Апокалипсис, или как я потерял девственность. Часть 1

Страница: 1 из 4

Я брел по большой аллее, где росла сирень. Шел небольшой дождик, ритмично капая на асфальт и землю. А направлялся я в институт, где, как и всегда, ждал меня мой незадачливый друг Ваня. Ах да, забыл представиться: меня зовут Миша, и я, как уже можно было понять из всего вышеизложенного — студент. Учусь на врача, но, как это бывает у большинства парней моего возраста, учусь не очень усердно. Однако, стараюсь. В меру своих сил, разумеется.

Вот уже виднеется большое крыльцо института, на нем уже виден Ваня, который мне махает. Я подхожу к этому большому крыльцу, ко мне бежит он, на ходу здороваясь.
— Как дела, Миш? — А я как всегда смотрю на мою тайную любовь, игнорируя Ваню. Ее зовут Настя. Ваня замечает, куда я смотрю, — Она одна стоит, иди поговори с ней! — Только я хотел с ней заговорить, к ней подошел какой-то парень, и я не стал пытаться. Мы пошли в институт, и Ваня спросил еще раз, как мои дела, ведь я так и не ответил. Я сказал ему, что дела идут плохо, нету ни денег, ни еды. Вообще было странно, что он об этом спрашивал, ведь мы жили в одной комнате в общежитии. Возможно, он нервничал, но все мое внимание было занято Настей, чтобы подмечать такие детали.

Мою речь перебил телевизор, висевший в коридоре, который вещал:
— Неизвестная эпидемия вспыхнула в центре Москвы, окровавленный человек набросился и укусил женщину и ребенка! С места событий наш корреспондент Виктор. Виктор, мы вас слушаем.
— Спасибо, Наталья. Итак, как уже сказала моя коллега, сегодня в 10:33 случился инцидент. Сейчас на месте работают медики и полиция... — После этого на заднем плане стали видны люди, которые в панике убегали от чего-то. Корреспондент, которому, очевидно, было видно больше, чем зрителям и оператору, также поддался панике, а после камера затряслась и появилась надпись «Неполадки в студии, не отключайтесь». Это все вызвало тревогу во мне, и ребята вокруг начали тревожно переговариваться, кто-то стоял в шоке, не понимая, на самом ли деле это происходит. Но тут прозвенел звонок, и большая часть студентов разбрелась по аудиториям, посчитав, что все это не более, чем шутка, разыгранная в новостях.

Я тоже пошел на пары, но меня тревожило еще одно: перед тем, как появилась надпись, оканчивающая странный выпуск новостей, на заднем плане камеры практически в последний момент я увидел человека, который... кусал другого. Его лицо уже не было человеческим, оно как будто было треснуто пополам, а глаза, которые я еле рассмотрел, выражали невероятную ненависть. Мне казалось, такое невозможно сыграть.

Однако, я довольно скоро забыл о странном человеке в новостях, поскольку в моей аудитории сидела Настя. И, скажем так, очень удачно сидела. Наши парты располагались как на лестнице — передние были в самом низу, и к верху поднимались сильнее и сильнее. И в этот раз мне несказанно повезло: Настя будто нарочно села передо мной, ниже. Скажем так, она всегда была девушкой не самой скромной, носила короткие юбки, не стеснялась надевать кофточки с возмутительно глубоким декольте. Этот раз не стал исключением: её груди возбуждающе торчали из-под майки с декольте, что совершенно мешало мне слушать, о чем говорит преподаватель, и возмутительнейшим образом действовало на мой член.

Как назло, в голову начали лезть всякие непотребства. К середине лекции фантазия разыгралась не на шутку, и перед моим мысленным взором уже стояла весьма пикантная сцена. Её развитие было таковым: Настя, вдруг спросив у преподавателя разрешения выйти в туалет, встает со своего места и будто бы незаметно поправляет сзади юбку так, чтобы мне выпала возможность узнать, какого цвета у неё трусики, после чего незаметно для всех остальных подмигивает мне, и выходит. Я, понимая намек, через некоторое время тоже прошусь выйти, и мчусь прямиком в женский туалет, где разгоряченная, такая незнакомая мне порочная Настя уже ждет меня в одной из кабинок, уже практически освободившаяся от майки...

После того, как Настя из моего воображения сняла майку, давая мне возможность смотреть и прикасаться к её прекрасным сиськам, мне пришлось под столом незаметно сжать член через плотную ткань джинсов, чтобы случайно не кончить в штаны. Благо сидел я у стенки, а рядом со мной был мой друг, который занимался более полезным делом, нежели я. Вы не подумайте, конечно же он не слушал лекцию. Все гораздо прозаичнее: он просто спал. Да и в случае, если бы он заметил, он бы не стал придираться. Только стебался бы постоянно, но это пережить возможно. Ваня вообще у меня очень хороший друг.

Я бы, наверное, так бы и просидел всю пару, взглядом утопая в её сиськах и мысленно развивая дальше этот весьма интересный мне сюжет, если бы не крик, раздавшийся в коридоре. Это даже был не крик а вопль. Все тут же обернулись и стали смотреть на дверь. Андрей Вольфович (препод) пошел смотреть, что случилось. Он успел только дверь открыть, и тут на него накинулось очень много людей и принялись его кусать! Он орал, но скоро его крики стихли. Вся аудитория была в оцепенении, все сидели и молчали... Пока вдруг один из людей с куском оторванного лица и без глаза не посмотрел на аудиторию. Все кинулись к выходу. Люди, как позже выяснилось, это были уже не люди а зомби! Зомби кинулись на людей, я тоже хотел побежать, но Ваня меня остановил, предупредив о том, что это ловушка. Он показал на уже мертвых однокурсников и молча прокрался к черному выходу, махнув мне рукой. Мы, ничего не говоря от шока, открыли дверь, выбежали и закрыли дверь. Вдруг кто-то начал стучать в дверь с криками о помощи. Я открыл, это была Настя.

А теперь немного о Насте: ей 20, как и мне, она брюнетка с 4 размером груди (тут уж можно понять, почему я, фантазируя на паре, чуть не кончил, представив себе её сиськи без их обыкновенного облачения). Настя очень красивая, я влюблен в неё с первого курса. Не только из-за красоты, естественно, хоть она и вскружила голову мне поначалу. Я аж опешил, когда она меня обняла и поцеловала в щеку. И был несказано рад, но мою радость и общее оцепенение прервали удары зомби в дверь.

Мы выбежали в коридор, в который вела вторая дверь из помещения, где мы находились, и ужасная картина предстала перед нашими глазами: коридор, покинутый отчего-то этими монстрами, весь был в крови. На стенах, как будто в фильмах ужасов, были кровавые подтеки, оставшиеся от рук и тел пытавшихся спастись студентов, куски изодранных тел, полусъеденных рук и ног... Невероятно было себе представить, что все это сделали друг с другом бывшие одногруппники и товарищи.

Мы пробежали несколько коридоров своей небольшой компанией, преодолевая занятых трапезой зомби, пролетая открытые двери, из которых доносились ужасающие звуки, и прокрадываясь мимо различных лестниц. В это время Настя, пугаясь всех резких звуков и движений по сторонам, прижалась ко мне, сделав меня своим негласным защитником. Я был и не против, мне было только приятно такое внимание с её стороны, и потому я позволил себе взять её за руку и вести вперед, осторожно двигаясь по коридорам за Ваней.

Здание института было в ужасном состоянии: здесь царила теперь полнейшая анархия, и была она исключительно кровавой. Казалось, мы могли бегать так бесконечно, чудом избегая нападений зомби и отбиваясь изредка от одичавших товарищей, но тут Ваня жестом указал на люк в потолке, который, как знали все, всегда был открыт, но очень бережно охранялся нашим охранником, Петром Степанычем. На нижние этажи было не пробиться, лестницы кишели зомби, а потому особых вариантов у нас не было, нужно было где-то отсидеться, пока первая волна этого безумия не схлынет. Обрывки формы нашего охранника валялись неподалеку, и потому мы, опасаясь, что он теперь может быть еще опаснее, как можно быстрее выбрались на крышу, забаррикадировав люк и фактически отрезав себе пути к отступлению. И тут пришло время осмотреться.

Москву было не узнать... То есть, практически все осталось таким, как и было — те же величественные здания, музеи, обычные дома и заводы, но что ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (5)
наверх