Необычный театр

Страница: 1 из 4

Яростным поборникам морали читать не рекомендую, так как изложенное ниже имело место быть.

Оказавшись в Москве, встретился я со своим стариннейшим, ещё со времён солдатской юности, другом. Человек он не просто состоятельный, а очень состоятельный. Видимся редко, и при каждой встрече старается меня удивить. Хобби у него такое. На этот раз пригласил в очень элитный закрытый ночной клуб.
— Стриптиза всякого я ещё в советские времена за границей насмотрелся, —
отказался я.
— Стриптиза, —
передразнил он меня:
— Ты когда-нибудь про театр женского оргазма слышал?

Меня сразу так заинтриговало, что уговаривать больше не пришлось.
Клуб действительно оказался очень закрытым. Мы прошли через несколько кордонов охраны. И хотя моего друга все знали и относились к нему с глубочайшим почтением, нас всё же обыскали, забрав мобильники. Чтобы там фотографировать и речи быть не могло. Сколько мой друг заплатил за входные билеты, он мне не сказал. Но, если учесть, что обыкновенная чашка кофе в этом заведении стоит больше 100 долларов, можно попытаться себе представить.
Небольшой зал всего на полтора десятка столиков. Дорогая мебель. Обворожительные официантки, эротично одетые. В коротеньких юбочках и декольтированных блузках. Изысканные напитки и закуски по невероятным ценам. Публика очень солидная. Мужчины в строгих костюмах. Дамы в вечерних платьях. Блеск дорогих украшений. У дальней стены зала перед огромным занавесом, так чтобы хорошо было видно от каждого столика, маленькая сцена. Такой крошечный подиум. На подиуме рамка выше человеческого роста, вроде буквы П.

Негромкая музыка. Официантки двигаются между столиками. Всё, как обычно.
И тут стихает музыка, и медленно гаснет свет. Несколько секунд полной темноты. Вдруг, ярко освещается сцена.
На сцене стоит молодая женщина, зажмурившись от направленной в глаза рампы. Абсолютно голая. Я даже не удивился. Чего-то подобного и ожидал. Из одежды на ней только туфли на каблуках. Поднятые вверх руки пристёгнуты ремешками к верхней перекладине рамки. Ладная фигурка. Красивая грудь. Лобок чисто выбрит. И вставлен в неё фалоимитатор. Уж, извините за натурализм, именно туда вставлен и удерживается тремя тоненькими шнурками. Два вокруг бёдер, третий пропущен между ног. Очевидно, все три на попе в узел завязаны. Полная тишина. Женщина уже привыкла к свету. Открыла глаза. Она хорошо видна всем. Сама же не видит ничего. Зал в полной темноте.

И, вдруг, зажужжал вибратор. К рамке прикреплены микрофоны, поэтому слышно не только это, даже дыхание женщины слышно на весь зал. Это в немецких порно фильмах женщина целый час орёт с выпученными глазами. Здесь всё совсем по другому. Она почти не стонала. Только жаркое дыхание. Непроизвольные телодвижения. Покачивание головы. Полуприкрытые глаза. И шла она к финалу совсем не долго. Без всяких эффектных эмоций шумно выдохнула и кончила, как-то тихо, по — домашнему. В зале раздались аплодисменты. Она, приподняв голову, даже попыталась кисло улыбнуться в темноту.
Когда в зале зажёгся свет, сцена была пуста. Если быть откровенным, не скажу, что увиденное оставило меня абсолютно равнодушным. Но и запредельных эмоций, как-то не вызвало.

Официантки опять стали обслуживать клиентов. Публика обсуждала шоу. Причём женщины участвовали в обсуждении порой активнее мужчин. Мой друг пояснил мне, что вибратор, вставленный в актрису управляется дистанционно с пульта. Он может, как угодно менять амплитуду и частоту вибрации. Может даже меняться в размерах, увеличиваясь или уменьшаясь. А за пультом в зале сидит оператор. Это женщина. Режиссёрша, как её называют.
— Вон, она, — кивнул он в центр зала:
— Варвара Миллер. Она же и хозяйка заведения. Она руководит этим театром, и сама же сидит за пультом.
За одним из столиков в окружении четырёх мужчин сидела очень яркая дама, сосредоточенно глядя в ноутбук, стоящий на столе.
— Странное какое-то сочетание русского имени и немецкой фамилии, —
задумчиво проговорил я, стараясь разглядеть её получше.
— И думать не смей, — перехватил он мой взгляд:
— Враз голову оторвут! Тем более, она замужем.

Тут в зале опять начал гаснуть свет. На этот раз на сцене оказалась совсем молоденькая девчонка, почти без груди, только с торчащими сосками. Своим худеньким телом она извивалась, как змея. Поражали её широко раскрытые, полные удивления глаза. Сколько в них всего было! Испуганно озираясь, она абсолютно не понимала, что же всё-таки происходит. Но, рассмотреть получше не удалось. Кончила она уж слишком быстро.

А шоу тем временем продолжалось. Актрисы на сцене совершенно не знали, кто на них смотрит и сколько людей тут. Они даже зала не могли видеть. Женщины были абсолютно разные и по комплекции и по возрасту. От молоденьких девушек до очень зрелых дам. И вели они себя по разному. Были, которые очень стеснялись. Некоторые откровенно наслаждались тем, что с ними делают. Были, которых трясло от страха. Но заканчивала каждая одним и тем же. Оргазмом. И каждая актриса шла к этому по своему. Были страшные гримасы и безумные глаза. Были крики. Были даже слёзы. И всё это сопровождалось завораживающими танцами возбуждённого женского тела.
Очень скоро мне показалось, что практически не обращаю внимания на, если можно так выразиться, занятое работой интимное место актрисы. Больше интересует общее состояние женщины. Даже мелькнула мысль, что может быть на актрису следовало надеть коротенькую юбочку. Но, как говорится, со своим уставом в чужой монастырь не ходят.
Повеселила публику одна актриса. Не смотря на свой, если можно так сказать, довольно преклонный возраст, была она какая-то вся такая аккуратненькая. Даже туфельки на ней были ни как у всех. Без высоких каблуков. Выступала с невероятным старанием. Но у неё никак не получалось подарить зрителям то, что от неё ждали. Номер затянулся. А она со страдальческой гримасой на лице раз за разом, снова и снова упорно пыталась завершить выступление. И, когда, наконец, ей удалось, румянец на щеках заиграл, словно у ударницы, одержавшей на производстве трудовую победу.

Я стал расспрашивать своего друга. Вот, что он мне поведал. Разумеется, актрисам платят. И очень хорошо. Но, не мало женщин попадают на эту сцену не по своей воле. Провинившихся любовниц олигархов здесь пруд пруди. Даже может оказаться на сцене солидная бизнес вумен. Например, за долги. Или, мало ли, за какие дела:
— Сам всё увидишь.
Словно в подтверждение его слов, когда в очередной раз в зале загорелся свет, на подиуме, широко расставив ноги, стояла очень солидная, такая ухоженная дама. Какие жизненные вихри занесли её сюда, решать свои проблемы, мой друг объяснил позже. На вид ей было под 40. Это была очень крупная женщина. Ростом, где-то под 180. Да ещё на каблуках. Полная. С широченными бёдрами. Огромные, немного обвисшие от возраста, тяжёлые груди, с невероятной величины овалами светло розовых сосков. Наверное, больше чем надо, выпуклый живот. Она не щурилась от яркого света, бьющего в лицо. Стояла и смотрела прямо перед собой. Решительный взгляд. Волевой подбородок. Зачёсанные назад волосы тугим узлом стянуты на затылке. Поднятые высоко вверх и пристёгнутые к перекладине руки сжаты в кулаки. Ещё одна деталь. У всех актрис лобок был или чисто выбрит, или аккуратно пострижен. У этой дамы он был экзотически заросшим густой и чёрной, как смола, растительностью. Заросшим настолько, что вставленный в неё фаллоимитатор был почти не виден. Его присутствие выдавали туго обтягивющие бёдра ремешки, вдавившие волосы.
— Маргарита Николаевна. Собственной персоной, — придвинувшись в темноте, зашептал мой друг:
— Вице-президент огромной корпорации. Проворовалась. Вот, партнёры по бизнесу и решили дать ей шанс искупить вину. Не убивать же!

Коллегам поручили сводить её к Варваре. Кстати, любила бывать в заведении в качестве зрителя. Большая поклонница этого жанра. Между прочим, добрая половина зала сегодня здесь именно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх