Необычный театр

Страница: 3 из 4

чувствительности. Всё мечтает на следующий уровень перейти.

— Что за уровни?
— Десять уровней в зависимости от жёсткости представления. И оплата соответственно. Первый — самый щадящий и дешевый. Десятый — совсем жесть. Марго сегодня по нему работала. Так ей и надо!
— И, что? Нет никакой возможности сопротивляться?
— Когда вибратор в тебе, как отбойный молоток, да ещё растёт и в длину, и в толщину, особо не посопротивляешься. А, для полноты ощущений можно и разряд электрический получить, чтобы кричалось легче. Я лишь однажды по седьмому уровню работала. Некому было. Варвара уговорила. Помимо воли такую пляску пришлось исполнить, что потом нашатырём в чувства приводили.
Тут Альбине захотелось танцевать, и она потащила меня в зал. Танцуя, я не переставал расспрашивать.
— Марго — это отдельная история. Большинство актрис одноразовые, — продолжала она.
— Как это одноразовые, — опять не понял я.
— Приедет из глубинки, из далека, выступит один раз, заработает, а днём уже в поезде домой едет. Больше никогда и не появится. Или может появиться через год на один раз, да ещё подруг с собой привезёт.

Антракт закончился, и мы вернулись за столик. Началось второе действие. Смотреть шоу под комментарии Альбины было значительно эротические рассказы интереснее. Я совсем по-другому начал всё воспринимать.
Всё-таки, как хорошеет женщина в момент наивысшего эмоционального переживания! Какая она становится красивая! А, как эротично смотрятся женские груди, когда руки женщины подняты вверх. Да ещё и зафиксированы. Груди, как бы, живут собственной от хозяйки жизнью. От каждого движения актрисы они возбуждёнными сосками сами стремятся в зал. Кстати, у зрелых актрис груди эротичнее, чем у молоденьких. Они у них подвижнее. Глаз не оторвать.
Одна актриса откидывается назад, насколько позволяют пристёгнутые руки, запрокидывает голову. Другая, повисая на руках, бросается грудью на зал. Как истерично дёргаются бёдра! Как дрожит животик! А, лица!
И это не игра. Искренность происходящего чувствуется во всём. Так не сыграешь. Страсти кипят здесь настоящие.

— Альбина, — обратился я к своей собеседнице в перерыве:
— Руки у всех актрис привязаны одинаково. А ноги у всех по разному. У одной на коротких ремешках. У другой на длинных. У первой, которая открывала шоу, совсем не привязаны были. У тебя тоже?
— Техника безопасности, — серьёзно ответила она:
— Кто здесь первый раз, а таких подавляющее большинство, привязывают обязательно. Что она может в экстазе выкинуть? Ну и в зависимости от уровня, по которому работаешь, за лодыжки ближе к боковым стойкам подтягивают.
— Ненадёжных пристёгивают сильнее, — попробовал пошутить я. Но она не поняла шутки:

— Видел, как Марго жёстко распята была? Ей ещё до выступления досталось. Сама виновата! Сначала, спокойно себя вела. Пришла сама. Сама Разделась. А, когда её к рамке пристёгивали, в последний момент, руки уже прикрепили, закапризничала. Упёрлась. А, сильная какая! Девчонки умучились, пока ноги ей смогли раздвинуть и привязать. Ещё бы. Первый раз и сразу десятый уровень. Тем более в отличие от остальных, она-то знала, что дальше будет. Сама не раз за этим самым столиком царицей сидела. Её поласкать хотели, чтобы увлажнилась. Она ни в какую. Я её по животу погладила, только руку хотела ниже опустить, она меня чуть не укусила. А, когда вибратор увидела, а для десятого уровня используют самый большой, тут такое началось! Хотя и привязанная, а задёргалась, что не справиться. Ещё и не бритая. Мозохистка несчастная! Могло же и больно получиться. Просили же расслабиться, уговаривали, а она напряглась, рвётся из стороны в сторону. Выгнулась. Задницу оттопырила. Но мне удалось рукой добраться. Ей не понравилось. Гримасу скорчила. Я пальцами вошла. Сухая совсем! Вибратор прямо у неё на глазах обильно смазали, чтобы не боялась, и попробовали. Девчонки несколько раз пытались. Ничего не получилось. Надоело возиться. Решили грубо с силой. Сразу поняла, что всё равно не отвертеться. Больше не сопротивлялась. Смирилась. Ноги сама пошире раздвинула. Дёргаться перестала. Замерла. Потрогать себя дала. Пальчикам всё-таки заставили её расслабиться. Задышала.

Дальше уже не церемонились. Да и она перестала девочку из себя строить. Только заохала. Ничего! Вошёл, как по маслу! Когда, наконец, всунули, охнула и обмякла вся. Я проверила, полностью ли, только чуть-чуть надавила, тут, неожиданно, взбесилась. Втроём держали, пока ремешки застёгивали. Даже вибратор проверять не стали. Её рамка сразу на подиум поехала, но тут хозяйка пришла и задержала, пока не успокоится. Каждую актрису в отдельной комнате готовят. А, Марго из-за своего упрямства, на виду у всех возле самого выхода на сцену застряла. Она троих мимо себя на подиум пропустила. Варвара разозлилась, на нас накричала, потом её по заднице нашлёпала, вибратор ей поглубже всунула и сама стала его проверять. А пока приказала грудь к выступлению подготовить. Ей соски прищепками зафиксировали, чтобы набухли, и массировать стали. А, грудь у неё хоть и огромная, но упругая. Видимо, не рожала. Все официантки по очереди по несколько раз прибегали на этот цирк посмотреть. Хозяйка вибратор даже на электроразряд проверила. Очень жёстко проверила. Только тогда эта кобыла брыкаться перестала. Даже макияж себе поправить позволила. Это я ей губы так классно накрасила. Жаль причёску сохранить не смогли. Варвара её просто зачесала назад. Прищепки с сосков сняли, и она на сцену поехала...

— Какая у тебя интересная работа! — я слушал, открыв рот.
— Ещё бы! К каждой свой подход нужен.
— А, за кулисы попасть можно? — попросил я.
— Это строжайше запрещено, — нахмурилась она.
— Альбиночка! — накрыл я ладонью её руку на столе.
— Мне ничего не будет. А, вот тебе! Не боишься?
— В жизни я боюсь только двух вещей. Некрасивых женщин и сырой погоды. Кстати оба страха легко устраняются алкоголем, —
вместо ответа отшутился я.
— Но, ты же трезвый. И не пьёшь-то ничего, — округлила она глаза, и, вдруг, сообразив, засмеялась.
— А, трудно быть капитаном? — попыталась она поменять тему.
— Совсем легко. Просто надо хорошо уметь делать три вещи. Подходить к столу! Подходить к женщине! Подходить к причалу!

Она окончательно расхохоталась. Я не терял надежды её уговорить. Но все мои попытки наталкивались на глухую стену. Тогда я решил попробовать с другой стороны:
— Как интересно ты про Марго рассказала. Я понимаю. Актрису же к выступлению подготовить надо. Вибратор же не по сухому. Женщину возбудить надо. Вон, как на сцене у актрис соски торчат. Значит и груди перед выступлением поласкать надо. У обслуживающего персонала за кулисами работы много. И потом я точно знаю. Мне один профессиональный фотограф рассказывал. Он эротической съёмкой занимается. От одежды, лифчика, трусиков на теле некрасивые полосы остаются. Поэтому, как минимум за 20 минут перед съёмкой женщина должна раздеться. И ещё... Актриса — по любому актриса. Она же волнуется перед выступлением. Ей надо настроиться. Какие-то напутственные слова услышать. А после. Надо успокоить женщину. Хотя бы халатик ей подать.
Я видел, какое впечатление на Альбину производят мои слова.

— Долго актриса к выступлению готовится? — спросил я.
— Кто тебе всё это рассказал? — вырвалось у неё.
— Ты сама и рассказала, — улыбнулся я. Но она уже спохватилась. Взяла себя в руки.
— Да!... Значит всё правда, что про тебя здесь твой друг говорил, — она смотрела на меня восхищёнными глазами.
— Всё! Женщину я завоевал. Но поставленной цели не достигну никогда. Сражение я проиграл. Перестарался. Понятней понятного. За кулисы мне не попасть.
— Мужчинам туда строго на сторого! Там даже охрана только из женщин, — видя моё разочарование, поставила она точку в разговоре.

Опять начал гаснуть свет.
— Смотри. Сейчас интересно будет, — взяла ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх