Курортная жизнь. Часть 3

  1. Курортная жизнь
  2. Курортная жизнь. Часть 2
  3. Курортная жизнь. Часть 3
  4. Курортная жизнь. Часть 4. Окончание

Страница: 4 из 7

уже к Сереге жмется и целоваться лезет. А мы, остальные шестеро, делаем вид что ничего не замечаем. Умора! Сереге это надоело, он ее прямо спрашивает — чего ты от меня хочешь? А она и ляпни — хочу чтобы ты меня трахнул. Он говорит — я так не могу, мы ж все вместе пришли, а трахаться только мы стобой будем? Вот если ты всем дашь...

Игорь замолчал. Вместо него продолжил Олег:

— Я думаю, Серега это специально сказал, чтобы отстала. Нас все-таки семеро было. А она посмотрела на нас, прикинула что-то... и говорит — я согласна. И раздеваться начинает. В общем, пришлось Сереге ее первому трахнуть, прямо тут же, при нас. Ну а потом уж и мы. Во все дыры. Ох, как она орала!

Слово снова перешло к Игорю:

— Она, кстати, как потом выяснилось, в зад до этого ни разу не трахалась. Но мы-то не разбирались — думали раз тетка опытная и моралью не отягощена, значит и там тоже пробовала. И еще удивлялись, чего она так орет, когда Витька ей туда засадил.

— Да, тетке было что дома вспомнить — резюмировал я.

— Точно. Мы ее когда домой вели, она еле ноги переставляла. Но довольна была до макушки. За весь отпуск натрахалась. Жалко, уехала через день.

— Рит, а ты-то ноги переставлять в состоянии? — я взглянул на часы и поднялся. — Пошли, пора уже.

Распрощавшись с друзьями, мы выполнили обязательные ежевечерние процедуры и улеглись. Я вспомнил, как Мишка завистливо смотрел на меня, а Ирка на Ритку. У них же теперь принудительное воздержание хрен знает докуда. А у нас и на ночь намечается что-то. Если, конечно, все сложится удачно. Мама с отцом лежали тихо, и сколько я не прислушивался к их дыханию, так и не смог определить спят они или нет. Чем дальше, тем больше я склонялся к мысли что все-таки спят. Ну что ж, нет так нет. Значит не сегодня. Просто придется подождать еще день. Я повернулся на бок и закрыл глаза.

Через минуту после этого от родительской кровати послышался шорох. А я, как назло, уже лежал отвернувшись и не имея возможности увидеть что там происходит. Может это кто-то один встал просто попить или в туалет? Тихо закрылась дверь. Я пока не шевелился, не зная оба они вышли или нет. Потом сообразил, что даже если кто-то остался, то все равно я своим шевелением ничего не изменю, потому что тогда у них все равно ничего не планируется. Я перевернулся на спину и в этот момент из-за стенки послышалось знакомое поскрипывание.

— Рит, спишь?

— Неа.

— Слышишь?

— Да. Сейчас она ему скажет.

— Ага.

Мы замолчали. Скрип усиливался. А потом вдруг что-то грохнуло, упав, и наступила тишина.

— Стол что ли развалился? — предположил я, помня что конструкция было довольно хлипкой.

— Не, тогда шуму больше было бы. — Ритка уже была в курсе как и на чем мама трахается в прихожей. — И тихо стало. Непонятно.

Мы прислушивались, но ничего уловить не смогли.

— На улицу вышли? — предположила Ритка.

— Да хватит тебе гадать. Потом у них спросишь, если интересно.

Мама с отцом вернулись минут через двадцать. Ритка к этому времени успела выдать кучу версий того чем они занимаются. Отец лег к себе, а мама подошла к нам:

— Спите?

— Неа!

— Я так и знала. В общем, мы с отцом поговорили... Рит, если хочешь — иди к нему, он тебя ждет... ну ты поняла зачем. А ты, Федь, двигайся, я к тебе.

Ритка, по пути скинув ночнушку, в два прыжка оказалась у отца. Послышался звук поцелуя. Нам с мамой было тесно рядом на узкой кровати. Она легла сверху, придавив меня своей тяжестью. Зато целуя ее, я мог беспрепятственно мять ягодицы, а если потянуться и немного раздвинуть их, то можно было коснуться нижнего края влагалища. Мама привстала, сняв мешающую ночнушку. Полные груди расплющились об меня. Она чуть приподняла зад, шевельнула им и легко наделась на приподнявшийся член, жарко выдохнув мне в ухо. Я лежал, прижатый к кровати, чувствуя ее настойчивый язык во рту и влагалище, скользящее по члену.

Со стороны отца с Риткой донеслось ее сдавленное «А-а-а-а-о-о-о... папка, не бойся... А-а-а-а-а-а-а». Отец начал натягивать Ритку на свою дубину — понял я.

Мама трахала меня сама, не давая пошевелиться. Ее влагалище устроило бешеную пляску на моем члене, и только один раз оргазм заставил ее замереть. Но и при этом у неподвижно лежащей и тяжело дышащей мамы внутри все сжималось, выдаивая меня.

Ритка не замолкала с того момента как оказалась надета на отцовский член. Иногда тише, иногда громче, но каждый ее выдох порождал звук. Мама, вначале сдерживающая себя, тоже последовала примеру дочери. Комнату заполнили два женских голоса, один явно молодой, второй постарше — глуше и ниже. Мама, устав все делать сама, слезла и стала перед Риткиной кроватью, низко нагнувшись и опираясь на нее руками. Я все понял и пристроился сзади. Теперь пришлось стараться самому, гоняя член в хлюпающем влагалище. Между делом я пытался поймать ее болтающиеся груди, но они, намного больше чем моя рука, выскальзывали из пальцев.

Нашу изменившуюся позицию заметил отец:

— Дочь, пойдем на них посмотрим? — предложил он Ритке.

— Только не вынима-а-а-ай.

Они приблизились. Ритка, как тогда на пляже, висела надетая на член, обнимая отца за шею. Внизу, под худенькими ягодицами свисала здоровенная мошонка. Он с любопытством глядел как я вбиваю в маму член. Ритка нетерпеливо ерзала на нем. Он под ягодицы приподнимал ее и тогда снизу был виден выходящий из страшно растянутой Риткиной дырочки толстый ствол. Потом он убирал руки и Ритка со стоном медленно съезжала вниз, снова насаживаясь на кол.

Маме тоже захотелось на них посмотреть. Она взобралась на Риткину кровать, а я так же занял место сзади. Теперь место соединения Ритки с отцом оказалось прямо у нее перед носом. Мама испуганно охнула, когда отец в очередной раз приподнял Ритку и она воочию увидела на что стала похожа узенькая раньше дырочка дочери. Я тоже смотрел туда же, но и про маму не забыл. Член торчал горизонтально и я, схватившись за мамины бедра и не отрывая взгляда от Риткиной промежности, привычно толкнул его вперед. Она почему-то дернулась сильнее обычного, словно от боли.

— Федя-а-а-а-а! — услышал я — Что ты де-е-е-е-елаешь?

Я уже успел сделать несколько толчков и тоже понял что что-то не то. Посмотрел вниз — мой член торчал из ее заднего прохода. Вместо того чтобы вытащить, я, наоборот, засунул его до конца и прижался к мягким ягодицам. Мама толкнула меня в живот, заставив выйти из ануса наполовину, но я дернул ее бедра на себя, снова оказавшись в глубине ее попы. Она вскрикнула и опять оттолкнула меня. Я снова загнал член в попу, ощутив что сперма покидает меня. Мама тоже это поняла и больше не отталкивала, дождавшись пока я закончил дергаться и аккуратно извлек член из заднего прохода.

Отец к этому времени положил стонущую Ритку на мою кровать и трахал не останавливаясь. Ритка выла, вцепившись в него, а он раз за разом плавно вводил в нее член. В Ритку кончать было нельзя. Отец, видя что мы закончили, жестом подозвал маму. Она стала рядом с ними, наклонившись. Батя последний раз сунул член в Ритку, вынул и оказавшись сзади мамы ворвался в нее. Я аж рот раскрыл, глядя как здоровенная штука легко нырнула в маму. Она только негромко охнула. Отец сделал несколько движений и удовлетворенно выдохнул.

— Мне чуть-чуть осталось... — пожаловалась мама.

Батя снова принялся ее трахать. Сперма сочилась из маминого влагалища, выдавливаемая входящим в него поршнем, стекая по ее ногам, но мама успела кончить раньше, чем член отца окончательно сдулся.

Как только все немного отдышались, мне сразу же досталось от мамы за ее попу. Как я ни оправдывался что это получилось случайно, она мне не поверила. К счастью, размер моего члена был все-таки чуть меньше среднестатистического, плюс обилие смазки из влагалища, плюс мамино возбуждение, притупившее боль... да и трахал я ее туда всего ничего — ну может секунд пятнадцать. Хотя черт его знает, тогда мне было ...  Читать дальше →

Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх