В краю магнолий. Триллер

Страница: 6 из 18

«Днепр»... Правда, вратарь он не основной, так что всё больше благополучно отсиживается на скамейке запасных... (Чувствовалось, что девушка разбирается в футболе не в пример Раису.) В общем, забавный у него говор: не всегда я понимала! Хотя о чём нам было больно разговаривать! Потанцевали, вкусненько поели — да в койку...

— Ну ладно, про секс с ним можешь не рассказывать, — быстро сказал Раис, которого начинала подбешивать, мягко говоря, неромантичность Алёниного характера. — Что ж ты у него так недолго гостила?

— Угадал: забодал меня этот козёл быстро, я даже раньше на неделю из Туниса уехала. Понимаешь, вроде ебёт пизду, а получается — что мозги. Не носи, говорит, шорты! Не крась ногти на ногах голубым лаком! Денег мне мало давал! Драться начал! Я, конечно, не стерпела. Злой, мол, ты, уйду я от тебя. А он меня, придурок, хотел запереть совсем! Ещё и издевался: я, говорит, ключи от тебя прячу, никуда не деваешься. Ну, думаю, не на ту напал: и у птички-невелички ловкость есть своя! Кинула ему в кофе те свои таблетки, которыми бессонницу лечу и которыми, когда Вова ушёл, отравиться хотела. Он не ожидал, что кофе подействует вовсе не так, как должно действовать. И завалился спать, да так крепко, что я могла ему любую пакость сделать! Ну, я принесла с кухни мясорубку, засунула в неё его хреновину и чуть-чуть так провернула! Кожица уже в ножи попала, а дальше я не верчу, жду, что будет. Этот мудак проснулся, дёрнулся, ещё больней ему стало, ух и нагнала я на него страху! Весь дрожит, сипит, пыхтит, глаза вылупил: пусти, говорит, «сюка-бьять», что тебе надо?! Ключи, говорю, надо. Где ключи спрятал, мудак?! Ну, он сказал мне, в каком отделе шкафа ключи. Теперь, говорю, гони тыщу баксов за моральный ущерб! Он сказал, где ключи от сейфа. Взяла я тыщу, остальное не стала — я ж честная. Ну, и чао бамбино сорри. Вещички собрала — и в аэропорт, ключи ему только в прихожке бросила, а он всё так на кровати и лежал не шевелясь и даже соседей не звал: видать, стыдно маленько. А потом я в Иваново вернулась и в тот же вечер позвонила дяде, чтоб нашёл номер моего Тамерлана!

Рассказ, мягко говоря, звучал неправдоподобно, зато чертовски возбуждающе. Раис подхватил свою Бонни на руки, отнёс в ванную и долго любовно мыл её, уделяя особое внимание промежности и анусу. Когда от Алёны стало пахнуть душистым гелем для душа, он снова захотел её, и всё бы хорошо, но вдруг его член обмяк и стал вредничать.

Сколько Раис ни дрочил его, сколько Алёна ни пыталась завести с подсоса, сколько ни пытались они вслух «обсуждать проблему» — всё было напрасно. Внутренний стопор словно сказал Раису: ша! Мгновенно вернулся к нему его бич — мысли о собственной неполноценности, безволии и незадачливости. Но Алёна как-то довольно скоро успокоилась сама (поначалу она материлась, впивалась ему в член зубами и яростно тёрла у себя между ног) и стала успокаивать Раиса. Поцеловав его, она сказала:

— Почему бы не пойти прогуляться по городу? А сексуха подождёт: у нас впереди ещё много ночей...

4

Они спускались с крутого берега к дикому пляжу. Велосипеды, которые они взяли на прокат на неделю, чтобы веселее было осматривать Сухуми, как и обувь, Алёна настояла припрятать в густых зарослях, несмотря на увещевания брезгливого Раиса, что не стоит босиком шарашиться по южным кустам, потому что там змеи, скорпионы и прочая ядовитая живность... Над Чёрным морем стояла полная луна, по которой по временам быстро пробегали чёрные тучки; было очень тепло. Слабо штормило. Ребята держались за руки, перемигивались и смеялись. Сейчас они займутся сексом в белой пене прибоя, потом, может быть, в обнимочку переспят ночь под открытым небом, а утром поедут на велосипедах в центр города — покупать билеты на вечерний концерт «Магнолии». И тут они пересеклись с троицей молодых людей, поднимавшихся с пляжа...

Необычайно высокий худой парень и две его спутницы, ростом ниже среднего и изрядно широкие в области таза (норма у многих уроженок средиземноморского пояса), миловидные на лицо. Чуть только встречные скрылись за гребнем холма, Раис и Алёна ошеломлённо уставились друг на друга. У обоих одновременно вырвался сдавленный шёпот: «Это они!»

Действительно, они нос к носу столкнулись с группой «Магнолия» в полном составе. Обознаться невозможно: каждый фанат знает все морщинки на лицах любимых музыкантов, даже если никогда не был на концерте. Особенно в нынешнюю эпоху Интернета, где всегда можно отыскать фотопортреты высокого качества. В случае с «Магнолией», несмотря на отсутствие какой-либо ротации по телевидению и официальных клипов, Интернет завален роликами, снятыми самыми преданными поклонниками, которые с любовным трепетом ловят своих кумиров на сцене в объективы дорогущих камер, а после концерта сами монтируют фан-ролики. В Сухуми каждая собака знает Бурхонову, Айвазовскую и Вауа, так что музыканты давно не здороваются с теми, кто радостно приветствует их на улице: язык устанет отвечать в десятитысячный раз. Но и прятаться ни от кого трио не собирается. Впрочем, никто до сих пор вроде бы и не пытался порвать их на сувениры. Вот и сейчас они спокойно проследовали по своим делам, даже не заметив толком, что какая-то пьяная от любви парочка чуть не сбила их с ног, спеша уединиться на ночном пляже.

Кивнув друг другу и поняв всё с полувзгляда, Раис и Алёна юркнули в ночную тень и, превратившись в незримых соглядатаев, проследовали за музыкантами, которых одновременно любили и ненавидели (от любви до ненависти — один шаг). Откуда только взялись навыки шпиков у двоих городских жителей? Они и сами едва ли бы это объяснили, даже на допросе с пристрастием. Но Раис привык работать в лесу, а Алёна родилась и выросла в деревне (она ведь только благодаря высшему образованию поселилась в более-менее приличном городе). Так что опыт передвижения по пересечённой местности у обоих был немалый. А неодолимое желание проследить, как готовится «Магнолия» к завтрашнему концерту, не оставило им иного выбора, кроме как стать такими вот искателями острых ощущений.

И эти острые ощущения не заставили себя ждать. Молча пройдя с полкилометра дорогой по-над морем, музыканты свернули на какую-то полянку, наглухо окружённую кустарником, и там вдруг приступили к групповому сексу! Алёна и Раис, чудом не закричавшие и не выдавшие себя, когда увидели такое (к тому же как раз в этот момент у них из-под ног выскользнула огромная, чуть не полметра от кончика носа до кончика хвоста, потревоженная ящерица), тихо-тихо раздвинули листву, стараясь, чтобы им было всё видно, а их лица при этом чтобы были скрыты в ветвях.

Татьяна была в длинном платье колоколом, её декольте интересно сочеталось с длинными распущенными волосами. Волосы у неё в крупную волну, покрашены в блонд, хотя ещё на недавних фотографиях они были прямыми и рыжими; чёрные глаза и грубоватый профиль выдаёт её армянское происхождение. На Тамаре было простое летнее платье по колено. Она ничего особенного не делает с волосами, и они такие, как есть: прямые, до плеч, простого русого цвета. Глаза серые; по её среднестатистическому лицу ни за что не скажешь, что у неё в роду были узбеки и евреи. Бандарабан начал с французских поцелуев своей жены, а её лучшая подруга в это время уже постанывала и запускала руки себе под платье.

Покрыв Татьяне всё лицо поцелуями, Бандарабан сел и стал накрывать себя платьем своей жены, очевидно, чтобы добраться до вкусностей у той между ног. Одна нога Айвазовской выпросталась из-под платья, и стало видно, что она пришла сюда босиком. Она вовсю стонала и, приспустив своё декольте, гладила себе пышные груди. Тамара подошла к стоявшему на четвереньках Бандарабану, легла на землю навзничь, просунула голову у него между ног и схватилась за ширинку его летних брюк. Шелест платья и причмокивания не смогли заглушить стона мужчины, когда его член оказался во рту у подруги его жены. Некоторое время они вот так и занимались оральными ласками, причём видно было только, как Тамара сосёт член Бандарабану,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх