Брат. Новелла. Эпилог: Красный Дракон — Голубая Змея

  1. Брат. Новелла. Глава 1
  2. Брат. Новелла. Глава 2
  3. Брат. Новелла. Глава 3
  4. Брат. Новелла. Глава 4
  5. Брат. Новелла. Эпилог: Красный Дракон — Голубая Змея

Страница: 3 из 7

пылающим податливым губам. Я хотела упереться ладонями ему в грудь, но что-то случилось со мной в эту секунду, что я сама до сих пор не могу объяснить — мои руки легли на его узкие бедра и, дрожа, скользнули вверх по стройным бокам к широкой грудной клетке. Его пальцы плавно прошлись вниз по шее к быстро вздымающейся груди. Он медленно отвел в сторону воротник моей куртки, вместе с ним оттягивая одну ее полу и обнажая обтянутое узкой футболкой плечо.

Пискнул сигнал домофона, за дверью подъезда раздался какой-то шум. Мотоциклист нажал на кнопку вызова. Двери, на которые я опиралась, открылись, и я оступаясь, шагнула в лифт спиной вперед, а он вслед за мной. Он нажал мой этаж и вдруг убрал провод с моей шеи, а затем снял шлем. Передо мной стоял мой старший брат, еще более красивый, чем когда-либо или, возможно, воспоминания о его красоте уже частично стерлись из моей памяти за эти два года. Его волосы сильно отрасли и закрывали сзади всю шею, а спереди были зачесаны назад, подчеркивая античную гармонию его черт. В приподнятом уголке его губ замерла издевательская усмешка. Так вот что изводило меня все те годы — он и вправду был совершенством, от которого я никак не могла отказаться. Я и забыла, как меня пьянил его взгляд, его губы, его мощная атлетическая фигура, вся его дикая вызывающая аура.

— Дима... , — прошептала я ошарашенно, словно произнесла не его имя, а совершенно незнакомое слово из какого-то неизвестного мне языка.

— Рассчитывала увидеть кого-нибудь другого? — в одной руке он держал свой шлем и скрученный провод, другой рукой он беспощадно нежно ласкал мои губы, лицо, волосы, шею, — Ты очень похорошела, сестра, хотя сложно было себе представить, что можно стать еще красивее, чем ты была.

Я просто молча сгорала от еще не утихомирившегося страха, от волнения, от возбуждения, от счастья и горечи одновременно. Он склонил на бок голову, чтобы поцеловать, но лифт уже остановился и дверцы открылись. Он вышел на мою площадку и подошел к квартире.

— Следил за тобой уже давно, — пояснил он, подперев стену спиной и скрестив на груди руки, ожидая, пока я приду в себя, выйду из лифта и отопру дверь.

Вся дрожа, я на слабых ногах прошла мимо него к двери и все никак не могла попасть ключом в замок, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Я зашла в темную прихожую и включила свет. В квартире — полный бардак: книги, одежда, немытая посуда. Времени не остается ни на что. Когда он зашел, закрыв за собой дверь, мне показалось, что я снова попала в клетку с голодным зверем, совсем как тогда, в его комнате, в первый раз. Я была уверена, что он набросится на меня немедленно, но он просто снял куртку, оставшись в простой серой футболке и шикарных кожаных брюках, бросил ее на кресло вместе со шлемом и прошелся по квартире, заглядывая в каждую комнату. Как всегда в великолепной спортивной форме, развязный и уверенный в себе. Я тоже сняла куртку и ботильоны, мельком бросив на себя взгляд в зеркало: на мне была короткая светлая юбка в складку «а-ля японская школьница», короткие черные чулки чуть выше колена и облегающая черная футболка с длинным рукавом и модным принтом на груди. «Выгляжу до сих пор как подросток, — вдруг пришло мне в голову, — Как непокорный подросток, сбежавший из дома». Собственно, так оно по сути и было.

— Ты все-таки грязнуля, — усмехнулся он наконец, пока я растерянно пыталась убрать с видных мест самые неуместные вещицы.

— Я учусь на дневном, работаю в ночь и занимаюсь танцами, — обиженно выпалила я, краснея, — Мне даже спать некогда.

Он поднял с пола мой учебник английского и пролистал страницы.

— Сколько тебе еще учиться?

— Три года, — я нервно вздохнула, — Ужинать будешь? Или... чай, кофе?

Он пропустил мой вопрос мимо ушей, подошел к комоду и взял оттуда рамку с фотографией.

— Это еще кто? — удивленно взглянул он на меня. На ней была миловидная худенькая девчонка с мальчишеской короткой стрижкой, в бейсболке, спортивной майке явно без лифчика и в коротких шортах. Она вся была подтянутая и утонченная, как хорошенький мальчишка, и смотрела со снимка хитрым прищуром, надменно задрав подбородок и улыбаясь краем губ.

— Это... Надя... моя... бывшая девушка, — выдавила я из себя, не поднимая глаз.

— Твоя... девушка... ? — я даже не поняла, чего больше было в его голосе — удивления, сарказма, недоверия, возбуждения, упрека, — Шутишь? — недоверчиво улыбнулся он.

— Не шучу, — я упрямо потупила глаза, пытаясь разгадать то впечатление, которое на него произвела.

— Ты серьезно?

Я усмехнулась и смущенно поправила волосы. Дима все смотрел то на снимок, то на меня, и, казалось, теперь уже никак не мог прийти в себя.

— Знаешь, мне так проще было... После всего что случилось... , — тяжело вздохнула я, смущенная тем, что мне с трудом удается подобрать хотя бы какие-то слова для объяснения, — Мы вместе снимали квартиру, и она оказалась лесбиянкой... В общем, так вышло... И я ни о чем не жалею.

— Надо думать! — рассмеялся вдруг он легко и беспечно, словно все это было в порядке вещей, а меня пробрал озноб от этого его смеха, — И что же, родители и об этом знают? — немного посерьезнел он.

— А ты сам как думаешь?

— Надеюсь, что нет. Ты общаешься с ними?

— Мама звонит от силы раз в месяц. Формально выспрашивает про дела, учебу, интересуется, не нужны ли деньги... и все, — к горлу подступило противное чувство жалости к себе, и я закусила губу, чтобы не дрогнул подбородок.

Митя словно почувствовал мое настроение, потому что всякий раз, когда я отвечала ему, он не сводил с меня внимательных глаз.

— Знаешь, а она ничего так, — заметил он с неопределенной улыбкой, вдруг сменив тему, — И... кто у вас был главный?

Я нервно рассмеялась, закрыв руками лицо.

— Не твое дело!

— Ммм... , — многозначительно отметил он что-то про себя, еще раз глянул на фото и тут же заявил, — Уверен, что эта фифа тобой крутила, как хотела. Ты всегда была слабачкой.

Я сузила на него глаза в ироничном презрении, но в душе тут же с горечью признала, что это абсолютная правда. Только вот слабачкой я становлюсь исключительно рядом с ним, а вовсе не со всеми окружающими.

— Может... ты и о себе что-нибудь изволишь рассказать? — наконец взяла себя в руки я и вспомнила про свои обиды на него. Сколько раз я представляла себе эту встречу и то, как презрительно брошу ему в лицо все, что у меня накипело.

Он еще молча походил по комнате и в итоге сел на диван, смеривая меня каким-то непонятным взглядом. Я совсем перестала понимать его эмоции, впрочем, и раньше-то была не слишком в этом сильна.

— Иди ко мне. Нам действительно нужно поговорить, — наконец сказал он ничего не выражающим тоном и положил руку на диван рядом с собой. Меня через всю нервную систему прошиб электрический разряд и высветил в мозгу предупреждающую красную табличку «дежавю». Было тяжело дышать, тяжело стоять, тяжело глотать и совсем невозможно смотреть на него, а тем более подойти. Я пылала с головы до ног, как глупая тринадцатилетняя девчонка, пришедшая к двадцатидвухлетнему брату с самой тупой и безнадежной просьбой на свете — научить ее целоваться. Я дрожащей рукой поправила волосы, которые и без того уже были поправлены раз двадцать за последние десять минут и облизала пересохшие губы. Митя молчал, наблюдая за мной, как притаившийся зверь. Черт его знает, что там на уме у этих хищников — глаза не выражают ровным счетом ничего. Я тяжело вздохнула, чувствуя, как слезы обжигают глаза, и пошла к нему на ватных ногах, надеясь, что все же внешне не выгляжу также запуганно и беспомощно, как я ощущала себя изнутри.

Я остановилась рядом с ним, упершись дрожащими коленями в край диванной подушки и касаясь его колена. Я не поднимала глаз. Распущенные светлые волосы обдавали жаром шею, плечи, спину, руки, щекотали везде и вообще бесили меня ужасно.

— Садись, — приказал он, и я села на диван на колени, лицом к ...  Читать дальше →

Показать комментарии (67)

Последние рассказы автора

наверх