааааааа, — пронзительно завопила Регина, выгибая спину и дергаясь в его руках. Боль взорвалась в ее теле, сводя с ума и ослепляя. Инстинктивно она стала стараться вытолкнуть из себя предмет, что доставлял ей столько страданий, но крепкое сжатие его рук не давало девушке сдвинуться даже на миллиметр. — Вытащите его, пожалуйста, вытащите, — словно в бреду взмолилась она, вцепившись в его плечи и стараясь оттолкнуть от себя.

Внутри все горело и жгло. Рот открылся в жажде сделать вздох и глубоко хватал воздух, стараясь перетерпеть эту боль. Мышцы сжались вокруг твердого поршня, желая вытолкнуть его, но герцог лишь злорадно усмехнулся на ее страдания, наоборот упиваясь ими.

— Черт возьми, как же хорошо в тебе! — захрипел герцог. — Такая тугая, узкая. Сжимаешь мой член в тиски, словно перчатка. Как же давно у меня не было девственницы!

Быть внутри нее было волшебно. Он уже и забыл, как это вгонять свой член в молодое невинное влагалище, понимать, что именно он разработает его, заставит мышцы растянуться и приспособиться именно к его размеру.

— Боль... но, это так больно... — мычала девушка, стискивая зубы, чтобы не закричать от очередного болезненно крика, что рвался из ее уст.

Герцог не слышал девичьих стенаний. Он полностью упивался своей похотью. Мощно вращая членом внутри нее, он пробирался все глубже, пока не уперся в шейку матки. И тогда подмахивая бедрами, мужчина начал резко вгонял в свою жертву, задавая бешеный ритм. Напряженные яйца шлепали по стыку ее ягодиц, разнося по комнате самый противный для нее звук. Сам герцог пыхтел, отзываясь нечленораздельными звуками. Стиснутые зубы заскрежетали от усилий, когда он засаживал ей снова и снова, безостановочно, почти в беспамятстве работая бедрами в диком темпе.

— Уммммм, — болезненно ныла Регина, комкая в руках простынь и глотая слезы.

Ощущая, что больше не продержится, ведь слишком давно он испытывал настолько сильный экстаз, герцог переместил свои руки под девичьи ягодицы и, сильно сжав, впиваясь пальцами в нежную кожу, приподнял их вверх. Изменив угол наклона он резким толчком вошел немного глубже и наконец он застыл там. Бранясь, мужчина кончил в ней. Струя густого семени ударила в шейку матки девушки. Ее влагалище спазматически сжалось и Регину заполнили новые непонятные для нее ощущения. Все же ей было еще больно и противно, мерзко чувствовать внутри себе что-то похожее на слизь, излишки которой стали вытекать из нее, как только член герцога обмяк и выскользнул из ее щели.

— Поздравляю, леди Регина, теперь вы стали настоящей женщиной!

— Будь ты проклят! — тихо шептала она, отворачивая голову в сторону, взглядом впиваясь в стену подрытую дорогими обоями.

— Ну, ну разве можно так говорить отцу своего ребенка, — с насмешкой проговорил герцог. — Возможно только, что мы зачали моего наследника.

Регина лишь горестно застонала от этих слов, прикусив губу. Попытавшись повернуться на бок, чтобы скрыться от пронзительного взгляда темных глаз, она дернулась от него, но мужчина не позволил ей этого.

— Не спеши. Жаль, конечно, что я не так молод, чтобы снова быстро затвердеть, но это не значит, что я с тобой закончил. Я хочу хорошенько рассмотреть твою промежность, украшенную кровью твоей девственности и моего семени.

— Хватит, пожалуйста, отпустите меня.

Но герцог как будто и не слышал ее слов. Он схватил с пола небольшую подушку, которую в ходе борьбы Регина сбросила с кровати, и подложил ей под ягодицы. Снова широко разведя ее колени, он уставился на ее истекающую их смешанными жидкостями щель.

— Ты сейчас так прекрасна. Настоящая женщина такой и должна быть. Отодранной в сласть, пропитанной мужскими соками, горячей и потной.

От его грубых слов девушку мутило. Она никогда и не думала, что такой благородный человек может настолько грязно выражаться и быть жестоким насильником. Ведь герцогов считали приближенных к королю. Почти верхушка их нации. Но сейчас перед ней был гнусный насильник, который беспощадно растоптал ее девичьи мечты и надежды.

Мысль об том, что она предала любимого, наполнила девушку жгучим чувством вины и стыда. Регине казалось, что она грязная и вся пропахла мужчиной, и стоит только увидеться с Элайджом, как тот поймет — какой падшей женщиной она стала. Руки так и чесались от желания стереть со своей кожи запах этого мужчины, следы его прикосновений и его семя. Но все ее желания, которые теперь не имели значения, так и остались нереализованными.

— Ну-ну, что за слезки миссис Регина, неужели вспомнила об этом ублюдке. Бедняжка, надеялась подарить ему себя, а тебя лежишь тут и светишь своим срамом передо мной и течешь словно шлюха.

— Прекратите, пожалуйста, не говорите так. Я не шлюха, нет, не шлюха, — морально истощенная, она стала вспыхивать, стыдясь греховной наготы.

— Ахахаха, — засмеялся он от его слов, — только шлюхи лежат с широко разведенными бедрами и стекающим семенем из своей промежности. Шлюхи, что и минуты не могут прожить без спермы. И ты скоро поймешь, что стала именно такой.

Его пальцы коснулись ее щели, и зачерпнули вязкую жидкость, а после он поднес их к сладкому девичьему рту. Пряный запах ударил девушке в нос, её ноздри раздулись, и ее чуть не стошнило от этого аромата. Грубо сжав ее щеки, герцог заставил ее открыть рот и втолкнул свои пальцы внутрь.

— Попробуй, какие мы с тобой на вкус. Насладись этим.

Слизкая солоноватая сперма заставила ее скривиться от отвращения. Его пальцы поиграли с ее языком, а после того как он вытянул их, накрыл ее губы своими в жестоком поцелуе. Терзая ее рот, он шарил руками по девичьему телу.

Больно пощипывая ее округлые вершины, он резко тянул их верх, глотая ее болезненный стон своим ртом. Сминая мягкую плоть, мужчина почувствовал, как его фаллос повторно оживает, откликается на ощущение молодого тела под ним. Такой быстрой реакции у мужчины давно не было, и он порадовался, что нашел свое личное лекарство молодости.

Жадно накинувшись с грубыми поцелуями на ее тело, он ставил яркие темно-красные засосы, клеймя ее этими отметинами, тут же интенсивно облизывая их. Мужчина прекрасно понимал, что на утро ее нежное тело будет покрыто синяками и засосами — свидетельством их адюльтера. Этот факт возбуждал его еще сильнее. Жаль только, что сынишка не увидит их. Регине ощущала себя полностью покрытой в его слюне, между ног было мокро и гадко, а чувство шершавого языка заставляло содрогаться. Но герцог был непреклонен в своей похоти и безумие.

— Ты лучше всякого афродизиака, — простонал мужчина, когда его член снова наполнился жизнью и уперся своей твердостью в ее плоский живот.

Вдруг он приподнялся с ней и резко перевернул девушку. Регина не успела и очухаться, как оказалось прижата лицом к простыне с выставленным вверх задом. Сильным толчком он на всю длину снова вошел в ее раздраженный канал.

— Аааааай, — закричала девушка и стала брыкаться, но большая мужская ладонь сильно прижала ее голову к кровати, вдавливая ее в простынь, почти лишая возможности дышать.

Мужчина напористо двигался туда-сюда, терзая ее раненую промежность. Из-за обилия его спермы по комнате разносились звуки ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

наверх