Необычный театр

Страница: 2 из 4

из-за её выступления. Билеты почти вдвое дороже, чем обычно.
Каждый номер начинался не сразу. Режиссёрша давала возможность публике перед шоу хорошенько рассмотреть актрису. Мне показалось, что эта, переминаясь с ноги на ногу на своих высоких каблуках, простояла в ожидании дольше всех, пока не включился вибратор.
Она даже не шевельнулась, стойко ожидая окончания своего выступления, всем видом показывая безразличие к происходящему. Но, очевидно, такое не устраивало режиссёршу шоу. Это было понятно по усиливающемуся звуку работающего вибратора.
Сначала, искривились её ярко накрашенные губы. Она пошевелилась, наморщив лоб. Лицо актрисы передёрнуло. Щёки схватились румянцем. Вздрогнув всем телом, непроизвольно задвигала своими полными бёдрами. Отчего, тут же ожил её чёрный, мохнатый лобок. Огромные груди закачались, запрыгали, потом затряслись. Судорожно начал подёргиваться живот. Она надрывно застонала.
Состояние актрисы тут же передалось публике. Зал напрягся, задышал.

Но она всё-таки попробовала сопротивляться. Закусив губу, замерла. Какое-то время ей удавалось оставаться спокойной. Только мелко дрожащие соски огромных, колышащихся от глубокого дыхания грудей, выдавали её внутреннее волнение. Она даже попыталась сжать ноги, но они за лодыжки были привязаны к рамке. Хватило её не на долго. Взгляд начал терять осмысленность. Больше противиться неизбежному она не смогла. Присела, насколько позволили привязанные руки, и с обречённой покорностью медленно развела колени в стороны. Раздвинула так широко, что стало видно, как работает вставленный в неё вибратор. Работает настолько интенсивно, что дрожит живот. Шевелятся густые волосы на лобке.
Она попыталась выпрямиться и неожиданно рванулась в сторону. Ходуном заходила удерживающая её рамка. Потом в другую. Потом ещё и ещё раз. Режиссёрша её не жалела. Жужжание уже было оглушительным. Извивающаяся всем телом, рвущаяся во все стороны мощная полная женщина. Сверкающий в лучах света, достигший размеров монстра вибратор в пульсирующем влагалище.
С напряжением актрисы росло и напряжение зала.

И тут самообладание покинуло её окончательно. Широко раскрыв безумные глаза. С какой-то растерянной гримасой на лице. Словно прислушиваясь к своим ощущениям, она замерла на мгновение, видимо, пытаясь понять, что сейчас чувствует. Сильно напряглась. Как только выдержали ремешки у неё на руках и ногах? И, резко прогнувшись спиной, неестественно оттопырила назад свою широченную задницу, свесив болтающиеся огромные груди. Так ей было очень неудобно. Но она ничего не могла с собой поделать. Её тело помимо воли принимало положение, в котором хоть, как-то можно было противостоять навалившемуся на неё кошмару. Стараясь ослабить муки, она ещё дальше судорожными рывками продолжала оттопыривать свою толстую задницу. Двигала ей из стороны в сторону, спасаясь от вибратора. Но у неё были привязаны руки и ноги. Тело жило своей жизнью, давно перестав подчиняться разуму. Она выгибалась, как могла, оставаясь в такой нелепой позе. Но вибратор был беспощаден. Она задрожала, дёрнулась всем телом и, запрокинув голову, закричала. Крик её потонул в овациях.

И, вдруг, она сама бросилась на вибратор. Теперь уже выгибаясь вперёд, начала подбрасывать вверх свои огромные груди, нервно двигая бёдрами. Пышная растительность её лобка сразу стала мокрой. Стекающая влага, заблестела на толстых ляжках. Немного приседая, она пыталась сжать дрожащие колени и тут же, резко выпрямляя ноги, раздвигала их невероятно широко, словно хотела, то ли вытолкнуть доводивший её до такого состояния вибратор, то ли вобрать его в себя ещё глубже. И кричала! Кричала в жуткой истерике! Кричала с перекошенным лицом, широко открыв рот. Даже вены вздулись на шее. Зал зашёлся в неистовом восторге.
И, неожиданно, обмякла, повиснув на руках. Но, не в силах остановиться, с совершенно безумным выражением лица, продолжала, судорожно вздрагивая, толчками выгибаться вперёд, истекающим влагалищем с торчащим фаллоимитатором в зал. Прямо, навстречу зрителям. Публика притихла, приготовившись бурными овациями встретить окончание номера.

В её движениях появилась какая-то обречённость. Она даже немного успокоилась. Перестала дрожать. Отчётливо стало слышно её тяжёлое прерывистое дыхание. Открыла глаза, облизывая пересохшие губы, задвигала бёдрами, пытаясь подняться на ноги. Ей это удалось. Вздохнула полной грудью. Но, скорчив страшную гримасу, опять жалобно застонала. Невольно присев, беспомощно охнула. Её снова затрясло всем телом.
У зрителей не было сомнений, что сейчас актриса подарит им бесподобный оргазм. Но за секунду до финала она, вдруг, невероятно изогнулась, заревела во всё горло и стала в припадке рвать на себя привязанными руками перекладину. Рванула так, что не выдержав её веса, рамка согнулась.

Жаль! Но свет погас. Не удалось досмотреть. Видимо, режиссёрша испугалась, что не выдержит рамка, и обрушится актриса своим могучим телом прямо на публику. Выключила свет и убрала её с подиума. Вибратор, наверное, выключить не успела. Потому, что в темноте были слышны её удаляющиеся крики.
Пожалуй, ни одна актриса до неё не заслужила таких аплодисментов. Её выступление настолько накалило атмосферу, что дышать стало трудно.

— Уф! Кто бы мог подумать, что Марго такая темпераментная. Да! С Варварой шутки плохи, —
вытирал носовым платком пот со лба мой друг.
— Надо срочно выпить, —
поманил он пальцем официантку.
Публика приходила в себя постепенно. Горящие глаза мужчин. Пылающие щёки женщин. Я заметил, как одна красавица с томным лицом уже после того, как включился свет, забывшись, продолжала мять себе груди. Мне показалось, что на женщин это выступление произвело значительно большее впечатление, чем на мужчин.
Но с невероятным возбуждением, которое вызвало выступление актрисы, откровенно чувствовалось недовольство, что всё-таки не удалось увидеть потрясающий оргазм этой солидной дамы.
Чтобы дать залу возможность успокоиться, хозяйка представления объявила антракт. Засуетились официантки. Появились танцующие пары.

Мой друг, хитро улыбнувшись, показал мне глазами на очень эффектную женщину. Присмотревшись повнимательнее, я ахнул, узнав в ней одну из актрис, выступавших ещё в самом начале шоу.
— Как бы... ? — попросил я его.
— Проще простого, — поднимаясь, поправил он галстук. Они знали друг друга. Мы подошли. Мой друг познакомил нас, наговорив при этом про меня столько, что у дамы загорелись глаза. Разумеется, я тут же пригласил её танцевать и попробовал разговорить.
— После такого экстрима мне никакие депрессии не страшны, — выдала она. Оказывается, женщины разные бывают!!! Мою новую знакомую звали Альбина. Человека с таким отсутствием комплексов я и не встречал-то никогда. Ещё танец не успел закончиться, как мы перешли на ты, и я был приглашён за её столик.

Альбина оказалась не только красивой женщиной, но и очень умным, образованным человеком. В чём мне тут же пришлось убедиться.
— Твой друг сказал, что ты писатель. Спрашивай. Вижу, как глаза горят, — пригубив бокал, обворожительно улыбнулась она.
— Обнажённая. Да, ещё на высоких каблуках. Мне почему-то всегда казалось, что женщине на высоких каблуках неудобно. Совершенно беспомощная перед всеми. Каково это? — начал я.
— На счёт обуви ты не прав. Это такое удовольствие походить на высоких каблуках! Добавляет уверенности, — улыбнулась она:
— А, по поводу остального... На сцене ты ничего не видишь и не слышишь. Совсем не понимаешь, где находишься.
— Не видишь, это ясно. Свет рампы в лицо. Тёмный зал. А, как же, не слышишь? — мне было непонятно.
— Не знаю. Как-то так устроено. Какой-то давящий на уши звук. Даже собственного голоса не слышно, — пожала она плечами:
— О том, для чего мы здесь на самом деле, из нас знают только несколько человек. Тут одна фригидная курица иногда на подиуме появляется, так она думает, что участвует в научном эксперименте по изучению женской ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх