Секс для тебя

Страница: 1 из 4

Вика опустила одеяло, открывая голую загорелую грудь. Подтянутые, выпуклые (что она считает своим суперплюсом), половинки грудок, как и все тело, по полной отжарены лучами солярия. Коричневатые соски вносят завершающий штрих в сексуальность ее бюста. Вика скидывает одеяло полностью и демонстрирует абсолютно голое тело. Раскинув на подушке роскошные черные волосы, выгибается как пантера, соблазнительно приподнимая левую ногу и приоткрывая раковинку влагалища. Любой бы мужик задрожал от такого вида женского лона — оно, словно магнит, поднимает мужскую суть, заливает ее металлом и тянет к себе. Зовущие зеленым светом глаза Вики ждут моей реакции. Ей нужен мой металл там, у меня снизу. Она успела снять трусики, пока я готовил ей утренний кофе и тосты. И вот, с подносом, я стою над ней в это ранее утро и смотрю на Викины прелести, великолепные и доступные. Доступные для меня. Эротична, сексапильна, эпична и страстеобильна, молодая и заводная — какие еще комплименты я могу набросать голой женщине в постели? Тем более, если она твоя жена?

— Твой завтрак, — объявляю я, и кладу поднос прямо на кровать. Вика ждала, что я не устою. Наброшусь и придавлю ее, как голодный, вышедший из леса в поисках человечины, зверь. Раскину в стороны ее длинные ноги, вгоню своим членом в мягкую, теплую дырочку и буду насиловать, жадно, страстно, не слыша ее кокетливые протесты и упования на то, что я опаздываю на работу. Ну и кончу ей на лобок, вовремя вытащив член, разряжаемый выстрелом спермы. Именно на лобок, так как Вика не хочет беременеть (сначала я должен сделать карьеру).

— Я опаздываю на работу, — мое второе объявление в это утро гасит ее блеск в глазах. Губки жены недовольно дергаются. Губки восхитительной формы налиты полнотой и чувственностью, как у кинозвезд. Как же я любил их ласкать. Вика знает, как она красива, и сейчас недовольна моим отказом. Ее влагалище остается незаполненным.

Как и вся наша семейная жизнь!

Она мысленно удивляется, почему ее муж, как хищник, не захотел ею насытиться. Ведь секса у нас не было уже месяц.

— Вика, мне действительно пора. Вечером корпоратив, будь, пожалуйста, собрана.

Я наклоняюсь, целую ее в щеку и убегаю. На работу. Еду в метро, так как на автомобиль — Викино требование, еще не заработал.

Я тружусь младшим архитектором в крупной строительной корпорации, уже третий год. Младшим, потому что дорисовываю, доделываю, дочерчиваю чужие проекты (эдакий подносчик карандашей) и, по расчетам моей жены, должен выбиться в люди. Но вот это самое выбивание пока затягивается.

— Почему так сложно? — спросил я однажды Вику, слушая очередные упреки — в том, что мне не хватает пробивных качеств, в том, что не умею зарабатывать столько, сколько ей надо для запросов нашей семьи и ее красоты.

— Сложно что? — переспросила она.

— Сложно быть твоим мужем?

— Потому что я выходила замуж за талантливого и перспективного, а живу с серым и бедным! — как отрезала, озвучила свой приговор она. Мы поженились сразу после института. Тогда я считался симпатичным и одаренным. Она приняла мои ухаживания, ответив взаимностью... И ребенка Вика не хотела в соответствии со своим приговором. Мне надоело вынимать член в момент оргазма и кончать ей на выбритый лобок. Надоел вид ее лобка. И уж тем более, надоели ее упреки.

Но надо отдать Вике должное, она продолжала в меня верить. Так ведут себя игроки, которые постоянно проигрывают, но готовы поднимать ставки, чтобы отыграться. М-да, Вика точно была игроком. А кем же был в ее игре я?

Вхожу в офис корпорации, в набитые утренней суетой коридоры. Сотрудники мечутся, хотят пораньше закончить дела, ибо вечером все приглашены на бал, посвященный Дню корпорации. Бал проводится ежегодно под эгидой председателя правления Павла Петровича Градова, основателя и собственника бизнеса. Да, это — масштабная на столичном строительном рынке фигура. Пролетаю по холлу, отбивая мысленно пункты сегодняшних дел, и тут замечаю ее.

Она стоит в стороне, с начальницей отдела маркетинга и слушает какие-то наставления. Белоснежные волосы обрамляют милое личико с тонким, вздернутым носиком, а глазки — голубые как небо, наполнены чистотой и вниманием. Точеная стройная фигурка девушки одета в белоснежный, под цвет волос, деловой костюм. Вся девчонка словно светится белым сиянием. Настоящая жемчужинка! Приостанавливаюсь, пытаясь быть увиденным, любуюсь ею и, наконец, добиваюсь своего. Ее голубоглазый взгляд цепляет меня и на миг вспыхивает легким приветствующим огоньком. Уголки красивых тонких губок слегка приподнимаются. Я ею замечен, а значит, утро начинает удаваться. Настроение поднимается, и у него — моего настроения, есть имя. Эля!

Прохожу в свой кабинет, где дислоцируется команда дизайнеров-архитекторов, к числу коих я принадлежу, сажусь и включаю комп. Картинки файла требуют последнего просмотра перед распечаткой. Проект «Жемчужина» — проект моей надежды.

Я взялся за него по собственной инициативе полгода назад. Коттеджный городок, который должна была строить корпорация для последующей реализации домов, считался у нас проектом года. На нем компания рассчитывала заработать ключевую прибыль и усилить свои позиции на столичном рынке готового жилья. Я участвовал в разработке дизайн-проекта всего отдела, который курировал лично Стрельцов, коммерческий директор, и он был создан. Но параллельно все сверхурочное время я готовил свой. Именно мой личный дизайн-проект олицетворял, по моему мнению, ценности комфортной жизни в семейном городке для обеспеченных граждан. Тех, к которым так хотела принадлежать Вика. Жена была убеждена, что вдохновила меня на эту работу и была очень жестко разочарована, когда Стрельцов, которому я принес проект на рассмотрение, его зарубил.

— Не то, — резюмировал он, бегло взглянув на картинки и чертежи «Жемчужины». — Слишком необычно. И вообще, Влад, работай в команде. Тебе больше всех надо?

«Да!» — захотелось воскликнуть в ответ от злости, но я смолчал. Словно получил удар ножом в сердце. Сделанная работа, в которую я, вложив море фантазии и сил, осталась без внимания. Да, необычно, но людям надоело покупать типовые проекты. Их нужно удивлять! Дома были задуманы мною в светлых тонах с большим использованием стекла, потому и название пришло само собой. Дома мечты, в которых семьи всегда будут счастливы. Моя инициатива и творчество оказались никому не нужны, а Вика поставила напротив моей (ну и своей) фамилии еще один жирный минус. И Градов утвердил проект отдела — хороший, но обычный. Вот так то.

... Вечером я в сопровождении жены появляюсь в огромном зале корпорации. В этот раз от всех потребовали прийти с мужьями/женами. Павел Петрович считал семейные ценности огромным стимулом в работе сотрудников и решил создать подобные традиции проведения корпоратива — Дня рождения его бизнеса. Вика в модном черном платье (половина моей зарплаты) с притягающим вырезом, демонстрирующем ее сексуальность, вышагивает рядом со мной под руку. Мы здороваемся с коллегами и их женами-спутницами, торжество вот-вот начнется. Замечаю, какое впечатление Вика производит на мужиков, чувствую, как ей это нравится — эти липкие, впечатленные, ныряющие в ее соблазнительный вырез мужские взгляды. Сегодня, безусловно, ее вечер. Яркая звезда в сопровождении тусклого спутника. Какое-то время спустя, уже выпив по бокалу вина, она попросила сопроводить ее в туалет. Мы двинулись к выходу из зала и буквально в проходе столкнулись с самим Градовым. В дорогом костюме он, несмотря на свой неюный возраст, но с великодушным лицом, с харизмой босса выглядит как бог. На мое «Павел, Петрович, добрый вечер», Градов, не глядя на меня, ответил. Не глядя, потому что шеф буквально прикипел взглядом к моей жене.

— Здравствуй, Смирнов. — (Он вспомнил мою фамилию?). Градов, как турист перед статуей Венеры Милосской, осматривал Вику с ног до головы. Жена расплылась в своей фирменной любезной улыбке, ярко очерченной алой помадой. — Познакомь меня ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (45)

Последние рассказы автора

наверх