Европа 2100

Страница: 2 из 3

обманывать и заставлять силой сосать нехорошо, оказались в меньшинстве. В СМИ их заклеймили, как гомофобов, и принялись травить. Кончилось тем, что оказавшись под давлением геев-лоббистов, крупнейшие компании начали при приеме на работу практиковать мужской минет в качестве теста на гомофобию. Если сосать отказываешься, значит гомофоб, и идешь на фиг.

Вот с этого бисексуализация населения и началась. Раз сходишь на собеседование, второй, полгодика без работы проболтаешься, рано или поздно согласишься сосать.

А дальше все пошло с ускорением. Первыми радикально изменилось трудовые отношения. Представьте, к вам на работу приходит молодой сотрудник, которого надо всему обучать. В обычной практике вам до него нет никого дела. А если он приятно разнообразит вашу сексуальную жизнь, ртом или попкой, наверняка вы станете к нему более внимательным старшим товарищем?

— И что так сразу попкой? — Эдвард выразил недоверие.

— Ну не сразу. Просто если ты пару, тройку, пятерку месяцев делаешь регулярный минет своему начальнику, привыкнешь к этому, то однажды дашь и в попу. И это не будет казаться чем-то невозможным или необычным. Начали формироваться устойчивые связи: патрон и миньон. При этом миньон, тот который в данном союзе играет пассивную роль, обычно сильнее заинтересован в устойчивости таких отношений. Ведь лучше иметь одного сильного партнера, чем сосать всем подряд? И такие связи реально повлияли на производительность труда. Сразу историки вспомнили, что в античности такие отношения были распространены повсеместно.

— Так то античность! А как же христианская нравственность? — спросила Рита.

— Не поверите! Церковь эту революцию поддержала. В то время священников часто ловили на педофилии, а легализовав массовую гомосексуализацию своей паствы, церковники переключили внимание на, так сказать, меньшее зло. Выпустили пар, так сказать. Но самые значительные перемены произошли в криминальном мире. Гомосексуализм среди заключенных легализовали, и это явление быстро стало в тюрьмах поголовным. Полицейские активно подключились к процессу. Обвиняемые, задержанные, подозреваемые попадали в общую камеру только тогда, когда надоедали полицейским. И никаких сомнений в сексуальной ориентации у арестованных к этому моменту уже не оставалось. Поэтому преступностью упала в разы. Так что учтите на будущее. Если вас задерживает полицейский, например, за переход улицы в неположенном месте, оказавшись в его фургоне, следует стать на четвереньки, оголить попку, раздвинуть ягодицы и приготовиться сосать.

Эдвард болезненно вздрогнул. Стив встал, зашел в дом и через минуту вернулся:

— И с собой нужно носить вот это, — он показал на тюбик в свой руке.

— Что это? — Эдвард поморщился.

— Пошли со мной, попу твою осмотрим, болит?

Рита поднялась с шезлонга первой, ее муж помялся, но тоже встал. Все вместе они подошли к шкафчику, который открыл Стив.

— Следующие революции произошли в медицине и индустрии лубрикантов. Во-первых, ликвидировали, точнее научились предупреждать инфекции, передающиеся через задний проход. У нас теперь попки просто стерильные. Шучу! Но презервативы стали не обязательны. Вот смотрите! Это смазка для профилактики, она укрепляет стенки заднего прохода. Вот это смазка — перед сексом непосредственно. Помнишь Эдвард, что я вошел в тебя совсем легко? Чудеса современной фармацевтики. А вот эта, для «после секса», чтоб если травмы какие, то зажили поскорее. Повернись, помажем.

Эдвард застеснялся. Стив передал тюбик Рите.

— Сама ему помажь, а вот это... — он сделал театральную паузу, глядя как Эдвард поворачивается попой, наклоняется и раздвигает ягодицы, — Супер-смазка, если ей кое-кому кое-что помазать, в этом месте начнется такой зуд! Который можно унять только хорошей порцией человеческого белка, спермы, такой сильный зуд, что вы будете сами бегать по улице и искать, кто бы согласился вас трахнуть.

Ой! Боюсь с такой лохматой задницей, мой крем не поможет. Эпиляцию надо делать. Могу я сам, — Эдвард посмотрел на Стива с недоверием, — А лучше пригласить профессионала.

— Зачем? — заупрямился Эдвард.

— Неизвестно, сколько вы у меня будете гостить? — двусмысленным вопросом ответил Стив, — Вот представь, тебя где-нибудь наклонят, допустим, на заправке, а у тебя там заросли. И как начнут проверять тебя на гомофобность!... Мало ли чего? Вызываю специального дяденьку. Становится жарко! Моемся и обедать! Я первый!

Молодожены молча переваривали рассказ Стива, когда тот появился из душа, растираясь полотенцем, ничуть не стесняясь наготы.

— Рита, твоя очередь, — Стив остановился прямо перед Эдвардом, который сидел на стуле.

Рита невольно засмотрелась на его упругую, без единой жиринки попу и встала. Эдвард как завороженный смотрел на член Стива, болтавшийся прямо у его лица. Он даже не стало провожать взглядом свою жену. У порога душевой Рита обернулась — Эдвард облизнул губы, девушка поняла, что сейчас произойдет, и вошла внутрь.

Через насколько минут она вышла, Стив стоял в той же позе, а ее Эдвард, любимый муж старательно сосал ему член. Рита села на соседний стул, Стив похлопал Эдварда по плечу:

— Беги мойся, и помни, что я тебе сказал.

Муж ушел, а Стив так и продолжал стоять прямо перед Ритой, его член стоял и манил. Рита в точности как Эдвард облизнула губы и послушно открыла рот.

Она старалась во всю, вспоминая как утром это делал Стив, и думала, от чего она такая мокрая? От рассказа Стива или от минета? Ведь Эдварда явно завел именно рассказ.

— Все, малышка, достаточно — Стив протянул ее за руку в сторону софы, мягко подтолкнул ее так, что она оказалась на четвереньках.

Я должна раздвинуть ягодицы, — вспомнила его словам девушка, но Стив сам мягким движением расправил ее половые губы и проник...

До чего же он здорово трахался! Уже через несколько движений Рита переставала волноваться о том, что вот-вот войдет Эдвард, настолько ее захватил секс! Она кончила, когда поняла, что мужчина перестал двигаться, а на ее анус капнуло что-то теплое и жирное. А потом она удивилась, несколько легко он проник в попу. Первое ощущение должно было быть болезненным, но боли не было совсем, только небольшая потеря чувствительности, которая спустя несколько минут плавных не глубоких движений мужчины восстановилась уже на уровне удовольствия.

— Вот это смазка! Вот это Стив! — восхитилась Рита, но тут в комнату вернулся Эдвард. Девушка не поняла, сколько времени он наблюдал за ними, просто муж забрался на софу перед ней и всунул член ей в рот. Некоторое время мужчины трахали Риту с двух сторон; в ротик и в попу, при этом иногда Рите казалось, что члены вот-вот встретятся у неё внутри, в такие моменты ее накрывало особенно ярким оргазмом. Но вот Эдвард отстранился, сел и сдвинул ноги, демонстрируя великолепный возбужденный член, а Стив надавил сзади, двигая девушку к мужу, извлек член, дождался, пока Рита оседлает член Эдварда. Потом нагнул ее к груди мужа и снова проник в попку. Рита чуть не потеряла сознание — так здорово задвигались члены, словно касаясь друг друга сквозь стенку матки. Ее оргазм стал непрерывным, она что-то кричала, стонала, вопила, плакала от счастья, наконец, разлился Стив, а следом Эдвард.

*

— И вот выросло целое поколение детей, родители которых стеснялись своей гетеросексуальности, и гендерное поведение подростков изменилось. — Под эту реплику Стива Рита очнулась после «бутерброда», — Во-первых, исчез мальчишеский онанизм. Зачем мастурбировать, если можно попросить друга, и тот запросто доставит тебе удовольствие ртом или даст в попу? Мальчики перестали стесняться гомосексуальных контактов. Затем изменилось поведение девочек. Они увидели, что самые лучшие мальчики становятся пассивными гомосексуалистами, и вступили в конкуренцию. Обычным стал минет на первом свидании, девушки тоже стали давать в попу на раз-два. И по мере взросления традиционной стало трио, особенно когда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх