Курортная жизнь. Часть 4. Окончание

  1. Курортная жизнь
  2. Курортная жизнь. Часть 2
  3. Курортная жизнь. Часть 3
  4. Курортная жизнь. Часть 4. Окончание

Страница: 7 из 8

в живот, я понял, что у него снова встает и в мамин рот уже не помещается. Вскоре она обсасывала нормальный твердый орган, с некоторым усилием натягивая на головку губы. Сашка стоял, закатив глаза и наслаждался.

— Саш, у меня губы устали... — оторвалась от него мама. — Давай по другому?

— Как?

— Ложись.

Он вытянулся на траве. Мама сбросила платье, присела над ним на корточки и медленно села на член, будто бы изучая вагиной каждый миллиметр нового мужского органа. Я услышал тихий, но от того не менее сладостный стон на два голоса. Сашка охал не меньше скачущей на нем мамы. Кончив еще раз, мама встала раком и он взял ее сзади, размеренно накачивая блестящим и твердым поршнем.

— В тебя можно? — спросил он в конце.

— Да-а-а-а! — выдохнула натянутая по яйца мама.

— Нас, наверное, ищут... — предположил Сашка, играя с грудью лежащей рядом женщины.

— Пусть. Сейчас отдохнем и пойдем.

— Это тебе «пусть». А мне Машка знаешь что скажет?

— А мы заблудились! — хихикнула мама. — Ночь, темно, местность незнакомая...

— Слушай, а и вправду, мы их найдем теперь?

— Да найдем, найдем... Ну ладно, пошли. — поднялась она.

Я подождал пока они отойдут на достаточное расстояние и двинулся следом. Ну — рассуждал я — полдела сделано. Теперь на очереди Маша. Интересно, ее там не трахнули уже? Да нет, не должны... сначала про Сашку узнать надо. Вдруг он, вопреки предположениям, сильно стойким оказался и у мамы ничего не вышло?

Когда я добрался до них, в самом деле едва не заплутав, все были в сборе. Сашка обнимал жену, посадив на колени. Маша выглядела весьма недовольной. Но явно не настолько, как могла бы, если бы догадалась чем муж занимался последние полчаса. Однако, сердито выговаривая мужу, не обратила внимания что ее юбка задралась сбоку, открыв бедро и ягодицу. Из этого я сделал вывод что разговор между ними серьезный и Сашка теперь от нее не отойдет, заглаживая вину. То есть Маша сегодня точно не наша.

— Мам, как ты умудрилась Сашку от нее увести? — спросил я, садясь между ней и отцом.

— А ты откуда знаешь?

— А я вас видел.

Мама и бровью не повела. Типа ну видел сын как она с чужим мужиком трахалась — ну и что такого? Вот семейка-то у меня теперь — подумал я — вообще никаких запретов! Даже неинтересно.

— Я когда тот столб увидела — сразу всем сказала что он на идола похож. — начала она рассказывать — Никто, конечно, не поверил. А подойти и посмотреть только Сашка согласился. — она хихикнула. — Потому что я когда всем это предлагала, именно его за руку туда потянула. Остальные нас подождали-подождали, послушали умные обсуждения, сказали «догоняйте» и ушли. А дальше...

— Дальше я, наверное, видел. И что, Машка теперь сильно на него злая?

— Прилично. Вон, высказывает. — кивнула она в их сторону. — Про то, что он со мной трахался, она, конечно, не догадывается. Основная претензия — почему он ее так надолго покинул. Каменюка, мол, важнее жены и все такое.

Сашкины оправдания Машу, похоже, только разозлили. Оно и понятно, трудно с ходу выдумать вескую причину для столь долгого разглядывания камня. Наверняка Сашка по пути, находясь под впечатлением от произошедшего, не озаботился придумыванием правдоподобного объяснения и теперь плел что-то неубедительное.

— Ах так!? — вскочила Маша после его очередного «Э-э-э... так это, Маш... Ну... « — Тогда я тоже пойду прогуляюсь часок-другой! И только попробуй меня не дождаться!

— Маш, ты куда? — жалобно спросил покинутый супруг — Куда ты одна? Темно же, заблудишься... и вообще.

— А я с собой кого-нибудь возьму!

Решительно шагая мимо нас, она выразительно посмотрела на меня и на отца. Мы оба поднялись, батя виновато развел руками перед Сашкой и мы с ним заторопились за скрывшейся в темноте Машей.

Она шла прямо по траве, не выискивая тропинок. Мы догнали ее не сразу. Куда она несется? Минут пятнадцать уже топаем. Вокруг одна голая степь с короткой травой. Еще не хватало в самом деле заблудиться. Я посмотрел на небо. Звезд было дофига и я, житель сугубо городской, совершенно не понимал как по ним можно сориентироваться. Намного интереснее было смотреть на шагающую впереди Машу. Ветерок раздувал легкую короткую юбку, временами приподнимая. Маша привычно прижимала ее к ногам, но с нашей стороны, сзади, на пару секунд показывалась маленькая попа.

— Маш, а тебе не страшно? — спросил отец.

— С чего бы?

— Ну как же... ночь, темно... никого вокруг.

— А вы?

— А вдруг мы к тебе приставать начнем?

— Но не начали же!

— Так мы пока всю дорогу на попу твою любовались. Ты, Маш, юбку вообще снять можешь. Мы уже все посмотрели, а тебе с ней бороться не придется.

— Не, я лучше оставлю. — она одернула ее, как будто это могло помочь. — И как вам моя попа? — ехидно поинтересовалась она.

— Ничего так... Я бы потрогал, если бы ты разрешила.

— Обойдетесь. У меня для этого муж есть.

— А посмотреть-то можно?

— Не насмотрелись еще?

— Маш, ну разве можно на это насмотреться?

— Да ну? — Она хотела сказать еще что-то язвительное, но тут коварный ветерок опять взметнул юбку вверх.

Спереди вид был не хуже. Голенький лобок и стройные ножки на мгновение мелькнули перед нами, Маша, на манер Мерилин Монро, быстро наклонилась, прижимая юбку и сердито спросила:

— Насмотрелись?

— Неа. — ответил я.

— Не насмотрелись. — подтвердил отец. — Красиво... Прямо бы изнасиловал!

— А я бы сопротивлялась!

Она изобразила боксерскую стойку. Отец расхохотался:

— Маша, мы в разных весовых категориях! Ну сама посмотри!

Он шагнул к ней и взявшись за талию легко приподнял над землей:

— Вот так например. И пришлось бы тебе, как говорится, расслабиться и получать удовольствие.

— Пришлось бы... — согласилась она, перестав безуспешно болтать руками и ногами. — Только какое же это удовольствие?

— А вдруг понравилось бы? — отец не спешил ее отпускать. — А еще, Маш, я вот так могу!

Он совершенно без напряга перевернул ее вниз головой.

— Ой! — взвизгнула Маша.

— Ого! — восхитился отец.

Юбка завернулась и перед его носом оказалась ничем не прикрытая женская промежность.

— Да тут не только попка, тут и писечка аппетитная! Прости, Маш, но я не удержусь!

Батя провет языком по ее щелке, всунув его между плоских, почти незаметных губок. Маша задергалась, требуя немедленно ее отпустить, но тщетно. Язык отца обрабатывал ее клитор, двигаясь между губками. Он прижимал ее к груди, крепко удерживая и не обращал внимания на протесты. Прямо перед ее глазами на его плавках увеличивался бугор. Вскоре Машино сопротивление начало затихать. Сначала она замолчала, а потом престала болтать ногами и вырываться.

— Нравится, Маш? — присел я рядом с ней.

Она не ответила, только посмотрела на меня. По затуманившемуся взгляду я без слов понял что ей не до разговоров.

Рассудив, что не очень справедливо когда удовольствие получает только она, я сдернул с бати плавки. Толстый член вывалился наружу. Несмотря на багровую головку перед глазами Маша никак на него не отреагировала. Я взялся за теплый твердый ствол и поднес головку к приоткрытым губам, подтолкнув голову вперед. Как только мужская плоть коснулась губ, рот распахнулся и член оказался внутри. Отец, почувствовав это, удовлетворенно вздохнул и сделал языком что-то такое, от чего Маша, задрожав, кончила. Ее голова безвольно повисла с членом во рту. Я взялся за нее, двигая на отцовском стволе. Бате это понравилось. Он покачивал бедрами навстречу скользящим по члену губам, не забывая вылизывать Машину промежность.

Судя по всему, его отвлекала необходимость удерживать ее на весу. Отец опустился на траву, ложась на спину. Маша, почувствовав свободу, и не подумала слезть. Прижавшись еще плотнее промежностью к его губам, она принялась самостоятельно двигать ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх