В краю магнолий. Триллер

Страница: 4 из 18

мальчишка меня назвал грязной блядью и бросил! Совсем бросил, понимаешь?! Я бегала к его маме — она говорит: уехал к брату в Питер, там как-то контрактником записался, теперь служит где-то в ебенях... Он у меня лётчик... Мой Вова... Хнык... Хнык...

— Погоди-погоди. За что он тебя так?!

— Да он ваще дебил. Я как лучше хотела, а он как увидел, так и завёлся. Собачился-собачился, потом смотался, и больше я его не видела...

— Что увидел-то?!

— Да я купила в секс-шопе классный вибратор. Такой, на батарейках, знаешь. Он так круто жужжит!... А он увидел — и давай орать. Все соседи слышали. «Сука, стерва, блядь!!!» «Я тебе не нужен!» «Я думал, ты воспитанная, а ты просто извращенка!» Я ему ноги целовала! Я ему хотела тут же отсосать, а он меня оттолкнул!!! «Да я для тебя старалась! — говорю я ему. — Если я натренируюсь с машинкой, я тебе знаешь, какой кайф буду доставлять?! Ну, если не хочешь, давай я её выброшу!» А он никак не успокаивается. Только ещё больше дёргается. А всё сраные комплексы! Да я любила его, пофиг, что у него маленький... И щас люблю, Тима, понимаешь?! Хотя нет, наверное, теперь не люблю...

Раис сидел с глупой улыбкой. Рука, которая не держала трубку, теребила член через штаны. Минуту назад парень и подумать не мог, что хоть раз в жизни услышит что-нибудь подобное! Да от кого?! От той, что яркой вспышкой промелькнула в его никчёмной судьбе и больше вообще не должна была появиться! Сбывались самые смелые мечты, которые даже мысленно не хватает духу озвучить!

— Алёнушка, что тут сказать. Если у тебя к нему реальная любовь, ты наведёшь справки и побежишь искать его хоть на край света. Даже если он служит в этом, как его, в Нагурском: ну, самая северная военная база в мире, недалеко от полюса, в Ледовитом океане... Но ты, кажется, таки обижена на него и потому наводишь справки обо мне, а не о нём... Да что я несу! Плохой я психолог...

— Что ты, Тимочка, ты хороший психолог! Ты угадал: я тоже на него зла! Сначала я, правда, хотела выжрать все таблетки, что были дома. Но потом подумала: какого чёрта?! Если он сам погряз в собственных комплексах... Стыдно должно быть: военный как-никак, да ещё лётчик. А обидчивый, как детский сад — штаны на лямках. Да, я его любила. Тыщу раз убеждала в постели, что маленький членчик — это фигня. Главное, что я люблю и никому не отдам... Зато, говорю, мышцы какие! Он был классный, правда! Не то что все эти иваноиды!..

— Кто?!

— А, ну да, ты не знаешь, это типа наш местный диалект... Ну да, он был лучший парень, кого я знала... А он всё равно в итоге все отношения похерил... Чёрта с два я поеду к нему! Ну, я думаешь, сразу тебе позвонила? Когда-нибудь я тебе расскажу, как я пыталась снять стресс! Ух, где я побывала, что за хахаль у меня был — укакаешься со смеху... Мы ведь теперь сконнектимся, да, Тим?..

— Конечно, милая Алёнушка! И я даже знаю, когда и где. Скажи, ты «Магнолию» до сих пор слушаешь?

— А как же! Всю дискографию до дыр...

— Ну вот. 20 августа у них концерт в родном городе. В Сухуми. Я хоть и забанен, но по всему тырнету их мониторю... Скажем, числа восемнадцатого мы с тобой встречаемся на вокзале в Сухуми. Успеем и по городу погулять, и на концерт сходить. Наобщаемся — во! Ну, как, сможешь?

— Тим, классно, да, однозначно! У меня как раз отпуск. Ты такой чудесный человечек! Я тебя люблю.

— Правда? — Раис был растроган, его сердце бешено колотилось. — Я тоже тебя люблю...

Они проболтали весь вечер. Телефон автоматически отключался ровно каждый час, но Раис, у которого аппарат запоминал номера, перенабирал заново и продолжал разговор со счастливо нашедшейся подругой, которую он так хотел сделать своей любовницей. На следующий день он купил билеты на самолёт до Москвы и на поезд «Москва — Сухуми». Обратных билетов брать не стал. Он пробудет в поездке своей мечты столько, сколько позволит состояние души! Жене, которая ненадолго приезжала домой как раз в дни, оставшиеся до отлёта Раиса, он сказал, что шестнадцатого августа ему надо быть «в одном из районов Кемеровской области во внеплановом проекте по таксации леса». Она без эмоций восприняла эту ложную информацию и нежным жестом предложила мужу своё тело. Он опустил глаза и отошёл. Ирина вздохнула и заперлась у себя в комнате. Безвылазно провалявшись дома все три дня выдавшегося отдыха, певица Максимова на казанском чартере улетела давать концерт в фешенебельный отель турецкого туристического городка Белек. Конечно, не заграничное турне, но всё равно новый этап в карьере. Через пару дней её неверный (кто хоть раз захотел чужую женщину в мыслях, тот, считай, уже изменил жене!) муж закрыл дверь на ключ (быть может, в последний раз!) и поехал на ночном такси в аэропорт, откуда самолёт умчал этого небокоптителя навстречу самой дерзкой авантюре в его жизни.

3

Раис узнал свою Алёну, едва она показалась на выходе из вагона. Она тоже тотчас узнала своего бородатого жгучего брюнета и практически сиганула с подножки ему в объятья, а он изящно подхватил низенькую и лёгонькую девушку и поставил на перрон.

— Ну что, узнал меня? Мы ведь с тобой решили не посылать друг другу фотки, а только описания внешности, — насмешливо проговорила она после поцелуя (первое, что они сделали — поцеловались взасос).

— А то. Твою чудесную косу не спутаешь ни с чем! Ты же мне писала, что ты маленькая весёленькая мышка, только хвостик превращён в косу.

— Ага, у меня кличка — Аватар. Тебя тоже легко узнать: ты писал, что похож на чёрную, страшную, усатую полночь. Но теперь я вижу, что ты очень сильно смахиваешь на Петрашевского...

— На кого?

— На Елисея Петрашевского, шоумена и телеведущего, да кто его не знает?!

— А-а-а... Точно! Вот шайтан! Если ты мне ещё раз скажешь, что я похож на Петрашевского, я сильно обижусь!

— Почему? Он же не такой, как про него говорят. Это всё имидж... Он просто артист, но выезжает за счёт скандала. А так-то он нормальный...

— Нет, Алён, он гнойный пидор... Ну ладно, прости, больше не буду материться. Просто я уж забыл про него, он вроде как больше не вращается на телевидении, а тут ты напомнила. Ведь точно — я почти копия с ним. Всегда жутко бесило! Понимаешь, как мне противно от того, что этот гей позорит моё честное лицо?!

Оба расхохотались и, взяв Алёну за попу (джинсовые шортики на ней были так коротки, что не скрывали тех мест, где бёдра переходят в ягодицы) и перекинув через плечо её спортивную сумку (девчонка была так непритязательна, что даже дамской сумочки с собой не имела), Раис зашагал по перрону к стоянке такси.

— А я ещё вчера приехал: не вышло у нас взять билеты на один поезд...

— Ну да, мы ж так резко решили ехать в Сухуми! Ещё повезло, что вообще были места: тут мёдом намазано, все прутся отдыхать... Кстати, а что ж ты без жены, эм?

— Не смешно, — серьёзно сказал Раис. — Я не Раис Мударисов из Казани. Я — Тамерлан из Интернета...

— Тима, Тима...

— Ну, пусть Тима... А ты моя Бонни! Моя, договорились? И сейчас мы едем в лучшую местную гостиницу, где я снял для нас номер...

— Какой ты заботливый! — присвистнула низенькая некрасивая девушка, все внешние данные которой ограничивались длиннющей, но тонюсенькой косой и у которой все предки на десять поколений назад были бедными крестьянами нечернозёмной глубинки. — Трудновато же достать номер в курортном городе в разгар отпусков!

— За это не волнуйся: я просто сказал, что не ограничен в финансах, а самые дорогие номера всегда есть...

— Да ты у меня богатенький Буратино! — заулыбалась Алёна.

Раис не стал уточнять, что то, что он может себе позволить не считать деньги, — на 95% заслуга его честной жены. Он лишь сказал пафосно, но от души:

— Да, и мы проведём вместе в этом номере столько времени, сколько захочешь ты. Здесь и сейчас ты для меня — тот человек, о котором я мечтал ещё с тех времён, как стал видеть первые неосознанные сны о любви...

— Недобитый ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх