Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2

  1. Негритянка и наци. Часть 1
  2. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 1
  3. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 2
  4. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 3
  5. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 4
  6. Негритянка и наци. Часть 2: Битва за Гаити. Глава 5

Страница: 5 из 5

черная хитрюга.

— Где?

— Вот тут, — Мари распахнула халат, открывая полную грудь, — сами посмотрите.

Она положила белую ладонь себе на грудь, чувствуя как дрожат пальцы Сигрун, невольно сжавшиеся вокруг соблазнительного холма черной плоти.

— Вот тут, — Мари немного передвинула руку девушки, — чувствуете, фройляйн? А вот тут, очень болит, — она передвинула руку на вторую грудь, — вы чувствуете?

— Дддаа, — запинаясь произнесла Сигрун, — да, тут что-то есть...

Сейчас она была готова признать Мари больной чем угодно, лишь бы иметь возможность и дальше прикасаться к этой восхитительно упругой груди. Сигрун трясло как в лихорадке, рот наполнился слюной. Из последних сил она сдерживалась от того, чтобы не припасть к этим черным сиськам и не покрыть их жадными поцелуями.

— А еще вот тут, — продолжала Мари, ловя взглядом пытающуюся спрятать глаза блондинку, — вот тут смотрите.

Она распахнула халат на всем протяжении и, раздвинув ноги, направила руку Сигрун к своей промежности.

— Нннет Мари... я не думаю, — лепетала белая девушка.

— Пожалуйста, мисс Йоханссон, — настаивала Мари, — очень болит.

Сигрун словно ударило электрическим током, когда ее пальцы коснулись розового разреза меж черных половых губ. Мари прислонила ее ладонь к своему влагалищу и прижала ее сверху черной ладонью.

— Вот тут пощупайте, — черная девушка уже открыто улыбалась, — здесь болит.

— Ддаа, — запинаясь, произнесла Сигрун, — я помогу тебе. Конечно.

Насмешливо улыбаясь, Мари направляя руку белой девушки, гладя ею себя между ног. Глаза Сигрун затуманились, дыхание стало тяжелым и прерывистым, как у загнанного зверя, все тело била крупная дрожь. Мари уже отпустила ее, но Сигрун этого будто и не заметила, будто загипнотизированная видом своей бледной руки на темной коже, чувствуя как перекатываются молодые, упругие мышцы. Помутневшему от похоти взору Сигрун раскрывшиеся половые губы казались экзотическим черным цветком, испускающего дурманящий мускусный аромат и на лепестках которого уже выступили капельки столь манящего нектара.

— Ты правда хочешь мне помочь, Сигрун? — негромко спросила Мари.

— Дааа, — всхлипнула девушка.

— Тогда поцелуй ее, — Мари прогнулась в талии, приблизив черный влажный холмик к лицу девушки, — поцелуй и все пройдет.

Словно в трансе Сигрун опустила голову, впившись страстным поцелуем меж ног Мари. Затем она приподняла голову и быстро-быстро заработала языком, словно кошка, лакающая из миски. Мари откинула голову на подушку, закусив губу, ее бедра конвульсивно сдавили светловолосую голову. Сигрун, отбросив всякую сдержанность, лизала как одержимая, смакуя каждый миллиметр влажной мягкой плоти.

— Даааа!!! — взвыла Мари, вцепившись пальцами в волосы Сигрун. Ее тело выгнулось дугой, влагалище вдавилось в похотливый рот, жадно поглощающий женские соки.

— Ты чудо, крошка, — отдышавшаяся Мари погладила по голове прильнувшую к ее бедру белую девушку, — иди ко мне.

Она помогла раздеться Сигрун, попутно и сама избавившись от остатков одежды, после чего уложила белую девушку рядом. Медленно провела рукой по открывшемуся ей роскошному телу: полные груди, ничуть не уступавшие ее собственным, плоский красивый живот, длинные ноги. Голубые глаза девушки с беззвучной мольбой смотрели на Мари, распухшие алые губы призывно приоткрылись. Мари рассмеялась и, склонившись над Сигрун, подарила ей долгий поцелуй. Одновременно рука черной девушки скользнула меж бедер медсестры и сразу три пальца вошли в разгоряченное течное влагалище. Тело белой девушки забилось в сладостных конвульсиях, пока Мари лобызая и покусывая розовые соски, пальцами сношала белую жертву. Сигрун сотрясло не менее двух оргазмов, прежде чем Мари вынула руку. За ее пальцами тянулись длинные липкие нити, которые негритянка смачно слизала.

— А теперь, давай так, — сказала она.

И, прежде чем Сигрун успела опомниться, Мари приподнялась на кровати и, перебросив ногу через белое тело, уселась медсестре на грудь. С соседнего столика негритянка взяла градусник в пластмассовом футляре.

— Ты у нас горячая штучка, — рассмеялась Мари, — померим температуру?

С этими словами она наклонилась вперед, выгнув спину и выпятив зад. Перед лицом Сигрун, словно два шоколадных холма, вознеслись аппетитные полушария, под которыми сочился влагой розово-черный бутончик. Уже знакомый пряный аромат ударил в ноздри Сигрун и та невольно подалась вперед. В этот момент Мари раздвинула ей ноги и медленно начала вводить футляр в розовую мокрую щель.

— ООООО!!! — стон белой девушки оказался заглушен накрывшим ее рот влагалищем. Черные половые губы облепили губы Сигрун, которой ничего не оставалось кроме как вновь начать лизать негритянскую пизду. Мари подгоняла ее, орудуя импровизированным «членом» в белом влагалище. Временами она вынимала его, припадая ртом к розовым губкам. Ее язычок, выписывал во влагалище блондинки замысловатые восьмерки, заставляя медсестру вновь и вновь содрогаться в оргазме, с новой силой набрасываясь на черную вагину. Мари обернулась через плечо и подмигнула замасленным страстью глазам, выглядывавшим из-под ее ягодиц.

— Нравится? — рассмеялась негритянка.

Ее бедра пришли в движение, истекавшая соками черная пизда заелозила по лицу белой девушки, заливая ее нос, глаза, рот. Затем Мари слегка переместила таз и жадно лижущий язык Сигрун оказался в отверстии ее ануса.

— Не останавливайся! — прикрикнула негритянка, вновь впившись в белое влагалище. Чередуя губы, пальцы и язык она теребила, сосала и лизала клитор Сигрун, раз за разом заставляя белое влагалище выбрасывать струйки слизи. Термометр, к тому времени уже хорошо смазанный женскими соками, Мари принялась медленно вводить в розовый анус. Тело Сигрун протестующе дернулась и Мари еще сильнее вдавила белое лицо меж своих черных ягодиц.

— Занимайся моей задницей, а о твоей я позабочусь сама, — эти слова она сопроводила звонким шлепком по белой ягодице, — какая тугая дырочка! Тебя никогда еще не трахали в зад, моя белая куколка? Ничего, это поправимо!

Она продолжала ласкать влагалище Сигрун, одновременно проталкивая термометр все глубже в ее задницу. С первого раза это причиняло боль блондинке, но постепенно она сменялась наслаждением и она уже сама делала задом встречные движения. Язык белой девушки старательно облизывал колечко черного ануса, проникая так глубоко, как только можно. Черное и белое тела двигались в едином ритме самозабвенного лесбийского разврата, черное и белое влагалище выбрасывали потоки смазки в похотливые рты. Белая девушка вылизывала черный зад, одновременно ловя кайф от движений твердого предмета в ее собственном анусе. Мари умело сочетая оральные ласки с анальными, подводила Сигрун к очередному беззвучному взрыву. Наращивая темп, негритянка на мгновение вытянула футляр и тут же с размаху засадила его в белую жопу.

Истошный вопль оказался полностью поглощенным мощными черными ягодицами, когда белое тело под Мари задергалось в сокрушительном анальном оргазме. Стройные ноги взметнулись вверх, трясясь будто в припадке и тут же бессильно опали. Мари, обкончав все лицо Сигрун, наконец, слезла с нее и, улегшись рядом с жадно глотавшей воздух белой девушкой, принялась нежно слизывать с ее лица свои выделения.

Уже позже, умывшись в находящейся в кабинете раковине, девушки вновь улеглись в постель, довольные и расслабленные. Сигрун доверчиво прижалась к Мари.

— Ты ведь, неместная, верно? — спросила она, в промежутках между ленивыми поцелуями.

— С чего ты взяла? — усмехнулась негритянка, сохраняя спокойный вид, хотя внутри вся напряглась. Если она ошиблась в этой девушке...

— Местная никогда бы себя так не повела, — рассмеялась Сигрун, — и не назвала бы меня «мисс», — посмотрев в лицо Мари, девушка торопливо добавила, — не бойся, я никому не скажу. Правда... я и сама тут как в плену. Но все же — кто ты такая?

Мари зацепила тремя пальцами подбородок девушки и заставила ее вздернуть голову. То, что она увидела в этих огромных голубых глазах, успокоило ее.

— Расскажи сначала ты о себе, — сказала она, целуя подставленные губки.

Это было смелым требованием, учитывая, что это Мари пришла в кабинет Сигрун, да и вообще в крепость без спросу. Однако девушка, похоже, уже уяснив кто тут теперь главный, начала послушно рассказывать. Ее отец был лютеранским миссионером и одновременно врачом на Виргинских островах, когда они еще принадлежали Дании, мать — дочерью голландского колониального чиновника с Арубы. Когда острова перешли Америке, отец Сигрун не уехал в Данию, как остальные его соотечественники, а остался во главе миссии уже при американцах. Позже он выехал на Гаити, где во время американской оккупации сотрудничал с развернутым янки медицинским корпусом. Там же родилась и выросла Сигрун. После двадцатилетнего пребывания на острове американцы ушли, а Ларс Йохансон остался — чтобы быть расстрелянным вместе с женой во время организованного нацистами переворота. Сигрун удалось бежать и, добраться до Кап-Аитьена, откуда она надеялась перебраться в Доминиканскую республику, но ее задержал немецкий патруль. Узнав, что у Сигрун было медицинское образование, ее, как обладательницу « нордической крови» определили в помощники доктору Майеру.

— А когда тебя потянуло на «шоколадок»? — спросила Мари.

— У меня подруга была, — покраснела датчанка, — Доминик, сирота при нашей миссии. Красивая была, не такая как ты, конечно, но все равно красивая. А еще смелая, сильная и умная — грамоте училась, мечтала в Америку уехать. Мы с ней дружили порой и спали в одной кровати, беседовали о всяком девичьем. Ну и как-то лежали, трогали друг друга — я и сама не заметила, как мы стали ласкаться. Доминик меня приучила киску лизать, — смущенно сказала Сигрун, — тогда я и поняла, что не могу без этого.

— Научила она неплохо, — усмехнулась Мари, — а где теперь эта Доминик?

Сигрун уткнулась в черное плечо и негритянка почувствовала как оно стало мокрым.

— Убили ее, — всхлипнула девушка, — вот когда все началось. Мы на втором этаже жили, я прыгать боялась, так Доминик меня прямо выпихнула из окна. А сама вот не успела.

Она заплакала, уткнувшись в плечо Мари и та, мучимая угрызениями совести, ласково погладила Сигрун по голове, шепча на ухо слова утешения.

— Ну, а ты? — датчанка вскинула заплаканное лицо, — ты-то как сюда попала? И... кто ты?

Мари отстранилась и испытующе посмотрела в лицо девушки. Потом кивнула и кратко рассказала зачем прибыла на остров, не открывая, разумеется, всей правды. Но Сигрун и так слушала ее словно завороженная, а когда Мари закончила, обхватила руками ее шею и страстно зашептала.

— Забери меня отсюда! Мари, прошу тебя, все что угодно сделаю, только забери меня. Ты умная, сильная, как Доминик. Забери меня!

— Не волнуйся маленькая! — Мари крепко прижала Сигрун к груди, чувствуя, что эта девушка, младше ее всего года на три, пробуждает у нее почти материнские чувства, — заберу, обязательно заберу. Но сначала — ты должна мне помочь.

  1. Ответное SMS сообщение с кодом может прийти через 2-3 минуты,
    Пожалуйста, не закрывайте окно браузера

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

5 комментариев
  • Zoi
    16 сентября 2014 17:23

    Привет, Семен! Ты еще пишешь в старом стиле? Ты — непобедим!! ;)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Семен Мирзаев
    16 сентября 2014 22:40

    Привет!
    В каком стиле пишется, в том и пишу)

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Гость (гость)
    23 сентября 2014 10:01

    Очень хочется продолжения!))

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Либертин
    26 ноября 2014 1:13

    Семён, а с тобой можно связаться по эмейлу? Есть несколько идей.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Семен Мирзаев
    26 ноября 2014 18:33

    А что мешает в личке изложить?

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх