Грустная история. Часть 3 и 4

  1. Грустная история. Часть 1
  2. Грустная история. Часть 2
  3. Грустная история. Часть 3 и 4
  4. Грустная история. Часть 5
  5. Грустная история. Часть 6

Страница: 1 из 4

Часть 3.

Выходные прошли словно в тумане: я лежал дома и жалел себя. От горьких слез я переходил к самой дикой ярости. Правда, даже в эти моменты слиться на ребят я не осмеливался, и мой гнев обрушивался на всех остальных: на бросившую меня здесь маму, на мое проклятое тело, выкинувшее такую забавную для других и ужасную для меня шутку, на доктора, выдавшего мне какую-то бесполезную муру вместо лекарства. В истерике запустил баночкой с капсулами в стену, но уже через минуту ползал по полу, собирая их обратно.

Попка болела. Иногда так и подмывало отправиться если не в больницу, то хотя бы просто в аптеку, с просьбой посоветовать какое-нибудь средство, облегчающее мучения. Наверняка оно есть, ведь я далеко не первый мальчик на свете, которого грубо выебли более сильные и более уверенные в себе старшие товарищи. Можно пойти не в ближайшую, а уехать на другой конец города. Но стоило мне представить как я, краснеющий, бледнеющий и мямлящий, буду объяснять продавцу (или продавщице) суть своей проблемы, как всякое желание куда-то идти исчезало. Все же воспоминания о своем сне и залитых спермой трусиках я гнал от себя, запрещая даже мельком думать об этом.

Но вот неотвратимый, как все беды мира, наступил понедельник, и я снова отправился в место обитания своих демонов: колледж.

На меня по-прежнему не обращали особого внимания, что даже несколько удивило. Почему-то ожидал что все от мала до велика волшебным образом узнают о том, что меня оттрахали лишь взглянув на мое бледное, испуганное лицо. Но нет, жизнь шла своим чередом, и ей, никакого дела не было до распечатанной попы ученика Саши Су*****ва.

— Привет, Сашуля, как делишки? Попка не болит? — должно быть, моя мордашка в этот миг выражала абсолютный ужас, и потому неслышно подошедший ко мне сзади Семен довольно оскалился, — Да не ссы ты так, все пучком. До пятницы можешь не напрягаться, мы же не звери. Будешь на облегченном режиме: отсосал у нас с ребятами после занятий, и до следующего дня свободен. Сосать будешь там же, где первый раз. До встречи.

Его рука ухватила меня за попу и крепко сжала. Всеми силами сдерживаю стон. Семен разворачивается и уходит, уверенно рассекая толпу учеников. Некоторые девушки провожают его заинтересованными взглядами: высокий, сильный, уверенный в себе... Кажется я не о том думаю.

Стряхнув с себя странное наваждение, буквально бегу в аудиторию. Странное дело, когда с нетерпением ждешь конца занятий, время идет мучительно медленно, но стоит пожелать обратного, чтобы встреча с моими мучителями произошла как можно позже, как часы устремляются в перед с бешеной скоростью. И вот раздается звонок с последнего занятия, и галдящая толпа одногруппников устремляется к выходу. Тяну время как могу, но оно буквально неумолимо...

Туалет встречает меня непривычной для таких мест чистотой (все же у нас хороший колледж), и пустотой. Парней еще нет. Но стоило устроиться на подоконнике, как в коридоре раздаются знакомые голоса. Первым заходит Руслан:

— Он уже здесь, закрывай.

Дверь захлопывается. Гриша и Семен присоединяются к своему вождю.

— Саша, а ты чего еще не на коленях? — в голосе Руслана искреннее удивление, — Или снова будешь стонать и плакать, мол «я не такая, а жду трамвая»?

Уже опускаясь на колени, отрицательно качаю головой.

— А жаль, — Семен, определенно, разочарован, — У меня от твоего поскуливания аж хуй дымился.

Ребята почти синхронно спускают штаны вместе с трусами, и передо мной оказываются три уже наливающихся силой члена.

— Приступай, Сашенька.

Робко поднимаю глаза:

— А... а у кого первого?

— Сама выбери с кого начать, а вообще — соси все три по очереди, — ребята переглядываются. Тут явно что то не чисто.

Пододвигаюсь к Руслану и нежно провожу языком по яйцам. Он ободряюще кивает. Несколько раз целую мошонку, после чего, медленно, не упуская ни миллиметра члена, начинаю подниматься к головке. Руслан начинает дышать чаще, а его руки уверенно завладевают моей головой и насаживают ротиком на хуй. Снова уверенные и размашистые движения, то с чмоканием извлекающие член из моего рта, то засаживающие обратно с такой неторопливой мощью, что головка буквально въезжает в горло, а носик упирается в жесткие волосы паха. Мошонка хлопает меня по подбородку.

— Ну вот, я же говорил,... — продолжая насиловать мой ротик, Руслан обращается к своим друзьям, — ... что он на мой хуй запал. Что и требовалось доказать.

Он отпускает мою голову и я торопливо отстраняюсь, пытаясь отдышаться. Но не судьба в распахнутый ротик буквально сразу же въезжает член Семена. Наверное, это он поспорил с Русланом, потому что в его действиях больше ярости, чем похоти: парень буквально вколачивает в меня свой хуй, заставляя отчаянно дергаться в попытках выскользнуть из его цепких рук. Иногда он делает короткие перерывы, чтобы насладиться видом моего испачканного смазкой и слюнями личика.

«Надо как-то это изменить, иначе он мне что-нибудь там повредит... Вроде бы, он хочет быть как Руслан,... завидует ему... « — вовремя очередного перерыва жалобно и умоляюще смотрю в глаза Семена и высунув язычок, начинаю ласкать его мошонку. Вроде бы меня не пытаются насадить обратно на член? Значит все правильно, продолжим. Веду язычком вдоль ствола, несколько облизываю головку, вызывая довольный вздох, после чего начинаю погружать хуй в свой ротик, принимая его все глубже. Вот снова о мой подбородок шлепает чужая мошонка, горло саднит, но все это вдруг становится совсем не важным. Я словно нахожу какой-то особый ритм, затягивающий и подчиняющий. Член в моем ротике начинает пульсировать, выстреливая спермой. Еще пол минуты, и Семен с удовлетворенным вздохом отстраняется от меня. Все еще не вышедший из своеобразного транса, тянусь следом, стараясь снова взять его в ротик. Над моей головой раздается дружный смех.

— Ладно, Сема, по ходу тут ничья: нашей Сашеньке любой хуй как леденец, лишь бы в ротик входил.

Меня захлестывает стыд, я лаже не могу найти в себе решимости просто поднять глаза: я только что не просто сосал чей-то член — мне это нравилось. Причем особенно нравилось то, что этим я доставляю удовольствие моим насильникам, моим мучителям, моим ребятам. Нравилось чувствовать их полную власть надо мной. Как такое возможно? Наверное это какой то гипноз...

Я поднимаю покрасневшее лицо и робко тянусь губами к члену Руслана. С усмешкой он позволяет мне взять его в ротик. Не знаю, что происходит, словно это не я, а кто-то совсем другой с причмокиванием отсасывает у моего первого мужчины, старясь опробовать все подсмотренные в порнофильмах способы доставить удовольствие. А вот он довольно жмурится, когда сперма Руслана заливает мне личико, а на моих слегка опухших губах — счастливая улыбка.

Гриша стоит в стороне, подрачивая хуй, и мне кажется, он слегка обижен невниманием.

На коленях подползаю к нему и с трепетом поглаживаю руками его монстра. Какой же он все таки толстый, но это не помешает мне отблагодарить первого мужчину, спросившего, готов ли я принять член в свою попку, прежде чем засадить. Пусть его и не волновал мой ответ, но остальные даже из вежливости не спросили...

Мигом вспоминаю, что ему может понравиться и под удивленными взглядами ребят торопливо скидываю с себя свитер и футболку, обнажая грудки. Впервые за все время, я жалею что они не стали еще больше — тогда я смог бы доставить еще больше удовольствия.

— Сашуля, ты лапочка, — Гриша с удовольствием смотрит, как я тщательно облизав хуй, сжимаю его между своих грудок.

Он ходит между ними, словно поршень, то и дело упираясь мне в губки, и тогда я пускаю в ход язычок. Со мной самим происходит что-то странное: по телу разливается волна такого наслаждения, что я невольно начинаю постанывать. А когда мои руки, сжимающие сисечки сменяют могучие ладони, начинаю буквально таять. Темп все ускоряется, Гриша начинает довольно порыкивать, и его рычание заглушает мои стоны....

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх