Грустная история. Часть 1

  1. Грустная история. Часть 1
  2. Грустная история. Часть 2
  3. Грустная история. Часть 3 и 4
  4. Грустная история. Часть 5
  5. Грустная история. Часть 6

Страница: 1 из 3

— Какой красивый ребенок — именно эту фразу я слышал много раз с самого детства.

Но мне моя внешность доставляла одни проблемы. Статный, гибкий мальчик со слегка вьющимися каштановыми волосами и огромными карими глазами в обрамлении «девчачьих» ресниц. Добавьте к портрету пухлые губки и нежную кожу. Стоит ли говорить, что иначе, чем «девчонкой», меня не дразнили. Да еще и выглядел я всегда младше своего возраста — эдаким ангелочком. Будь у меня бойцовский характер, может быть все было бы и не так плохо, но мать-природа, продолжая свою шутку, сделала меня робким, нерешительным, и, чего скрывать, трусоватым. Драться я не умел, и жутко боялся быть побитым. В случая же возникновения любого конфликта, совершенно терялся, руки начинали дрожать, на глазах выступали слезы. Но, если отбросить все это, моя жизнь до выпускного класса была вполне обычной и безмятежной: редкие игры со сверстниками (чаще, девочками), учеба в школе, мои любимые книги.

Но в стоило мне отметить восемнадцатилетие, как весь привычный мир рухнул: буквально за месяц счастливый брак родителей разлетелся в дребезги. Дом сотрясали скандалы, причину которых я не мог, да и не хотел понять. В один далеко не прекрасный день отец поднял руку на маму, и совместная жизнь нашей семьи закончилась. Развод прошел быстро: мама получила алименты и приличную сумму, на которую приобрела квартиру в противоположном конце города («Чтобы быть как можно дальше от этого ублюдка! «). Я переехал вместе с ней. Меня ждали новый дом, новый район и новый колледж, где предстояло отучиться еще целый год.

В довершении всего то ли от стресса, то ли еще от чего-то, но с моим телом начали происходить странные вещи. Сначала начала болеть и опухать грудь, но совсем сбитый с толку происходящим хаосом в доме, я не придал этому значения. Грудь все увеличивалась, а в месте с ней начало «чудить» и остальное тело: моя попка, и раньше больше подходящая девушке, начала приобретать еще более «провокационные» очертания, что было особенно заметно на фоне узкой талии. Член же напротив, оставался детским и обидно маленьким. Естественно, я жутко комплектовал по поводу всего этого и старался так долго как мог, спрятать проблему. В ход шли бесформенные свитера и другие ухищрения. Впрочем, родители были так увлечены своими разборками, что не заметили бы не только рост женских сисек у сынишки, но и появления у него на голове ветвистых рогов. Уже после переезда в новую квартиру я понял, что изменения становятся все заметнее: грудь уже имела полноценный второй размер и на удивление красивую форму. Краснея, бледнея и поминутно теряясь, я наконец-то рассказал все маме, и уже на следующий день предстал перед врачом.

Доктор, крепкий мужчина лет пятидесяти с уверенным голосом и серо-стальными глазами, разговаривал с мамой, одновременно лапая мои груди. Нет, наверняка это действо имело какое-нибудь медицинское название, но почему то мне на ум пришло именно такое слово. Наверное, потому что иногда в его глазах мелькало что-то, заставлявшее меня испуганно сжиматься, а крепкие пальцы довольно болезненно выкручивали то один то другой сосок.

— Не стоит слишком сильно волноваться. Такое бывает, особенно при сильном стрессе: организм человека, особенно в молодом возрасте очень хрупок... Нет, операция не требуется. Поменьше волнений — и все само выправиться. В качестве профилактической меры — вот этот препарат по одной капсуле в день. Нет, повторяю еще раз — это не рак, анализы совершенно нормальные. Скорее всего, гормональные проблемы. Если с течением времени не будет положительной динамики — приходите еще раз, попробуем другой курс препаратов.

Маму все услышанное успокоило, я же был просто рад поскорее уйти — почему то доктор очень меня пугал.

Придя домой, и буквально рухнув в кровать, я испытал странное, почти болезненное облегчение: казалось, мир обрушил все возможные беды и дальше могло быть только лучше. Уже совсем скоро мне предстояло понять, сколь сильно я ошибался.

От своего первого дня в колледже я запомнил только шелест удивленного перешептывания за спиной. Когда учительница объявила:

— Ребята, это ваш новый одногруппник Александр С*****в, прошу любить и жаловать, — на лицах почти всех ребят появилось изумление пополам с непониманием. Не очень то я походил на Александра: мешковатый свитер плохо скрывал грудь, ни на сантиметр не уменьшившуюся несмотря на вторую неделю приема препарата.

Дураком я не был и, понимая чем грозит любому новичку участь «белой вороны», постарался стать невидимкой, исчезнуть. На лекциях отвечал только если спрашивали, на переменах — старался не отсвечивать. К концу первой недели мне стало казаться, что у меня почти получилось...

— Блядь, вот это жопа! — смачный шлепок обжег ягодицы абсолютно неожиданно. Непроизвольно взвизгнув, я обернулся и встретился взглядом с здоровенным коротко стриженым парнем. «Руслан Ка****в, гордость боксерской секции», — всплыло в памяти.

— Оппа, а тут еще и сиськи в комплекте, — парень заржал. Вокруг тоже начали раздаваться смешки, переходящие в издевательский хохот. Наверное, стоило сказать что-нибудь в ответ: что-нибудь дерзкое, ну или хотя бы смешное, но, как назло, я впал в ступор, на глаза навернулись слезы. Я развернулся и быстро пошел прочь по коридору.

— Эй, ты куда, дай жопу примерить! — и снова издевательский хохот и свист. Свернув на лестницу я наконец смог остановиться и дать волю рыданиям. Следующие пару дней все было как будто в порядке, но все чаще я начал чувствовать направленное на меня презрительное внимание. Раздавались шепотки: «... его за жопу схватил... он заревел... как девчонка... пидорас наверное... «. Как выправить ситуацию, я не знал.

Следующий понедельник прошел спокойно, мне даже показалось, что происшествие со мной начало забываться. И вот долгожданный звонок с последней пары. Я ждал его с особым нетерпением еще и потому что жутко хотел писать. Переждав пока все разойдутся, я стрелой метнулся в конец коридора к заветной двери.

В туалете было пусто, и, бросив портфель на подоконник, я приступил к делу. И как раз в этот момент у входа послышались голоса — кто-то еще шел сюда.

— Не, Руслан, это все херня.

— Ничего не херня, я вам говорю, верное дело, надо только... о, знакомая попка!

И снова болезненный шлепок по ягодицам. Вот только на этот раз вместе с Русланом две его дружков: высокие, коротко стриженные, словно братья близнецы. Даже ухмылки у всех трех как под копирку.

— Не, пацанчик, скажи, ты точно не девка? А то вон жопа круче чем у Ленки, сиськи тоже зачетные, а уж ебало...

— А че, пацаны, давайте проверим, а то мало ли... Гы-гы-гы!

— Я... я... мне пора идти, — от стража мой голос, и без того ставший выше последнее время, напоминал скорее пищание.

— Не, реально, дай сиськи помацать, — это, кажется Григорий, еще один подающий надежды боксер, — Те че, жалко для пацанов что ли?

Грубая рука прижимает меня к перегородке, вторая — прямо сквозь одежды сжимает грудь.

Наверное надо что-то делать: драться, ругаться, хотя бы звать на помощь...

Но противный липкий охватывает меня и вместо криков я издаю какое-то жалобное поскуливание.

Вряд ли эти парни изначально планировали что-то серьезнее грубой шутки, но именно в этот момент в их глазах зажигается азарт. Азарт хищников, поймавших беззащитную жертву.

— Сема, дверь там прикрой, — Руслан даже не оборачивается к третьему парню, продолжая буквально давить меня взглядом. Понимая, что сейчас мой последний шанс, я делаю последнюю попытку, глупую и неудачную:

— Ма... мальчики, пожалуйста, отпустите меня, ма... — мой голос прерывается от рвущихся наружу рыданий, но вместо того, чтобы разжалобить, мои слезы, кажется лишь подстегивают их.

— Отпустим... обязательно, только сначала немного поиграем, — улыбка Руслана скорее напоминает оскал. Судя по шагам, Семен, третий парень вернулся, а значит туалет закрыт изнутри, и в ближайшее ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх