Марианна

Страница: 4 из 8

после чего натянули кожаный мешок и затянули шнурок на щиколотках. Затем они пристегнули к ошейнику цепь, ввинченную в стену. Такую же цепь они пристегнули и к ногам, лишив пленницу возможности свернуться «калачиком» или спустить ноги на пол.

Оценив свою работу, служанки быстро вышли из комнаты, заперев дверь.

— Этой стерве всё мало, — горько подумала Илана, — Кого еще она привезет в свой дом, над кем будет издеваться? Или я уже ей стала надоедать?

От этой мысли холодок пробежал по спине. Илана уткнулась лицом в подушку и беззвучно заплакала. Лишь плечи подергивались при всхлипываниях, да звенели цепи, как напоминание о том положении, в котором находилась рабыня.

— Что она на этот раз придумала? — не могла успокоиться девушка, но ответа не могла найти.

На улице действительно было пасмурно. На стекле небольшого окна, расположенного в торцевой части комнатки, появились капельки дождя, небо потемнело, но в помещении было по-прежнему тепло, и девушка, повернувшись на бок, закрыла глаза и скоро провалилась в тяжелый сон.

Шум резко открывшейся двери заставил невольницу вздрогнуть. Резко подняв голову, Илана почувствовала, как ошейник сдавил ей горло, и она поспешила снова лечь. В дверях стояла Госпожа, облокотившись на косяк. Глаза её злобно сверкали, руки немного подрагивали, нервно теребя висевший на шее шелковый шарфик.

— Кажется, у мадам неприятности, — злорадно подумала Илана.

— Не смотри на меня так! — рыкнула Марианна, — Всё нормально. Не радуйся! Просто пришлось повозиться с нашей новой постоялицей.

Госпожа присела на край кровати, будто там лежала не рабыня, а её старая добрая подруга, с которой ей вдруг захотелось посплетничать. Её рука скользнула под нагрудник, пальцы, нащупав набухший сосок девушки, начали его теребить, вызывая у Иланы стон и мычание. Марианна всё настойчивее и энергичнее мяла полную упругую грудь девушки, постепенно возбуждаясь, от чего дыхание её стало прерывистым и частым, глаза закатились, и из груди Госпожи вдруг вырвался долгий протяжный глухой стон.

Хозяйка прогнулась назад, одним рывком разорвала на себе майку и, схватив свои огромные слегка отвисшие груди с темными кругами вокруг розовых, величиной с крупную фасоль, сосков, с силой сжала их двумя руками.

Илана во все глаза смотрела на Хозяйку, не понимая, что её так могло распалить. Ведь Марианна часто ласкала её грудь, залезала под тугие плавки, гладила круглые ягодицы, но всегда при этом оставалась спокойной. А тут...

Госпожа туманным взглядом посмотрела на свою рабыню и сдавленным голосом сказала:

— Сегодня ты будешь спать со мной. Тебя приготовят. А пока пососешь у моих красавиц.

Потом резко встала с кровати и, подцепив с пола порванную майку, быстро вышла из комнаты.

Всю вторую половину дня Илана отсасывала у гермофродиток поочередно, пока перед глазами не замелькали разноцветные круги, и она не повисла на «Т» — образной подпорке. рассказы эротические Только тогда Госпожа приказала служанкам оттащить её в сторону и умыть. Сидя на своем троне, она плотоядно улыбалась, наблюдая, как измученную до предела рабыню усаживали в кресло-каталку, как вытирали ей лицо, залитое ставшей липкой и вонючей спермой, как запихивали в рот огромный грушевидный кляп.

Служанки уже хотели увезти обессиленную девушку в её комнату, но Марианна остановила их, приказав привязать рабыню к столбу, вмонтированному в пол в дальнем углу тронного зала.

— Пусть постоит до ужина! — гаркнула она, осматривая притянутую к толстому столбу девушку — А вы тащите сюда эту новенькую сучку! Только осторожнее! Она слишком бойкая. Как бы не вырвалась.

Девицы спешно удалились, а Госпожа, усевшись на сой любимый трон, уставилась немигающим взглядом на Илану, с трудом державшуюся на ногах.

Появление «новой гостьи» затягивалось по непонятным причинам, и Марианна уже начинала нервничать. Она, то резко вскакивала и широкими шагами мерила огромную комнату, то снова усаживалась на своё излюбленное место, барабаня пальцами по подлокотникам, чтобы, посидев несколько мгновений, снова вскочить на ноги.

Хоть подобные всплески гнева случались очень редко, но по своему горькому опыту рабыня прекрасно знала, что действия Хозяйки могут быть самыми непредсказуемыми. Сжавшись в комок от страха, она следила за Госпожой сквозь узкие прорези невольничьего шлема, сдавливавшего её всё еще миленькое личико.

Прошло еще несколько минут, но служанки не появлялись. Марианну начинала терзать откровенная ярость. Нервным шагом она подошла к рабыне, проверила крепость ремней и надежность кляпа, еще сильнее затянув на шее ремень от накладки, и в этот момент широкая дверь распахнулась.

Девицам, видимо, пришлось сильно попотеть. Это было заметно по их всклокоченным гривам и раскрасневшимся лицам. У одной из служанок, той, что была ростом немного ниже своей напарницы, на щеке «красовалась» жирная кровавая полоса.

Прислужницы медленно толкали перед собой уже знакомое Илане инвалидное кресло, на котором, извиваясь и мыча, на сколько это было возможно, сидела новая невольница. Одета она была в черный из латекса туго облегавший её стройное тело комбинезон в виде мешка, плотно обхватывавшего ноги. На ступни был натянут дополнительный кожаный мешок, завязанный на щиколотках. Руки, так же, как и у Иланы, были сложены за спиной «ладонь к локтю» и помещались в заднем кармане этого своеобразного платья. На голову был натянут невольничий шлем и заправлен в высокий стоячий воротник, перехваченный широким ошейником с большим металлическим кольцом сзади, соединенным карабином с верхней частью спинки кресла, на котором она сидела. Рот был заткнут и затянут такой же, как и у Иланы плотной широкой кожаной накладкой. И наконец, девушка была облачена в такой же длинный белый фартук с широким нагрудником, обхватившим её большие круглые груди, соблазнительно выделявшиеся на обтянутом латексом теле. Ноги и руки были крепко притянуты ремнями к креслу.

Марианна подошла вплотную к своей новой рабыне и, наклонившись к ней, тихо процедила:

— Ты начинаешь другую жизнь, и меня не волнует, нравится она тебе, или нет. Теперь ты — моя вещь. Такая же игрушка, как она и они!

Госпожа кивком головы показала на Илану и девушек-гермофродиток. Новая рабыня еще сильнее забилась и замычала. Марианна погладила её по голове и тихо добавила:

— Через несколько дней ты успокоишься. А пока тебя отвезут в комнату, крепко привяжут к кровати, и ты отдохнешь до завтра. А перед сном я еще загляну к тебе. У меня есть для тебя сюрприз.

Служанки развернули кресло и выкатили всё так же бившуюся в бессильной истерике пленницу из тронного зала.

— Утихнет, будет хорошей девочкой, — будто успокаивая себя, сказала Марианна, провожая их недобрым взглядом.

После ужина служанки увели Илану, чтобы приготовить для ночи с Госпожой. Войдя в комнату, она увидела на соседней кровати свою новую соседку, которая была буквально запелёната в холстину и несколькими ремнями привязана к раме кровати так, что могла только немного мотать головой, на которую поверх шлема прислужницы надели небольшой кожаный мешок с маленькими дырочками для дыхания. Новая пленница тихо мычала и всхлипывала, не имея возможности шевелиться.

— Бедная несчастная наивная девочка, — подумала Илана, — На какую удочку ты попалась? Что эта стерва наболтала тебе, чтобы заманить к себе в логово?

На глаза сами собой стали наворачиваться слезы, хотя она их всеми силами пыталась сдержать.

Служанки тем временем принялись за дело. Раздев Илану догола и связав ей руки за спиной тонким ремнем и заткнув рот кляпом в виде шара, они принялись осматривать её со всех сторон. Кивнув друг дружке, они схватили девушку под руки и отвели в ванную комнату. Илану тут мыли каждый день утром и вечером, но она впервые увидела предмет, похожий на гинекологическое кресло с торчавшими ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх