В краю магнолий. Триллер

Страница: 17 из 18

в серый промышленный город, где вместо ласкового Чёрного моря плещутся волны Рыбинского «водогноилища».

— Мама, я хочу писать! — простодушно сказал мальчонка.

— Да иди вон туда, за кустики, пока тут никого нет! — раздражённо отозвалась девица. — Ты уже такой большой, мог бы и не говорить никому, что хочешь писать...

Малыш побежал по укромной аллейке, полукругом уходившей в не очень популярную часть парка, скрытую от основных дорожек высокими деревьями и кустарником... Спустя полминуты мать, стоявшая ближе мужа к завернувшему за угол сыну, услышала:

— Ой, ма-а-ама, тут тётя с дядей... Мёртвые, мам!

— Ты что несёшь?!

— Правда, мам! На лавочке они! Не буду я тут писать!!!

Женщина кинулась сквозь кусты к сыну... И мужчина, рассеяно разглядывавщий носок своего ботинка, по которому ползла божья коровка, вдруг услышал взволнованный крик своей жены:

— Анто-о-он, бли-и-ин, звони мента-а-ам! Миша трупы нашёл!!!

Мужчина не удивился. Он только буркнул: «Даже на курорте работа не отпускает!» Он работал химиком в криминалистической лаборатории. Точнее — заведующим этой лаборатории. Жену, с которой они учились на химиков в одной группе, он не так давно устроил к себе под бок. У неё, кстати, профиль был специфический: она разбирала случаи отравления. По долгу службы она знала о действии различных ядов на организм.

— Даша, где вы там? — окликнул он жену.

Когда он пришёл на её зов, ему открылось отвратительное зрелище. На старой скамейке, на которой обычно никто не сидел, полулежали молодые мужчина и женщина. Бородатый мужчина очень сильно напоминал известного певца и шоумена Елисея Петрашевского. А может, это и был сам Петрашевский?! Руки у них были сцеплены в последнем рукопожатии. Лица и шеи безобразно распухли, но глаза были открыты и поражали исключительно широкими зрачками. (Химик не интересовался тонкостями работы судмедэкспертов, но всё же знал, что вроде как обычно эффект расширенных зрачков после смерти не сохраняется.) Умерли они явно не больше трёх-четырёх часов назад. Мухи ещё не интересовались ими, но жуки-могильщики — красивые, в чёрную и оранжевую полоску, — уже десятками ползали у них по лицам и волосам.

Мальчик, между прочим, не испугался и даже не расстроился. Сходив пописать в другую сторону парка, он вернулся и начал с любопытством осматривать трупы. При этом сообразительный Миша не прикасался к мертвецам руками: во-первых, они заразные, а во-вторых, нельзя их сдвигать с места до приезда дядей-милиционеров. В мать пошёл: та вон вообще копается в траве, заблёванной умирающими! Кажется, она нашла что-то интересное по меркам своей необычной профессии: коробочку с несколькими ягодами, похожими на мелкую вишню...

В это время отец уже набрал местное отделение и бесстрастно заговорил:

— Алло, милиция?... Что? Полиция? И у вас теперь тоже полиция? Ну, извините, не знал... В парке — трупы... Да... Мужчина и женщина... Говорит Хабин Антон Владимирович. Зачем вам мои данные: на допрос всё равно не приду!... Я не местный... Я в Сухуми на курорте...

— Антон, Антон, да они ж белладонну ели! Точно, белладонну! Ты видел зрачки-то?

— Да погоди ты!... Да! Приезжайте. Только, пожалуйста, побыстрее: нам на поезд через четыре часа...

В отеле «Олимп» проснулся Елисей Петрашевский. Был уже почти полдень, когда он зашёл в Интернет со своего планшета. В новостной ленте его неприятно удивила заметка, озаглавленная: «Елисей Петрашевский обнаружен мёртвым в Сухуми». Прочтя новость, где, как всегда, за громким названием скрывалось лишь осторожное предположение, что, возможно, мужчина, найденный вместе с женщиной в парке на скамье, является знаменитым шоуменом Елисеем Петрашевским, так как чрезвычайно похож на него, гений секса мгновенно понял всё. Мда, так и знал, что этот авантюрист ширнулся какой-то несусветной гадостью... Передоз, однако... Бывает... Но, чёрт возьми, как же он услужил, а то уж, думал, в сексе знаю абсолютно всё! Покойся с миром, безумный фанат «Магнолии»... Кстати, надо ведь позвонить Бандарабану: снимал-то вчера ночью, типа, я!

Но когда Елисей набрал номер Бандарабана, звезду ждал ещё один неприятный сюрприз. Не став даже здороваться, скрипач ответил ледяным тоном: «И у тебя ещё хватает наглости звонить?» Сразу поняв, что чудак вчера не смог нормально сыграть роль, Петрашевский быстренько завершил вызов. Ну всё, не получилось попеть песенки Танечки. Зато поимел самого себя! Ладно, прощай, Сухуми...

Елисей связался с Сочи и вызвал себе вертолёт. И тут в дверь постучали. На пороге стоял следователь, высокий старый абхаз, в сопровождении охранников отеля. Пришлось ответить на ряд вопросов. Конечно, звезда умолчала, что ей известно об истинной цели визита двойника, хотя и не отрицала, что двойник специально приезжал к ней на разговор и что разговор этот состоялся. Персонал отеля подтвердил, что вчера вечером странный гость — двойник Петрашевского, опираясь на самого Петрашевского, вышел из «Олимпа» и больше не возвращался, а настоящий Петрашевский проводил его только до выхода и всю ночь провёл у себя в номере. На вопрос, о чём странный человек с ним говорил, Елисей ответил, что тот даже не назвал своего имени, уклончиво описал себя как начинающего артиста с далеко идущими планами и пытался договориться насчёт своей первой пародии — на Петрашевского, на которого чрезвычайно похож от природы. Елисей уточнил, что на самом деле никакого брата у него нет, просто, в силу особенностей своего происхождения и поразительного внешнего сходства авантюриста с ним самим, он реально допустил возможность существования у него брата-близнеца и на всякий случай разрешил этому человеку побывать у него в гостях. Далее, — рассуждал Петрашевский, — он убедился, что никакой этот актёришка ему не брат, просто двойник, и, не дав согласия пародировать себя, распрощался с ним. По понятным причинам, Елисей ничего не сказал, что во всей истории замешана группа «Магнолия». И потому, когда знаменитого шоумена поблагодарили за ответы на вопросы следствия и он поспешно улетел из Сухуми, никто не пошёл к Бандарабану и его женщинам.

А впрочем, даже слушания «Магнолии» как свидетелей по делу не многое бы дали. Что знали Бандарабан, Татьяна и Тамара о погибших, кроме того, что те были настолько преданными их фанатами, что не хотели позволить музыкантам хотя бы подчас просто быть собою?..

Как только Раис и Алёна, торжествуя, покинули место съёмок, унося с собой отснятый материал, избитый Бандарабан властным жестом отослал жену и вторую партнёршу домой, а сам, пригибаясь от боли в паху и держась за распухшую половину лица, поковылял за злоумышленниками, как давеча они подло следили за его семьёй. Он видел всё. Как они, осознав, что яд смертелен и час их близок, яростно бранились, пытаясь разобраться, кто кого уговорил есть эти ягоды. Как мало-помалу успокоились и вместе уселись на скамью, готовясь принять неизбежный финал. Как потом их жестоко рвало и трясло. Как они снова нашли в себе силы сесть на скамейку и безмятежно обняться... Бандарабан часами лежал в кустах, не спуская здорового глаза со своих обидчиков. Смотреть на их предсмертную эйфорию было жутко, но скрипач досмотрел всё до конца. Он не злорадствовал, однако и не подумал вызывать неотложку. Они получили по заслугам, — думал он, поражаясь, как это взрослым людям, пусть и с теми ещё тараканами в головах, хватило ума жрать белладонну. Когда он убедился, что они больше не шевелятся, он вышел из своего укрытия и взял камеру, которую Алёна, умирая, поставила на противоположный угол сидения. Вытащив карточку, на которой была злополучная запись, он разломил её, выбросил осколки в урну и отправился к себе.

Было уже почти светло, когда Бандарабан отпер своим ключом дверь и ввалился в квартиру. В спальне, на нерасстеленной кровати, ничком лежала мертвецки пьяная Айвазовская, которая была всё в тех же шортах и уличной майке; грязь засохла на её ступнях. Около неё, на смятом и испачканном ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх