Курортная жизнь. Часть 2

  1. Курортная жизнь
  2. Курортная жизнь. Часть 2
  3. Курортная жизнь. Часть 3
  4. Курортная жизнь. Часть 4. Окончание

Страница: 6 из 7

что я тебя хочу именно в этом качестве. Я не знаю, какая ты в обычной жизни, но секс с тобой — это волшебно!

Мама замолчала, подставляя его руке свою промежность. Олег присосался к ее губам, охотно ответившим на поцелуй.

— А теперь — оторвался он от нее — Раз мы выяснили для чего встретились, я хочу чтобы ты сделала мне минет.

Он надавил ей на плечи. Мама некоторое время сопротивлялась, но потом, опустившись на колени, взяла его член в рот. Мужской половой орган в мамином рту на расстоянии метра подействовал на меня как... я даже не знаю как сказать. В голове что-то взорвалось и очнулся я, ощущая на сжимающей член руке липкие капли. Причем я понял, что помню каждую секунду этого времени, как мамины губы скользят по стволу, а ее щеки втягиваются каждый раз, когда она всасывает его. Олег уже положил ее на спину и трахал лежа. Его зад дергался прямо передо мной, между расставленных полных бедер, а чуть наклонив голову я мог видеть как член скрывается в мамином отверстии, плотно охваченный губками. Там все блестело от смазки, она растеклась даже по бедрам. Мама охала и постанывала, негромко и от того еще более возбуждающе. После ее первого оргазма Олег поставил ее раком, задом ко мне, воткнул член и несильно пошевеливая им, сделал знак мне. Мама продолжала постанывать, раскачиваясь на его члене.

— Молча! — тихим, на грани слышимости шепотом выдохнул мне в ухо Олег. — Я отойду, а ты вставишь! Она не заметит! Кончишь — снова поменяемся!

Олег выдернул из нее член и неслышно отодвинулся. sexytales.org Я, весь дрожа, встал на его место. Мамин выпуклый зад призывно покачивался передо мной, словно Олегов орган все еще был в ней. Я положил на ягодицы ладони, чуть дотронувшись, в глубине души боясь что она меня опознает, и плавно ввел член в мамино влагалище. Она сразу подалась назад, заждавшись чего-нибудь, что могло заполнить это отверстие. Член охватило невероятным жаром. Мамины соки потекли по мошонке. Я, замерев, стоял, ожидая что вот сейчас она догадается что это не Олег, но мама продолжала, постанывая, елозить на моем, превратившемся в камень, члене. Оцепенение прошло внезапно и я, уже цепко ухватившись за мягкие ягодицы, принялся ее трахать. Она ахала и подмахивала, сполна наслаждаясь совокуплением. Я чувствовал себя в раю, даже мелькнула мысль что дальнейшая жизнь бессмысленна, ибо большего наслаждения я не получу никогда. Я ошибался — когда мама в очередной раз кончила, ее влагалище вытворяло с моим членом такое... описать это невозможно. Я почти сразу наполнил ее спермой, натянув на себя до упора.

Член выбрасывал в нее последнюю порцию, когда она обернулась. Мое наслаждение мгновенно сменилось ужасом.

— Федя!? — еще расслабленно, с блаженным выражением лица спросила она. — Федя!!! ?

Я застыл, все еще с членом внутри нее, вцепившись в ягодицы. Мама вывернулась и залепила мне оплеуху:

— Ты... ! Как ты мог! — и мне прилетело по другой щеке.

Я съежился под градом ударов, несильных, но многочисленных. Мама ругалась, плакала и причитала. Олег не показывался, видимо почел за лучшее сбежать от маминого гнева. Устав, она села на траву и разрыдалась.

— Мам... — дотронулся я до плеча.

— Уйди, подонок! — взглянула она на меня, схватила халат и убежала.

Я остался в растерянности. Что теперь будет я даже боялся предположить. Подобрав забытые трусики и лифчик я вошел в дом. Через дверь, в окно теперь лазить не к чему. Мама лежала на постели лицом в подушку и всхлипывала. В какой-то мере я ее понимал. Пойти изменять мужу и оказаться изнасилованной сыном — это уже слишком. Именно изнасилованной! — сказал я попытавшемуся возразить внутреннему голосу — А как иначе называется секс с кем-либо вопреки желанию? Я положил мамино белье на тумбочку и залез под одеяло. Само собой, ни о каком сне не было и речи. Я ворочался, мама всхлипывала в подушку, но вроде бы пореже чем вначале. Через час я рассудил, что надо как-то объясниться и просить прощения, причем, чтобы не изводить себя, лучше сделать это сразу. Я заставил себя подойти и сесть на мамину кровать.

— Уйди! — приказала она.

— Мам... ну прости...

Я лег рядом, но под одеяло не полез, зато положил руку ей на плечо.

— Федь... — всхлипнула она. — Как ты мог?

— Мам, ну... не сдержался, прости. Ты такая была... Ну не смог я!

— Но я же не посторонняя тетка... там еще понятно. Я же мать тебе!

— Ма, а знаешь... я тебе признаюсь... от того что это ты у меня еще больше крышу снесло.

— Извращенец! — она перевернулась на спину и посмотрела на меня. — Ты с самого начала там был?

— С начала. — и в этом признался я, умолчав что уже не в первый раз.

— И видел, как мы с Олегом? И слышал?

— Да.

— И что ты теперь обо мне думаешь?

— Ты самая лучшая!

Осмелев, я залез под одеяло и прижался к ней, обнимая и чувствуя под рукой мягкий живот, только теперь сообразив, что мама лежит в том же виде, в каком прибежала домой, то есть голой.

— Ты хоть представляешь что ты натворил? — попыталась она заглянуть мне в глаза, но для этого было слишком темно. — И что я натворила? Ох, не хотела же идти, как чувствовала! Но соблазнилась, дура старая!

— Мам, ты не старая!

— А какая?

— Обычная... Ой, нет! Ты замечательная, красивая, добрая и чувственная! Ты когда там с Олегом... ну... — слова давались мне с трудом, но было ощущение, что говорить надо именно так — как есть, дословно повторяя мысли. — Ну... когда в рот... Мам, я сразу себе в руку... до того ты эротично выглядела. Я чуть сознание не потерял.

Мама поняла что я хотел сказать.

— Значит, я тебе нравлюсь как женщина? Именно я?

— Ты еще спрашиваешь!

— И ты меня хочешь, как женщину? Давно?

Я чуть не ляпнул «с тех пор как Олег тебя первый раз трахнул», но вовремя прикусил язык, заодно вспомнив что что-то такое иногда возникало и раньше.

— Давно..

— А сегодня как получилось, что ты так удачно оказался в нужном месте... у меня?

Тут пришлось врать, придумывая находу. Получилось примерно следующее: Я не спал, услышал как она вышла и решил посмотреть куда это она среди ночи. Вылез в окно, а там... А потом Олег меня заметил, испугался и убежал... а мама так и осталась стоять... а я не выдержал.

Все было шито белыми нитками и притянуто за уши. Я без труда при нужде вывел бы себя на чистую воду парой вопросов, но мама спорить не стала. Может поняла, что я буду упираться до последнего.

— Значит, ты таки осуществил свою мечту... — задумчиво произнесла она. — И что мы теперь будем делать?

— Ничего. Хочешь, будем считать что мне это приснилось? И тебе?

Она хмыкнула:

— А что мне сейчас что-то в ногу упирается — тоже снится?

— Ой! — я отодвинулся.

И вправду, от близости маминого тела член снова встал.

— Мам, честно, я не хотел! Он сам!

— Ладно, успокойся... — она полежала, задумчиво поглаживая мою, покоящуюся у нее на животе руку. — Надо же, кто бы мог подумать? Мда... Федь, а ты правда именно меня хочешь? Или тебе все равно куда совать, лишь бы было куда?

— Тебя, мам.

Потом отвернулась от меня, поджав ноги и выпятив зад. Член снова коснулся ее тела. Я лежал, пробуя угадать что это значит. Не хочет больше разговаривать? Собралась спать? Еще что-то?

— Федя, чего ты ждешь? — услышал я.

Еще не будучи уверенным что понял все правильно, я подвинулся к ней и проведя головкой между ягодиц, нащупал ею вход и легким толчком вошел в маму. Она только вздрогнула, когда член тронул губки, а потом спокойно лежала пока я не заполнил влагалище своим органом. Это оказалось легко из-за обилия внутри маминых соков и моей спермы. Я прижался к ее спине, боясь поверить в то, что не сплю и стараясь трахать ее как можно глубже. Мама еще сильнее поджала ноги, полностью открываясь мне. Член упруго раздвигал сильно сжимающие ...  Читать дальше →

Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх