Время перемен. Часть 3

  1. Время перемен. Часть 1
  2. Время перемен. Часть 2
  3. Время перемен. Часть 3

Страница: 1 из 3

9.

Остывая после первого в моей жизни секса, я не могла прийти в себя, мои мозги и сознание практически полностью отключились. Этому способствовали действия моего мучителя: положив ладонь на мою киску, Севастьян размазал по ней медленно вытекающую из наполненного влагалища сперму. Затем он начал игриво теребить колечки на моих губках, возвращая меня к предоргазменному состоянию. Другой рукой он достал откуда-то из под лавки сотовый телефон и набрал номер.

— Виктория? Мы в бане. Приди, прими Катерину, приведи ее в порядок и отпусти домой.

Мое сердце радостно подскочило — неужели Сева отпустит меня? Мне было бы проще поверить в то, что он посадит меня на цепь в каком-то подвале и сделает меня своей сексуальной рабыней, на теле которой будет реализовывать все самые дикие сексуальные фантазии, поэтому я осторожно его спросила:

— Ты... действительно меня отпустишь?

— Мм, дай подумать... — шутливо ответил Севастьян продолжая играть пальцами в моей «бабочке». — Если ты сейчас меня поцелуешь — отпущу.

Не прекращая стимулировать мою дырочку, Сева обнял меня за плечо, пододвинув к себе поближе.

Не совсем придя в себя после недавнего секса и в предвкушении нового оргазма, я без раздумий прильнула к губам своего мучителя. Не отпуская мой поцелуй, и не давая мне отстраниться, Севастьян резко активизировал движения пальцами, буквально сбивая в пену мои выделения и свою сперму. Мое дыхание становилось более глубоким, и я уже не могла контролировать себя и вовсю обменивалась с ним и слюной, и воздухом, как при искусственном дыхании. Когда оргазм накрыл меня, мой стон утонул во рту Севы.

Явно довольный своей работой, Сева поднялся на ноги, оставив меня в блаженстве распростертой на лавке. Покопавшись под лавкой, он достал фотоаппарат с огромной вспышкой и начал меня снимать. Собрав остатки рассудка я пыталась закрываться, протестовать, пусть и понимая, что Сева все равно сделает со мной все, что захочет.

Он тоже это понимал, и несколькими шлепками по ляжкам вынудил меня прекратить делать вид, что я сопротивляюсь.

Расставив мои ножки максимально широко, насколько позволяла моя растяжка, он сделал несколько общих снимков моей «бабочки», покрытой белой пеной, затем пару крупных планов моих половых губок, раскрывшихся после секса. Затем пошли фотографии моей груди — и тут Сева заставил меня позировать — поднимать свои сиськи, разводить их в стороны, показывать их вид когда я лежу, стою и когда наклоняюсь — и во время всего этого развратно улыбаться в камеру. Именно это последнее требование начало понемногу приводить меня в себя.

Что я делаю?! — все больше ужасаясь своему поведению, думала я. Ведь только что я по своей воле занялась сексом с монстром, с чудовищем, лишившим меня самого дорогого, что может быть у девушки — возможности стать матерью! Этого нельзя простить! И, тем не менее, я трахаюсь с ним как последняя потаскуха, получая от этого тонны удовольствия! Это тоже результат его безумных воздействий на мое тело? Или же это мое собственное желание, желание девушки, всю свою жизнь сдерживавшей сексуальное влечение к парням?

Ход моих, все больше ужасающих мыслей прервал стук в дверь.

— Севастьян Петрович, вызывали? — донесся из-за двери услужливый голос Вики.

— Да... — ответил мой мучитель, делая последнюю фотку, где он заставил меня, взявшись за колечки, растягивать в стороны мои нежные половые губы. — Забирай Катерину, делай что я сказал по телефону. Будешь к ней опять приставать — пеняй на себя.

Дверь в сауну раскрылась, и я, спрыгнув с полки, ринулась в нее, до конца еще не веря, что этот кошмар скоро закончится.

В предбаннике стояла Вика с хмурым лицом, однако, увидев меня голую, она сразу раскраснелась, начав буквально пожирать мое тело взглядом. Не желая ее провоцировать, я повернулась к ней спиной и начала быстро вытирать себя полотенцем.

Из большого пакета, что она принесла с собой, Вика достала новенький комплект белья — снова это были трусики «танга» и лифчик модного фасона, но на этот раз — черные в розовую крапинку. Чувствуя эйфорию от скорого освобождения, я мигом надела это бесстыдное белье, к которому раньше ни за что бы даже не притронулась. Затем пошла очередь колготок — Вика протянула мне упаковку с теплыми, но нежными и шелковистыми плотными черными колготами с заниженной талией. После того, как я их натянула (Такие, сидящие на бедрах колготки, кстати, мне очень понравилась, раньше я такие никогда не надевала), Вика протянула мне джинсы, которые были мне явно малы.

— Одевай-одевай, смелее, — видя мое замешательство сказала Вика. — Это хорошая модель. Они слегка эластичные, когда будешь их надевать они слегка растянутся.

Не желая ей перечить и мечтая скорее выбраться отсюда, я начала натягивать эти джинсы на ноги, чему хорошо помогали шелковистые колготки. К моему изумлению, Вика совершенно точно подобрала размер и модель — джинсы обтягивали мои ноги и попу, подчеркивая все мои формы.

Дальше Вика протянула мне белую шелковую блузку. Застегивая последние пуговицы на груди (модель была с широким открытым воротником), я кайфовала — я и представить себе не могла, что одежда из натурального шелка может быть такой нежной, так ласкать кожу, будто дыхание любимого человека... Однако у блузки был значительный изъян — она была слишком коротка и не закрывала мой несчастный проколотый пупок. Впрочем, памятуя о скорейшем освобождении из этого кошмара, я дала себе слово ни в чем Вике не перечить.

Обувь, кстати, она не принесла, и мне, одев проклятые шпильки, пришлось идти в них. Впрочем, надо заметить, что, то ли от того, что секс взбодрил мое тело, то ли от целительного действия бани, то ли от того, что мои ножки отдохнули, мне уже не было так неудобно ходить на этих шпильках. Предчувствуя скорое освобождение, думаю, я выглядела практически счастливой. Однако когда мы вернулись в адскую комнату с гинекологическим креслом посередине, жуткие воспоминания нахлынули на меня с новой силой. Отметив про себя где-то на задворках сознания, что такая резкая смена настроения — первый признак нервного срыва, я, как могла, постаралась успокоиться.

Все, все — говорила я себе, этот кошмар сейчас закончится. Вика сейчас выдаст мне пальто и зимнюю обувь, и я сразу поеду домой... Там... — дальше мои планы не были проработаны до конца, — там я сразу подам объявления о продаже обеих наших квартир по бросовой цене, и через неделю мы с сестренкой уже будем в другом городе... Максу... я не посмею показаться на глаза, а больше меня тут ничего не держит! Я смогу начать новую жизнь... Воспитаю сестренку, устроюсь на работу и буду приносить пользу людям. А может, если повезет, встречу приличного человека — не иначе как святого! — которого не оттолкнет мое бесплодие... Мы всегда сможем усыновить ребенка! Да! Жизнь еще не кончена, этому выродку Севастьяну не удалось меня сломить!

Мое настроение вновь сменилось. Мне вдруг стало так спокойно и легко, ощущение беспомощности перед ситуацией, в которую я попала, покинуло меня. Со спокойной душой я прислушалась к тому, что говорила мне Вика:

— ... Так вот, проколы промывай анестетиком, не менее трех раз в день. Если будет воспаление, сразу дай мне знать, не затягивай. А теперь выпей это...

— Что, прости? — обернулась я к Вике, обратив внимание на стакан, который она мне протягивала, высыпав в него какой-то порошок.

— Что что? — сердито зыркнула на меня девушка. — Ты меня не слушала? Лекарство пей, дура, иначе загнешься.

— Лекарство? — встревоженно хлопая глазами, переспросила я, отмечая очередную смену настроения, в этот раз на паническое. — Какое еще лекарство? ! Вы меня чем-то заразили?!

— Почему заразили? — донесся до меня голос вошедшего в комнату Севастьяна. — Ты что, ей не сказала?

— Сказала! — начала оправдываться Вика. — Но она, похоже, не слушала!

— Стойте, стойте, — затрепетала я в предчувствии чего-то ужасного. — Что ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (28)

Последние рассказы автора

наверх