Потому что я — рабыня

Страница: 3 из 8

щелкнул, и дверная створка медленно открылась. Оттуда появилась чья-то маленькая беленькая ручка, и охранник вложил в нее мой поводок.

Ручка дернула его, давая понять, что я должна войти. Я двинулась к двери и оказалась в большой комнате, больше похожей на альков восточной царицы. По стенам были развешаны красочные гобелены с диковинными птицами и немыслимыми цветами, каких и в природе-то не было. Высокие окна были украшены ажурными гардинами из дорогого шелка. Мебели, тоже из дорогих сортов дерева, выполненной в восточном стиле, было не много.

Я огляделась по сторонам и снова увидела ту самую девушку с короткой стрижкой. Она непринужденно разлеглась среди множества подушек и валиков, подперев голову рукой. Сейчас она была одета в совершенно ином стиле: длинный расшитый золотой нитью халат и белоснежная чалма с огромным изумрудом. И это всё! Её крепкое молодое тело, слегка тронутое загаром, вызывало восхищение. Округлые холмики упругих грудей, увенчанных темными бусинами сосков, манили к себе, приковывали взгляд. Это была настоящая Госпожа!

Вокруг неё на коленях сидели три девушки, одетые, как гаремные рабыни: тонкие просторные шальвары, поддерживаемые на бедрах широким поясом, и узенькие лифы, почти не скрывавшие полные, как на подбор, груди с четко обозначенными сосками. В пуповинах у каждой «одалиски» было вставлено украшение из серебра, инкрустированного перламутром.

Все девушки были темноволосыми и темноглазыми. На голове у каждой сверкала серебряная диадема с красным камнем в середине. Тонкие шейки их были заключены в легкие металлические ошейники с кольцом спереди, ноги, обутые в легкие сафьяновые туфельки, были закованы в легкие кандалы. Руки так же были скованы наручниками.

— Ми! — мягким голосом произнесла Госпожа, — Подведи ко мне новую рабыню.

Девушка, одетая и закованная так же, как и её подруги, дернула поводок и подвела меня к хозяйке. Легким движением своей миниатюрной ножки она заставила меня упасть на колени, а голову наклонила вперед, удерживая за затылок.

— Ну, вот! — заговорила Госпожа, — Теперь ты — моя новая рабыня Ки. Младшая рабыня. А это значит, что подчиняться должна всем без исключения, в том числе и этим девушкам.

Я подергала скованными за спиной руками. Госпожа приподняла мою голову за подбородок и ласково погладила меня по волосам.

— Руки твои будут скованы за спиной, пока ты не привыкнешь, — продолжала моя новая Хозяйка, — Твой ротик тоже будет пока закрыт. Теперь всё будет зависеть от тебя. Чем скорее ты покоришься своей Госпоже, тем быстрее получишь больше свободы.

Я поняла, что эта коротко стриженая блондинка не шутит, что я действительно теперь принадлежу ей. Слезы сами собой потекли из глаз. Я зашмыгала носом и жалобно замычала.

Хозяйка снисходительно улыбнулась и щелкнула пальцами. Одна из её рабынь легко поднялась с колен и встала рядом со мной.

— Ли! — Госпожа протянула ей мой поводок, — Отведи Ки в процедурную. Ти тебе поможет.

В ту же секунду другая девушка оказалась с другой стороны от меня. Они помогли мне подняться на ноги и повели в соседнюю комнату. Мы вошли в небольшое квадратное помещение без окон. В середине стояло кожаное кресло с высокой спинкой и подголовником. Подлокотников не было, но снизу торчали два штыря с браслетами на концах.

Девушки подвели меня к этому страшному сидению и отомкнули браслет наручников на одной руке. Я попыталась вырваться, но сразу же получила сильный удар в живот, который лишил меня дыхания. Воспользовавшись этим, рабыни усадили меня в кресло и снова сковали руки сзади, заведя за спинку кресла. Потом пристегнули ошейник к стержню подголовника.

В следующую минуту мои ноги оказались захвачены браслетами, укрепленными на штырях, и подняты и разведены широко в стороны. Видимо, чтобы лишить меня последней возможности сопротивляться, одалиски притянули моё туловище к спинке узким ремнем, пропустив его немного ниже груди.

Я забилась, как рыбка в сачке, и замычала, но девушки даже не обратили на это внимания, а отошли к стене и застыли, как мраморные изваяния, сложив руки перед собой. Прошло несколько минут. Но вот послышались легкие шаги, и в комнату вошла Госпожа в сопровождении высокой женщины в белом халатике, едва прикрывавшем ягодицы.

Женщина осмотрела меня со всех сторон и уселась на низкой табуреточке между разведенными в стороны ногами. Натянув на руки резиновые перчатки, она ловко раздвинула пальцами мои половые губки и медленно начала вводить туда какие-то инструменты. Конечно, как любая девушка, следящая за своим здоровьем, я посещала кабинет гинеколога. Но в данном случае действия «врачихи» не были похожи на обычный осмотр.

Очень скоро я почувствовала легкую боль. «Докторша», продолжая орудовать во мне своими железками, взглянула на меня и как-то криво улыбнулась. Я замычала и попыталась подвигать низом живота, но только ремни, удерживавшие меня, врезались с еще большей силой.

Вскоре боль исчезла. Женщина вытащила инструменты и кивнула Госпоже. Та улыбнулась и подошла ко мне.

— Теперь, Ки, — сказала она, — Ты будешь вечной девушкой. Что бы ни случилось, ты не забеременеешь.

Я чуть не закричала от негодования! Какое право она имела меня стерилизовать? Да кто она такая вообще? Но стриженая блондинка только улыбнулась и отошла в сторону.

— Леди Диана, — вдруг обратилась к ней женщина в халате, — Продолжим?

— Да, Госпожа Анна, — кивнула в ответ Хозяйка, — Думаю, самое время поставить этой рабыне моё личное клеймо.

«Докторша» подкатила к креслу небольшой столик и зажгла медицинскую горелку. Я тихо заскулила, и Госпожа, зайдя мне за спину начала ласково поглаживать по голове, шепча, что это совсем не больно, и что я скоро буду даже гордиться этим клеймом.

Нанесение татуировки на левую грудь действительно было почти безболезненным, если не принимать в расчет душевную травму. Когда операция была закончена, я находилась в полу обморочном состоянии не от боли, а от сознания, что теперь пути назад уже нет, и я превратилась в самую обычную вещь с инвентарным номером.

***

Кристина замолчала и уставилась в недопитую кружку. Я видел, как её карие глаза помутнели, но слез не появилось. Девушка медленно расстегнула ворот своей сорочки, и я увидел аккуратную алую розу размером со среднюю монету, старательно выведенную на упругом полушарии правой груди почти у самого сосочка.

— Вообще, татуировку можно свести, — сказал я.

— Всё равно след останется, — отмахнулась Криста.

— Но, если бы ты носила нижнее бельё, никто ничего бы и не увидел, — резонно заметил я.

— Нижнее бельё, — она улыбнулась, — Тебе покажется смешным, но меня отучили носить лифчики, трусики и прочую мелочь. Рабыни не носят белье. Им не положено. А знаешь почему?

— Догадываюсь, — смущенно ответил я, — А что было дальше?

Девушка тяжело вздохнула и продолжила свой рассказ.

***

От безысходности я заревела и даже обмочилась, но меня никто не стал ругать. Девушки, всё это время стоявшие у стены, вооружившись тряпками, бросились вытирать лужу, которую я напрудила. А Хозяйка, всё так же стоя за моей спиной и поглаживая мои волосы, успокаивала меня.

Покончив с клеймением, женщина в халате достала какой-то тюбик и обильно смазала мой лобок белой студенистой мазью. Я почувствовала легкое пощипывание, а одалиски по молчаливому приказу Госпожи начали соскребать деревянными ложечками уже застывшую массу вместе с пушком.

— Вот и славно, — напевно проговорила Леди Диана, — Рабыня должна быть голенькой.

— Как насчет пирсинга? — осведомилась Госпожа Анна.

— Пока не нужно, — Хозяйка покачала головой, — Я еще не решила.

— Тогда я закончила, — «докторша» стала собирать свои инструменты, — Если понадоблюсь, Вы знаете, где меня можно найти. Но позвольте дать Вам маленький совет.

— Конечно, — Хозяйка натянуто улыбнулась.

— Не здесь, — Госпожа Анна направилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх