Mass Effect. Благодарность

  1. Mass Effect. Врач Альянса
  2. Mass Effect. Просьба журналистки
  3. Mass Effect. День перемирия
  4. Mass Effect. Похоть
  5. Mass Effect. Благодарность
  6. Mass Effect. Спутница

Страница: 1 из 4

Действующие лица: Джон Шепард, Шиала, Элизабет Бэйнем.
Место действия: Ферос, колония «Экзо-Гени».

Хотя Торианин погиб, а башня «Экзо-Гени» была освобождена от гетов, никто из колонистов не испытывал радости. Каждый из них потерял во время атаки своего друга, товарища или даже родного человека. Выжить удалось лишь небольшой группе людей, закрепившихся около корабля под названием «Бореалис», находившегося на крыше одного из множества протеанских небоскребов. Изначально причиной выбора столь необычного для транспортного корабля места посадки были его повреждения, однако на самом же деле колонисты просто использовали космическое судно, чтобы закрыть вход в недра небоскреба — именно там и прятался контролирующий сознание бедных жителей колонии Торианин. Впрочем, теперь, когда с этим ужасающим растением было покончено, думать о нем Шепарду не хотелось. Наоборот, он желал полностью абстрагироваться от того, что произошло на Феросе, ведь спектру пришлось балансировать на тонкой грани между лояльностью к людям и целью своей миссии.

Гораздо проще было убить контролируемых Протеанином колонистов, но Шепард решил сделать иначе. Благодаря одной из выживших ученых «Экзо-Гени», Джулиане Бэйнем, капитану удалось снабдить гранаты боевой группы уникальным противоторианским газом, который нейтрализовал колонистов без физического вреда. Разумеется, от этого задание стало значительно труднее. Не так то просто не стрелять в того, кто намеревается убить тебя, пусть этот «кто-то» и не является хозяином своего сознания и не отдает себе отчет в своем поведении. Другой бы спектр на месте Шепарда не стал бы заботится о жизни жителей колонии, а выполнил бы задачу любой ценой. Но не Джон. Несмотря на свой чрезмерно-прямолинейный подход к делам, Шепарду было свойственно понятие сострадания. И когда появился мало-мальский шанс спасти колонистов и избежать их гибели, Шепард этот шанс использовал. Благодаря газу, парализовавшему колонистов, жертв среди них удалось избежать, а капитан теперь ощущал себя гораздо лучше, ведь он в очередной раз доказал самому себе, что все еще ставит человечность превыше любых других факторов.

И все же хвалить себя, глядя на грустные и усталые лица колонистов, которые пережили за эти дни такое, что и врагу не пожелаешь, Шепард не мог. Миссия «Нормандии» на Феросе подошла к концу, но Джон все же решил остаться в колонии еще на несколько часов. Из ближайшей обитаемой системы к Надежде Чжу уже двигался корабль с необходимыми припасами и, самое главное, охраной, и до тех пор, пока он не причалит, Шепард решил колонию не покидать. После пережитого он чувствовал некую ответственность перед всеми обитателями колонии за то, что они пережили. Появись «Нормандия» раньше, кто знает, сколько жизней они успели бы спасти.

— Капитан, — послышался приятный, почти что бархатный женский голос совсем рядом.

Мужчина повернул голову и увидел стоящую в метре от него азари с фиолетовой кожей и такого же цвета татуировками на лице. Шиала, спасенная капитаном из плена Торианина. Ее стройное тело было облачено в обтягивающий стройное тело темный боевой комбинезон десантниц азари, и хоть девушка выглядела вымотанной и опустошенной, — еще бы, ведь ей столько пришлось пережить! — она старалась держать голову ровно, а спину прямо. Видно, не хотела выглядеть немощной на фоне колонистов, которым, как она наверняка считала, досталось куда больше, чем ей.

— Шиала, — приветливо отозвался Джон. Сам он сидел на пустом ящике из-под провизии и разбирал собственный автомат. В последнем бою система автоохлаждения начала барахлить, так что капитан использовал первый же перерыв для того, чтобы проверить ее работоспособность. Появление девушки его не удивило. Наверняка в Надежде Чжу она сейчас чувствует себя отшельницей. Хоть девушка лично и не участвовала в атаке на колонию, она служила матриарху Бенезии, а значит изначально прилетела на Ферос с весьма мерзкими целями. К счастью, ей вовремя удалось одуматься, особенно когда матриарх предала ее, позволив Торианину поработить ее разум. После такого Шиала пересмотрела свои взгляды и решила остаться в колонии, чтобы помочь ее обитателям восстановить то, что разрушили геты. Цель была благородная, и даже если колонисты сначала будут относится к азари с недоверием, позже она наверняка зарекомендует себя, как крайне полезный член их общества. Шиала презирала саму себя за то, что так легко попала под одурманивание Сарена, а потому спектр не сомневался, что чувство вины будет ее путеводной звездой на пути к нормальной жизни. Пусть в человеческой колонии она и была единственной представительницей расы азари.

— Я могу присесть? — спросила Шиала. Не дожидаясь ответа, она уселась на соседний ящик, подтянув колени к груди и положив на них подбородок. Взгляд ее был несколько отрешенный, поэтому Шепард решил все же поинтересоваться, не случилось ли чего.

— Все в порядке? — капитан отложил оружие и внимательно посмотрел на азари. Вблизи она выглядела еще более изможденной — такое ощущение, что девушка не спала, по меньшей мере, пару недель.

— Приняла снотворное, но оно почти не действует на азари, — отозвалась Шиала, неопределенно глядя куда-то вдаль. — Попыталась поспать, но...

Девушка прикрыла глаза.

— Не могу. Едва я закрываю веки, в моем сознание снова возникают те яркие картины, что посылал Торианин. Переплетения корней, обволакивание разума, затмевающее все остальные чувства. Я словно проваливаюсь в небытье... И сразу же вздрагиваю в ужасе. Меня пугает та пустота, которую я чувствовала, когда была во власти растения. Больше всего на свете я хочу просто отдохнуть. А оно... О, богиня, простите меня. Вам не обязательно слушать мои причитания. Хватит и того, что вы спасли меня и дали шанс искупить вину.

Девушка снова распахнула свои глаза — волшебного изумрудного цвета, — и вымученно улыбнулась капитану.

— Я понимаю, каково вам, — отозвался Шепард. Сейчас он не юлил и не врал. После бойни на Акузе, в которой он потерял весь отряд, Шепард тоже долгие дни не мог заснуть. Каждую ночь он вздрагивал в холодном поту, просыпаясь от кошмаров, в которых раз за разом видел ужасную гибель своих товарищей. Крепкий сон пришел со временем. Время, как теперь знал спектр, имеет отличную способность залечивать любые раны.

— Я не мастер красиво говорить, Шиала, — произнес капитан. — Да это и не поможет. Все, что вам нужно — перестать думать о том, что вы пережили. Как можно скорее. Это трудно, но если вы этого не сделаете, то прошлое будет преследовать вас всю оставшуюся жизнь. Постарайтесь отрешиться от того, что вы делали раньше. Начните новую жизнь, проникнитесь ею. К тому же, теперь у вас появилась цель, причем благородная цель. Вы помогаете наладить жизнь не только свою, но и других людей. Посвятите себя этому делу полностью, без остатка, и тогда прошлое, какое бы ужасное оно не было, от вас отстанет.
Шиала задумалась на пару мгновений, но затем уголки ее изящных губ едва заметно дернулись.

— А вы утверждаете, что говорить красиво — не ваш конец, — улыбнулась азари.

— Бывают светлые моменты, — в свою очередь отозвался Шепард, позволив себе слегка улыбнуться.
Они замолчали, наслаждаясь царящей в колонии тишиной. Солнце медленно укатывалось за горизонт, отчего металлические конструкции корабля и развалин небоскреба приобретали причудливый оранжевый оттенок. В свете заката не менее прекрасной казалась и фиолетовая кожа Шиалы. Шепард залюбовался ею совершенно незаметно для самого себя. Лишь когда девушка весело кашлянула, явно позабавленная тем, что спектр не может отвести от нее взгляд, Шепард поднял на азари глаза.

— Простите, — произнес он с улыбкой. Приятно было просто сидеть здесь, наслаждаться закатом и не думать о том, что от тебя зависит будущее галактики. Короткий миг удовольствия и спокойствия, сладкий момент отдыха, который было так нелегко урвать в безумном водовороте обязанностей спектра. Вечерний ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх