Курортная жизнь. Часть 3

  1. Курортная жизнь
  2. Курортная жизнь. Часть 2
  3. Курортная жизнь. Часть 3
  4. Курортная жизнь. Часть 4. Окончание

Страница: 2 из 7

и настроение оставалось отличным. Особенно у Мишки.

Вернувшись и пообедав, а так же отдохнув от палящего солнца, мы снова всей компанией оказались у воды. Я отметил про себя, что сегодня почему-то весь день не видно ни Игоря, ни Олега. Странно. Ритка подплыла ко мне:

— Федь... а давай во-о-он туда сплаваем. — она указала вдоль берега, туда, где кончался пляж.

— Нафига? Мы в ту сторону поверху ходили — ничего интересного.

— Нет, я вплавь хочу.

— Не, Рит, мне лениво.

— Пап! — обратилась она к оказавшемуся рядом отцу. — Давай туда сплаваем? И ты, мам?

Мама отказалась сразу, сославшись на то, что плавает плохо для таких дистанций. Хотя я подумал, что ей просто лень. А отец согласился.

— Федь, ну давай с нами! — пристала Ритка, добавив вполголоса — Я кое-что попробовать хочу.

Это меня, конечно, заинтриговало и я согласился. Втроем мы догребли до конца пляжа, но Ритка подгоняла нас дальше, пока пляж с оставшимися на нем людьми не скрылся за выступом берега.

— Здесь остановимся. — выбрала она место.

Я не видел здесь ничего примечательного, что могло бы ее привлечь. Та же жухлая травка, немного песка у самой воды. Ритка раскинулась на берегу:

— Уф-ф-ф... устала...

Я тоже запыхался. Только батя выглядел молодцом. Он вообще у нас спортивного вида.

— Тренироваться надо чаще! — ответил он ей, но тоже развалился рядом.

Отдохнув, Ритка вскочила, сделала было два шага к морю, но повернулась:

— А знаете что? А давайте голышом купаться! Тут же нет никого!

— Как никого? А мы? — опешил отец.

— А что вы? Ты меня голой что ль не видел в детстве?

— А ты меня?

— Переживу. Пап, я взрослая уже. Что я, по-твоему, не знаю что у тебя и Федьки в плавках? Ну давайте, а?

Пока батя думал что ответить, Ритка скинула лифчик, тряхнув сиськами, следом трусы и кинулась в воду, сверкнув незагорелыми ягодицами.

— Что скажешь, Федь? — отец посмотрел на меня.

— — Да и правда, черт с ней, давай попробуем.

Я стянул плавки и бултыхнулся следом за Риткой. Отец раздумывал дольше, но в конце концов тоже разделся и прикрыв ладонью пах вошел в воду.

Мы с Риткой набросились на него, стараясь опрокинуть. Получалось наоборот — падали мы. Над водой мелькали Риткины груди, а иногда и мой член оказывался у всех на виду. Только батя стоял как скала, отбивая наши атаки.

— Так нечестно! — завопила Ритка. — Здесь дно скользкое! Пошли на берег, там мы тебя точно завалим!

— А пошли! — отец тоже увлекся, позабыв про свою наготу.

На берегу мы вновь навалились на него. Тут нам действительно было проще — скорость перемещения выше. И видели мы друг друга лучше, чем сквозь воду и поднятые нами брызги. что помогало координировать усилия. Однако лучше было видно и Риткино тело, со всеми его округлостями и пушком на лобке. Иногда, когда она падала, ее ноги взлетали кверху и тогда мелькала щель между ног. Само собой, в битве под руку попадались различные части тела, иногда довольно интимные. Результат сказался очень скоро — мой член увеличился в размерах, хотя еще не торчал нагло. У бати случилось примерно то же — напоминающий шланг орган заметно напрягся и потемнел, наливаясь кровью. Может именно это его и отвлекло, наконец позволив нам завалить отца на траву.

Ритка плюхнулась ему на живот:

— Ага! Попался! Я говорила что мы победим! — подпрыгивала она.

Я символически держал его руки за головой, не давая спихнуть победительницу.

— Ну все, все, сдаюсь! Слезай!

Ритка не слушала, подскакивая и смещаясь к его ногам. Я увидел, как под ней показалась прижатая к его животу головка члена, толстенная, тупоконечная, почти фиолетового цвета. Неудивительно, Ритка же с раздвинутыми ногами скачет прямо перед его глазами. Тут у любого встанет.

Она больше не прыгала, а ерзала вперед-назад и терлась промежностью об отцовский член. Батя пребывал в растерянности: прижатая к стволу девичья промежность, несомненно, была приятна, но с другой стороны, промежность эта принадлежала его дочери. Ритка закатила глаза от блаженства, я уже думал, что сейчас она кончит и слезет, но ошибся. Она приподнялась, поставила отцовский член вертикально и стала на него садиться. Орган, как я разглядел, в самом деле, как она и говорила, был длинный, толстый и жилистый. До Риткиного описания «толщиной в руку» он, конечно, не дотягивал, а был просто хорошего среднего размера или чуть больше.

— Рита... — простонал отец.

И замолчал. Видно, не смог больше спорить с ощущениями от узкого девичьего влагалища. Ритка опускалась, сосредоточившись и закусив губу. Отцовская дубина была для нее великовата. Толстая головка медленно входила в нее, растянув ставшие тонкими губки правильной окружностью. Мы с отцом не могли отвести глаз от этого места. Ритка медленно съезжала по бугристому стволу, со стоном стараясь принять в себя все. Это продолжилось, наверное, минуту. Ближе к концу она несколько раз останавливалась, переводя дыхание, терла клитор и продолжала.

— Все... — выдохнула она, усевшись отцу на бедра. — Пап, какой же он у тебя здоровенный! Я уже думала не поместится.

— Доча, а ты себе там ничего не порвешь? — обеспокоенно спросил он.

— Нормально, пап. А тебе нравится? Ты как больше любишь, узеньких, как я, или попросторней, как у мамы?

— Я вас обоих люблю! — он повалил ее на себя и поцеловал.

Ритка присосалась к его губам. Отцовы бедра непроизвольно вздрагивали и от этого ее тело, плотно насаженное на член, двигалось. Нацеловавшись, отец сграбастал ее груди, погладил живот, бедра и попробовал чуть приподнять дочь. Член немного вышел из нее, заставив Ритку задрожать. Мелкая дрожь не прекращалась, пока он снимал ее со своей дубины. И снова началась, когда он принялся надевать ее обратно.

— Хорошо-то как! — произнесла она, снова оказавшись натянута на отцовский член по яйца. — Пап, а сделай так еще раз?

Отец еще четыре раза так же медленно снял и надел на себя Ритку. Она кончила, как только в последний раз коснулась губками его паха. Он схватил ее за бедра и не поднимая, покачал на себе, чуть поворачивая вокруг члена. Ритка кончила еще раз. Отец, не снимая ее, встал на колени, а потом в полный рост, просунув руки Ритке под бедра и придерживая за ягодицы сделал несколько шагов. Наверное, при этом член в Ритке проворачивался и шевелился, потому что она попросила:

— Пап, еще...

Отец прошелся метров десять туда и обратно вдоль берега с надетой на член дочерью. Оргазм настиг Ритку когда они возвращались.

— Еще, пап... еще... я больше не могу... — Ритка лепетала, обнимая отца и старалась вертеть тазом.

— Хватит, доча, достаточно. Да и мне разрядка нужна.

Он опустил ее на траву, навис над ней, опираясь на руки и принялся нежно трахать, стараясь не причинить боль. Ритка вцепилась в него, невпопад подмахивая. Я смотрел как толстенный ствол отца ходит в ней, заставляя стонать от наслаждения, а может и от связанной с этим наслаждением боли в растянутом влагалище. Я подумал, что никогда мне теперь не видать тесной Риткиной вагины. После отца там наверняка все останется растянутым как у мамы. Впрочем, я тут же вспомнил, что и маму трахать весьма приятно. Конечно, если не сразу после отца.

— Дочь, мне в тебя можно или не надо?

— Пап, я очень хочу чтобы в меня, но пока нельзя.

Отец в последний раз вытянул из нее свой шланг, залив траву огромным количеством спермы.

— Федь... — посмотрел он на меня, сжавшего окаменевший ствол в руке и с трудом сдерживающего эту руку от привычных движений. — Ты же тоже хочешь? Рит, можно ему?

— Можно...

После отца член провалился в сестру как в яму. Влагалище я не чувствовал вообще. Батя, поняв мои затруднения, скрестил поднятые Риткины ноги. Так стало лучше, но все равно... Если бы не возбуждение, полученное пока я смотрел на них, трахать Ритку пришлось бы долго. А так я довольно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх