Курортная жизнь. Часть 2

  1. Курортная жизнь
  2. Курортная жизнь. Часть 2
  3. Курортная жизнь. Часть 3
  4. Курортная жизнь. Часть 4. Окончание

Страница: 5 из 7

с нее трусы. Из нее текло. Член вошел мягко и легко. Ритка ахнула, напугав Мишку.

— Тихо ты, они еще здесь! — зажал он ей рот.

Потом подумал и заткнул его членом. Одна Ирка осталась не при делах ввиду своего недомогания. Нам с Мишкой было не очень удобно и мы поставили Ритку раком. В процессе этого получилось как-то так, что во влагалище оказался Мишка, а мне достался рот. Мишкины толчки отвлекали Ритку от обрабатывания моего органа. Тогда я вспомнил, что у Ирки-то с этой стороны все в порядке.

Ирка сосала, добросовестно стараясь показать себя с лучшей стороны. Мишка, воспользовавшись этим, снова положил Ритку на спину и улегся сверху. Я развалился, отдаваясь на волю Иркиных губ и ничего не делал, просто разглядывая наслаждающуюся членом в вагине Ритку. Оказалось, что наблюдать за ее лицом в этот момент ничуть не менее увлекательно, чем смотреть как мужской орган растягивает ее промежность. Все ее эмоции были как на ладони и я точно знал когда Мишкин член выходит из нее, когда входит, когда достигает максимальной глубины. Ритка кончила, умудрившись не выразить это громким звуком, полежала, повернула голову в мою сторону и улыбнулась мне. Я улыбнулся в ответ когда осознал как это выглядит со стороны: брат с сестрой лежат рядом, ее энергично трахают, у него не менее энергично сосут другие брат с сестрой. А мы лежим и улыбаемся друг другу. Тут Ритка отвлеклась на движущийся в ней член. Мишка заторопился и после пары точлков скатился с Ритки, придерживая фонтанирующий орган. Ритка, настроившаяся на второй оргазм, привстала и недовольно на него посмотрела. Дотрахивать сестру пришлось мне.

На пляже нам немедленно был мамой учинен допрос — где мы были? Она, наплававшись, вышла из воды и не обнаружила никого. Ну кроме Олега, который по этому поводу ничего не смог сказать. Они долго гадали, куда мы ушли и мама недоумевала почему не позвали с собой ее. Она думала, что тетя Люда пошла с нами вместе. Потом Мишкина мать вернулась одна и сказала что нас не видела, а сама плавала во-о-он там, где народу поменьше. Это маму немного успокоило, получалось что никто ее не бросил здесь одну, а просто дети, как всегда, пошли прогуляться. Тем не менее нам влетело за то, что сделали это без предупреждения. А то мало ли, может мы все утонули.

В течении этого разговора я посматривал на Олега, полагая что оставшись вдвоем они многое обсудили. Может, он и про меня ей намекнул? Не, не может. Я не представлял, как можно сказать маме что ее хочет собственный сын. Интересно, Олег что-нибудь придумал? Обещал же...

Вернувшись домой, мы застали отцов в момент отъезда. Потом женская часть общества готовила ужин и кормила нас. Гулять мы в этот вечер не пошли. Во-первых, куда-то запропастился Игорь. После встречи с тетей Людой он так и не появился. Мишка с кривой усмешкой шепнул мне, что, наверное, его отец их видел и где-нибудь Игоря по-тихому прикопал. Во вторых, все сегодня уже натрахались, кроме Олега и таким образом одна из главных причин потеряла свою актуальность. У Олега же все еще было впереди, так что он тоже не рвался. Отозвав меня, он рассказал что поговорил с мамой и она, после долгих уговоров, согласилась выйти к нему когда мы с Риткой уснем. Я для себя отметил, что если в прошлый раз мама еще могла тешить себя мыслью что идет просто поговорить и пообниматься, то теперь точно знает что ее ждет. И все-таки согласилась. А значит, и этот раз наверняка не последний.

Сначала я всячески хотел, чтобы все легли спать пораньше. Ну чтобы долго не ждать. Потом сообразил, что всех-всех уложить по-любому не удастся, да и мама предпочтет выждать до глубокой ночи, чтобы избежать случайностей. Время тянулось крайне медленно. Ирка с Риткой трещали о своем, мама с тетей Людой и бабулей тоже. Мы с Мишкой слонялись по двору. Он все еще находился под впечатлением от того, что вытворяли сегодня тетя Люда с Игорем.

— Федь, ты ничего не придумал? Ну чтобы маму... того?

— Неа. Я, честно сказать, и не задумывался пока.

— А я весь день думаю.

— И как?

— Никак пока. Федь, а давай может сначала ты ее? А потом и я как-нибудь...

— А я как это смогу?

— Ну-у-у... как-нибудь. Как Игорь.

— Мне до Игоря в таких делах как до луны. — признался я, наступив на горло собственной гордости. — И потом, Игорь вон на сколько старше. Почти взрослый мужик. А мы что для твоей, что для моей — дети.

Мишка обдумал мои слова и вынужден был согласиться.

— А если шантаж? Сказать ей, что я ее с Игорем видел и отцу расскажу?

— Это ближе к реальности. Тут она, если очень сильно испугается — что тоже вряд ли — может и дать. Но, у тебя нет доказательств кроме слов — это раз. И из собственной матери ты получишь врага на всю жизнь — это два.

— Да это я так... в порядке бреда. У меня даже в шутку язык не повернется такое ей сказать.

— А тогда и нефиг. Ирку трахай, она всегда согласна.

— Трахаю. — вздохнул он. — По ночам. Что мне еще остается?

Этой фразой он меня удивил. Прямо сказать, ошарашил.

— Чего-о-о-о? Ты ее дома трахаешь, я правильно понял?

— Ну да, а что?

— А родители? При них?

— Не, ну не прямо так... Когда они спят. Сегодня ночью, например, слышу — заснули, подождал немного и к Ирке. Она отсосала по-быстренькому и баиньки. Никто не проснулся.

— Ну вы рисковые! — восхитился я. — А если все же проснутся? Мало ли от чего ночью люди просыпаются. А тут вы с ней. Ладно минет еще, там трусы натянул и все, а если по-настоящему?

Я представил себе как мама с отцом стоят над кроватью где я пялю Ритку и содрогнулся. Убьют ведь. Запросто.

— Ирка тоже так говорит. — признался он. — Но мы же тихо. И темно в нашем углу. Ирка, правда, сказала что по нормальному в таких условиях больше не даст. Страшно и никакого удовольствия. А сосать будет.

— Все равно риск. — гнул я свое. — Вот поймают они вас, начнут выяснять как вы дошли до жизни такой, тут вы нас всех и сдадите. И меня с Риткой, и Олега с Игорем. Так что прекращайте, Миш, это дело. Добром прошу.

— Ладно. — приуныл он — Сам понимаю.

Я сделал себе отметку провести такую же беседу с Иркой. Если родители узнают про наши оргии — это верная кастрация. Да даже если начнут смутно что-то подозревать, то и тогда до конца отдыха аскеза обеспечена.

Наконец все улеглись. Ритку я снова в известность не поставил и она почти сразу заснула. Я тоже создавал видимость сна. Как назло, через пять минут в любом положении лежать оказывалось неудобно. Я собрал волю в кулак и мужественно терпел. Ворочаться тоже было нельзя — я же давно и крепко сплю! Плюс был только один — неудобное положение не давало мне заснуть. Поэтому часа через полтора я дождался. Мама тихо встала, одела халат, как и в первый раз подошла к нам, убедилась что мы спим и неслышно выскользнула в дверь.

Я ринулся к окну. Заняв наблюдательный пост, шепнул околачивающемуся там Олегу:

— Она идет!

— Тихо, дурень! Молчи! Трусы сними и когда позову, тихо подойди ко мне. Понял?

Мама показалась из-за угла и я не ответил, торопясь снять трусы пока она еще далеко и не услышит шороха травы. Без трусов трава щекотала мошонку, член и зад, но я терпел, затихнув и прикинувшись кустом.

— Ты пришла! — Олег поцеловал маму.

— Ждала пока дети заснут. — пояснила она, помогая ему расстегивать халат. — Но, Олег, это в последний раз!

— Почему? Тебе со мной плохо? — мамин лифчик полетел в траву.

— Нет, но... — она по очереди приподняла ноги и в траву полетели трусики. — Я чувствую себя шлюхой.

— С чего ты это взяла!?

— Понимаешь... вот я сейчас сюда пришла... Думаешь, по любви? Да не жми ты так! — она придержала его руки, играющие с грудью. — Нет, не по любви... Я же знала зачем... я трахаться сюда пришла. Ты же меня сейчас опять драть будешь, как последнюю...

— Да-а-а! — произнес Олег с придыханием сунул руку ей между ног, которые послушно раздвинулись. — Потому ...  Читать дальше →

Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх