В краю магнолий. Триллер

Страница: 11 из 18

комика Петрашевского брат-близнец — свихнувшийся токсикоман и псих. Смотреть было больше не на что, и все гости забыли о том, как он весь день маячил на проходе и пугал нормальных людей своими мерзкими гримасами и расширенными от дури зрачками. Охранники расслабились и разошлись по сторонам. Портье натянул улыбку и выдал Петрашевскому ключи. Раис беззастенчиво навалился на плечо тому, кого так долго ждал и ради кого принял яд, и оба проследовали на второй этаж, в девятый номер. До того момента, когда Елисей отпер дверь и, наконец, позволил себе с силой сбросить с себя Раиса, оба молчали.

Раис не думал о том, как случилось, что Елисей чересчур легко принял факт, что у него есть брат-близнец. Закипающий в крови сок белладонны не давал строить логических схем. Раис просто шёл к своей цели, не испытывая чувства удовлетворения от каждого удачно пройденного этапа. Для него препятствий уже и быть не могло. Он слепо уверовал: я смерч, ничто не может мне помешать, миссия будет выполнена, это само собой разумеется. Яд помог ему в это поверить.

Елисей, хоть и не показал виду на улице, не мог не быть взволнован до крайности. Тем более, он сегодня трезв как стёклышко. Предвкушая сегодняшний вечерний сеанс более чем доверительного общения с музыкантами, которых действительно уважал, он весь день провёл в усовершенствовании тела и души. Гулял по берегу моря, вкушал изысканные блюда в лучшем абхазском вегетарианском ресторане, посетил тренажёрный зал и солярий, а ближе к вечеру, уже возвращаясь в «Олимп», ненадолго присоединился к процессии кришнаитов. По возвращении в свой номер, этот Нарцисс планировал полежать в массажной ванне, а после предаться онанизму, не стесняясь рычать себе в бороду. После он отправился бы исполнять просьбу Айвазовской, чтобы уже на следующий день требовать от «Магнолии» исполнения их части уговора. Но дело приняло совсем другой оборот. Призрак прошлого налетел на блестящего шоумена неожиданно, как хулиган в подворотне. Сейчас надо как можно менее болезненно выйти из незавидного положения.

Алёша Кузьмин, уроженец городка Данилова, райцентра Ярославской области, — отказник, рождённый двумя нищими пропойцами. Талантливый, очень рано обнаруживший тягу к пению, музыке, театру, и притом весьма симпатичный чернявый мальчик в несознательном возрасте был усыновлён одиноким богатым гомосексуалистом Денисом Петрашевским, известным в узких кругах коллекционером живописи, и получил новое имя — Елисей. Вот почему, став знаменитостью, он на всякий случай морально готовился к тому, что рано или поздно кто-то объявит себя, к примеру, его братом, раскопав в каком-нибудь таблоиде пикантное происхождение шоумена. Поди докажи, что у тех забулдыг родился только один ребёнок! И вот субъект таки нарисовался. Причём в данном случае, кажется, даже глупо требовать генетической экспертизы: невооружённым глазом видно, что этот наглый фрукт — и вправду его брат-близнец. Ну, может, и не однояйцевый, но всё равно похож, зараза, теперь ничего не поделаешь, надо встречать братца... А может — чем чёрт не шутит?! — всё же не брат это никакой, а просто клоун из очередного шоу пародистов? Приехал договариваться насчёт своего номера. А если это так, то, пожалуй, надо отдать должное кастингу и гриму: добиться такого сходства — дорогого стоит. Может, и решим этот вопрос в положительном ключе: если пародия выйдет исключительно успешной, это будет неплохой пиар, позволяющий с успехом выйти из нынешнего не самого удачного периода карьеры и даже, возможно, триумфально возвратиться в телеэфир!... Но как же плющит этого братика, что ж он принял?!

— Как, говоришь, тебя зовут?

— Как зовут?! Доппельгангер, вот как!!!

(Даже сквозь туман страшного яда Раис сохранял свою природную эрудированность и удачно ввернул подзабытое ныне, но донельзя популярное в мрачной немецкой романтической классике словечко.)

— Хорош! — Петрашевский даже присвистнул от удовольствия. — Так ты, значит, моё Альтер-эго? Вот уж не предполагал, что есть второй такой, как я! Думал, я неподраждаем и неповторим. Ладно, говори, с какого ты канала! С «Первого»?

— Елисей... Еленька... Елейный ты мой! Неужели ты до сих пор не понял, что я правда ты сам?! Ну, посмотри же на моё лицо, разве не его ты каждый день видишь в зеркале? Неужели ты не догадываешься, зачем я пришёл?!

— Чур меня... Чур... — забормотал Петрашевский. — Конечно, ты не то чтобы точная моя копия. Ты немного всё же другой. Вот, гляди: борода не такая, глаза уже моих...

Он невольно провёл рукой у Раиса по волосам:

— Но шевелюра — что надо! Чёрт, это мои мягкие волосы, мой пробор! Да-а-а-а... Поразительное сходство! — он потрепал двойника по щеке, потом спустился чуть ниже, к шее: — Вау! Кожа тоже моя, только у меня такая бархатистая кожа... Хм. Ну, допустим, это и вправду я сам. Но чем я обязан такому уникальному визиту?

— Не притворяйся, красавчик! Что уставился?! Давай уже, скажи вслух: самый лучший секс — с кем?! С тем... кого... любишь... больше всего... ну?

— Больше всего на свете?! — закончил Нарцисс и весь засиял.

— О да! А это значит — с собой самим! А теперь не теряй время! Учти: твоя мечта с тобой — прямо сейчас, а потом тебе снова останется только дрочить, снимать это дело и любоваться на себя голенького в видео-роликах. Ну, давай уже, натяни меня, чёрт подери!!!

Впервые за много лет этот властелин тайных грёз человечества ощутил, что миру ещё есть чем его удивить. Он не стал ломать голову, кто этот оригинал, — главное сейчас, что это тело столь же красиво и привлекательно, как его собственное, и что оно не против покувыркаться с ним в постели. От такого не отказываются, и Петрашевский с восторгом принял правила этой секс-игры, сулящей ещё никогда не испытанные ощущения. По долгу службы Елисей, конечно, мог себе позволить абсолютно любой секс. Он мог бы похвастаться опытом участия в оргиях даже вдесятером. Но всё это случалось в далёком прошлом, и всё это он искренне считал ошибками молодости. Это был такой дока во всех проявлениях секса, что о собственных похождениях он предпочитал умалчивать, считая их само собой разумеющейся, ничем не примечательной банальщиной. Вот почему он, как никто другой, с лёгкостью поднимал на смех любого болтуна, рискнувшего плести вздор насчёт своих сексуальных подвигов: в этом и заключалась вся соль его авторской передачи «Честное пионерское». Петрашевский не преувеличивал: за всё время её существования лишь отдельные рассказчики сумели не сболтнуть глупость и удостоиться денежного приза за оригинальность и правдоподобие своих «пионерских» порноисторий, а ведь звонили все кому не лень, и с рейтингами у шоу было всё в порядке. Кстати, закрыли программу совсем не из-за морального устаревания и не из-за конфликта с телевизионщиками. Её закрыл сам автор. Елисей откровенно скучал. Он просто ушёл с экранов страны, не в силах смириться с ощущением топтания на месте, примитивизма. С песнями авторства уважаемой им Айвазовской честный артист рассчитывал вернуться уже в качественно новой реинкарнации. Вот почему, взяв с неё слово и осознавая, как легко ему будет исполнить свою работу, он пребывал в прекрасном расположении духа. А тут и вовсе повезло, шутка ли: явился двойник и предложил секс без обязательств! И понеслась душа в рай...

Двое одинаковых бородатых смуглых мужчин сплелись в объятьях и начали раздевать друг друга. Они яростно целовались и не сдерживали рычания и причмокивания. Руки полезли в чужие штаны, языки сплелись. Волосатые животы нежно тёрлись между собой. Петрашевский властно повалил Мударисова на кровать и, сам оставаясь в расстёгнутой рубашке и носках, сорвал с того остаток одежды. Очевидно, увидев перед собой всё «своё» возлюбленное тело целиком, он остался более чем доволен. Потому что с нечеловеческим воплем эйфории он бросился на колени перед постелью и с упоением вцепился в своего голого гостя сразу обеими руками, а заодно и зубами.

Левой рукой он гладил двойнику кадык, грудь и ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх