В краю магнолий. Триллер

Страница: 7 из 18

а все остальные интересные вещи скрывались колышущимся платьем Татьяны. Но потом муж помог жене освободиться от платья, а ушлая подружка тут же сама разделась, разулась и начала вылизывать её промежность, в то время как он, стоя чуть в отдалении со спущенными штанами и в расстёгнутой рубашке, мял себе член, готовясь совершить с обеими нечто особенное.

В кустах, буквально в пяти метрах от них, двое сумасшедших их фанатов восхищённо смотрели то на них, то друг на друга. Раис показал большим пальцем вверх. Алёна продемонстрировала своему парню иной жест: указательный палец одной руки — в сложенные трубочкой пальцы другой. Этот шпионский диалог означал: «Во дают!» «Погоди, ещё не то увидим!»

Не спеша и меняясь ролями, старательные бисексуальные подруги принесли одна другой клиторальное удовольствие, а мужчина то и дело подходил и тёрся членом и бёдрами о спину то жены, то второй женщины. Когда Тамара и Татьяна уже обе испытали оргазм по разу, они встали на четвереньки, тесно прижавшись друг к дружке боками, а Бандарабан примерился и стал попеременно любить их по-собачьи. Войдёт в одну, сделает пятнадцать—семнадцать движений тазом, потом тут же переместится к другой, но вскоре снова — к первой. Наконец он вырвал член в последний раз (это была жена) и кончил. В темноте не было видно, на кого попали капли спермы или они вообще упали на землю, но ясно было одно: все трое искренне счастливы. Несмотря на то, что сам Бандарабан получил мощнейший оргазм, он не повалился наземь без сил, а аккуратно лёг под своих женщин и, то полизывая им промежности, то помогая себе пальцами, обеих довёл до почти одновременного оргазма ещё раз. Только после этого контрабас, гитара и скрипка позволили себе беззаботно улечься лицами вверх и, вглядываясь в ночное небо, поговорить о ближайших планах.

Решив в такую ночь увидеть все мыслимые и немыслимые чудеса, Раис и Алёна и не думали уходить. Они переглянулись и кивнули друг другу, что означало: «вслушиваемся, о чём они будут разговаривать». Первым после бурного секса в тесном кругу своей «семьи свободной любви» заговорил скрипач Вауа. Ни с чем не спутаешь его дружелюбный мяукающий тембр, вкрадывающийся в душу с первых слов первого же куплета, благодаря чему к концу песни слушатель (даже если он впервые открыл для себя группу «Магнолия») уже с ним запанибрата:

— Какая тёплая ночь!

— Да, Боря, — ответила его жена. Голос у неё был очень тихий и слабый. Хотя вообще-то вокалу Айвазовской не занимать силы и глубины: он не трубный, как у цыганской запевалы, но достаточно мощный, с приятной надтреснутой изюминкой. Чувствовалось, что эта профессионалка дорожила своим голосом и потому вне сцены щадила связки.

— А с кем ты обещал нас познакомить сегодня в полночь? — спросила Бурхонова, повернувшись к Бандарабану лицом, а к луне попой. Её голос звучал примерно так же, как на сцене: пониже, чем у подруги, с лёгкой ноткой женской истеричности и в то же время — мужиковатой жёсткости.

— Оденетесь — скажу, — усмехнувшись, сказал тот. — Всё-таки не думаю, что мой высокий гость желает застать нас в таком виде...

Быстро одевшись и оправившись сам, Вауа галантно помог облачиться в платья и своим дамам. Группа «Магнолия» вышла из укромного места своих милых шалостей и зашагала опять по дороге в направлении того места, где столкнулась с двумя грешниками. Грешники же, незамеченные и упивающиеся своей безобразной миссией, проследовали за музыкантами по пятам, на время потеряв нить разговора: нужно было прислушиваться к собственным ногам и сердцам, тут уж не до подслушивания, лишь бы не отстать и при этом не нашуметь.

Наконец музыканты остановились на освещаемой фонарём асфальтированной площадке автозаправки. Поняв, что тут не до хорошего, Раис и Алёна просто застыли вне света и стали вслушиваться, что ещё скажут друг другу их кумиры. Ночь была несколько ветреная, и, встав с нужной стороны, можно было расслышать слова достаточно чётко. Вскоре после того как трио явилось на место встречи и Вауа заверил «Сейчас он придёт», на дороге послышались шаги. К музыкантам подошёл... Раис Мударисов.

Раис вздрогнул и резко схватил Алёну за руку. Та скорчила страшную рожу от боли и приложила палец свободной руки к губам. Мол, эка невидаль: двойника своего увидел. Раис смотрел на себя как будто на видео, и тут до него дошло, кого довелось увидеть воочию в эту самую удивительную ночь в жизни. Одними губами он прошептал Алёне: «Вспомнишь говно — вот и оно», а та, беззвучно прыснув в кулачок, радостно закивала. Это ведь она первая вспомнила знаменитого двойника своего парня. Конечно, это мог быть только скандально известный шоумен Елисей Петрашевский.

Петрашевский выглядел абсолютным двойником Мударисова, только борода у него чуть более коротко подстрижена, да одет он явно на порядок богаче. Он приблизился к Вауа характерной облегчённой походкой, протянул ему свою идеально ухоженную руку и послал воздушный поцелуй Бурхоновой и Айвазовской.

— Елисей Денисович... — начал было Бандарабан.

— Можно «Лёша», — осклабившись, проговорил бородач. Даже голоса у них с Раисом были крайне похожи.

— Что вы, Елисей Денисович! Мы не достойны говорить с вами так фамильярно, — возразила Тамара.

— А я говорю: отзываюсь на «ты, Лёша», — игриво заявила звезда.

— «Елисей», «вы», — серьёзно отрезал Бандарабан, — а на большее мы не пойдём, договорились?

— Ой, чья бы корова мычала, Бан-да-ра-бан! — поддразнивающим тоном воскликнул Петрашевский. — Не вы ли первым предложили мне ещё в Интернет-переписке обращаться к вам «Борис»?

— Я — другое дело, — смутился Вауа, — моё имя даже среди абхазов исчезающе редкое. А я себя абхазом не считаю — не обращайте внимания на мою фамилию... Все близкие зовут меня Борисом, Борей... Но к делу, к делу!

— Вот именно, — чуть сварливо и иронично подхватила Тамара, которая явно не стремилась лебезить перед звездой, — Боря, скажи, чем мы обязаны встрече с уважаемым господином Петрашевским?

— Девушки, я действительно знаю не больше вашего! рассказы эротика Как и все, я лишь знаю Елисея как ведущего недавно закрытой программы «Честное пионерское», в которой каждый желающий звонил и рассказывал о своей сексуальной жизни ради приза, но почти всех Елисей прерывал и подлавливал на несостыковке, чтоб перед всей страной посмеяться над врунишкой...

— Да, за все годы существования передачи я проиграл только шестьдесят семь раз! — похвастался Елисей. — А всего дозвонившихся мой компьютер учёл... Минуточку... Тысячу шестьсот пятьдесят три...

— Но потом, видно, что-то не срослось, и программа исчезла с канала, да и самого Елисея давненько не видно... Но, разумеется, я моментально узнал его, когда он мне написал на Фейсбуке... Я так удивился, когда увидел, кто мне пишет! И вы мне написали только, что предлагаете взаимовыгодное сотрудничество, мы договорились о встрече с нашей группой в полном составе, ну, что ж, Елисей, подтвердите?

— Да, мои прекрасные леди, всё так. Я приехал в ваш чудный город единственно с целью обсудить наши совместные планы...

— Позвольте отказаться, — храбро перебила его Бурхонова. — Мы, видите ли, принципиально не сотрудничаем с... э-э-э, представителями мейнстрима в искусстве.

— Тома! — не скрывая своего недовольства, проговорил Вауа.

— Да, Тома, не руби с плеча, — тихо, но серьёзно обратилась к ней подруга.

Но Бурхонова чувствовала свою власть над двумя другими членами трио. Это ведь она первая предложила лучшей подруге, застенчивой Танечке, создать группу, повлияла на Бандарабана, который в то время уже встречался с Айвазовской, чтоб тот уговорил её поверить в себя. Она даже предоставила свою квартиру под первые репетиции. С тех пор, несмотря на практически одинаковое число песен от всех троих, в «Магнолии» именно контрабасистка Бурхонова считалась лидером. А может, и правда характер у неё был посильнее,...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)
наверх