Поменялись местами

Страница: 1 из 3

Второй рассказ на тот же сюжет:

***

В незапамятные времена — в лихие 90-е — жила-была пара: Лиза и Степан.

Лиза звала Степана Тяпой или Тяпчиком, а Степан Лизу так и звал Лизой. Это имя звучало настолько интимно, что его было неловко произносить на людях. В обществе он обычно звал ее «супругой» или «супружницей».

Они были вполне обычной парой. Впрочем, кое-что необыкновенное в них все же было. Во-первых, они любили друг друга, а это, как ни крути, уже необыкновенно. Во-вторых, Лиза была фотомоделью. Метр семьдесят девять, 90—62—87, личико аргентинской красотки — такой подарочный набор грех было не обратить в деньги. Лиза окончила театральный и «для души» играла в театре-подвальчике «Золотой Арлекин» — зарплаты ей вполне хватало на проезд по городу, и еще оставалось на говядину, чтобы сделать котлеты Степану.

На съемках она зарабатывала сотни, а иногда и тысячи в неделю. Такой поворот карьеры не был чем-то необыкновенным для выпускниц театрального — для красивых, разумеется, и удачливых, а Лиза была самой красивой и удачливой из всех.

Надо сказать, что слово «фотомодель» — вовсе не всегда синоним слова «блядь», как думают многие. Конечно, Лизе пришлось привыкнуть к тому, что ее тело — ее рабочий инструмент, а одежда — всего лишь футляр, в который оно иногда упаковывается, не более того. Блюсти супружескую честь приходилось постоянно, но Лиза была прибыльной, ее ценили и старались не гнобить. Иногда бывали форс-мажоры, но Лиза всякий раз как-то выпутывалась. В былые времена ей, правда, пришлось пойти на несколько карьерных трахов, но это было до свадьбы, и Лиза никогда об этом не говорила.

Она снималась в образе порочной, брутальной стервы, но в жизни была, как ни странно, нежной и застенчивой, и после секса, когда Степан смотрел на нее, иногда прикрывалась простыней. Ей было 23 года, она жила со Степаном несколько лет, никогда с ним не ругалась и была, в общем, счастлива.

Степану был 21 год. Он тоже учился в театральном и был младше Лизы на два курса. Его тянуло к музыке, и Степан играл в рок-группе, которая приносила ему чуть больше дохода, чем Лизе — ее «Золотой Арлекин».

Он во всем был противоположностью ей, породистой черноглазой еврейке: ниже на пять сантиметров, хрупкий, субтильный, с белокурой гривой до лопаток (рокеру без нее никак). В детстве его дразнили «принцессой», и он компенсировал недобор мужественности черными футболками, платформами, цепами, серьгами, браслетами и т. д. и т. п. Иногда он даже делал себе легкий готический макияж. Лиза называла его в шутку «Блэк Степой» или «Блэк Тяпой».

Ее доходов вполне хватало обоим, и еще оставалось на банк. Детей у них не было. Лиза запланировала беременность на 25 лет («четверть века! «), чтобы накопить достаточно бабок и не работать годик-два. Степан играл и диджеил в клубах, и этих скромных доходов ему вполне хватало, чтобы удовлетворить его мужское самолюбие. Он не ревновал жену к работе (или делал вид, что не ревнует), сходил с ума от ее ласк, считал себя независимым и был, в общем, тоже вполне счастлив.

***

Однажды Лиза сказала ему:

— Тяпчик, Тяпчинька, у меня для тебя плохая новость.

— Какая?

— Тут съемочка одна наметилась, через пару дней, креативная такая, и... в общем, мне придется подстричься.

Это была больная тема. Лизу уже стригли, и не единожды, и Степан все время просил, чтобы это было в последний раз. (Что поделать — такова судьба всех моделей: их внешность, включая волосы — товар, и он должен иметь тот вид, какой нужен покупателю.) Сейчас у нее была черная подкрашенная шевелюра ниже плеч.

— Коротко?

— Да, — виновато подтвердила Лиза. — Очень коротко. Очень-очень.

— Что, прям очень?

— Угу.

Делать было нечего.

Все эти дни Степан игрался ее волосами, зарывался в них, щекотал себя и Лизу, а потом, когда она ушла на съемки, не находил себе места.

Когда она позвонила в домофон, у Степана в груди сидела большая влажная лягушка. Он не волновался так даже во время их первого секса.

Приоткрыв дверь, он осторожно выглянул наружу...

Перед ним стояло неописуемое существо в брюках, в приталенном пиджаке с блестками, в галстуке, в ярком кричащем макияже, в длинных серьгах и в гангстерской шляпе.

В нем было что-то не так.

— Привет, бэби, — сказало оно Степану, галантно снимая шляпу.

Степан закашлялся: существо было совершенно лысым. Коридорная лампочка отблескивала в матовой макушке, как в лакированном дереве.

— Какая прэлэстная крошка, — баском говорило существо, беря Степана за подбородок. Это был жест опытного донжуана. — Какая кавайная девочка. Разрешишь войти?

Порывисто канув на Степана, существо втолкнуло его в квартиру и бесцеремонно облапило за бедра. Оно было вульгарным, дерзким и обаятельным, как мачо в плохих сериалах.

— Какие у нас кудряшки... а запах... ммм... Твои волосы пахнут любовью. Твои волосы пахнут сэээксом. Эти кудряшки хотят сэээкса... и ты тоже хочешь сэээкса, детка, — декламировало существо, запустив тонкие пальчики в шевелюру Степана... и тот вдруг застонал от истомы, охватившей его.

То ли Лиза так талантливо играла, то ли что, но Степан взаправду ощутил себя хрупкой, беспомощной девочкой, а ее — опытным мачо, роковым соблазнителем из сериала, в чьи сети Степан попался... или попалась?

— Как тебя зовут, бэби? Скажи мне, чтобы я знал, как зовут розу моей любви...

— Машенька, — вдруг сказал Степан, поддаваясь игре.

— Лапусечка Машенька, моя маленькая девочка... иди к папочке, — ворковало существо, тиская Степана по всему телу (как, бывало, он тискал Лизу).

Мурашки затопили его, захлестнули искристым потоком, и Степан закрыл глаза...

Его раздели догола, как девушку, и потом бесцеремонно мяли ему плечи, спину и бока, щекотали языком внутреннюю сторону бедер, звонко шлепали его по попе, сосали ему яички, уши, соски, непрерывно осыпая его тирадами из пошлых сериалов... Потом его оседлали, наделись на его член и скакали на нем, как на мустанге, а Степан скулил с закрытыми глазами и представлял, что у него женское тело с большими сиськами, и брутальный лысый чувак ебет его огромным розовым членом, натягивая ему вагину, которую Степан физически чувствовал в себе...

— ... Что это было? — спросил он, когда смог говорить.

Лиза сидела на нем. Пиджак и манишка были на ней, остальное валялось на полу. Огромный член распирал ее, как бревно, хоть уже и выплюнул всю влагу.

— Я тебя трахнула... или трахнул? — ответила Лиза.

— Вот-вот. Мы с тобой что, немножко эти... трансы?

— Да нет. Просто... просто это игра такая. Разве плохо? — спросила Лиза, ласкаясь к Степану. Она снова была девочкой.

— А ты что, не видишь? Какое нахуй «плохо»? Это капец. Это чума, — хрипло говорил Степан, прокручивая в себе то, что было.

— Просто я очень боялась, что ты рассердишься на меня за это, — Лиза тронула свою лысину, — и хотела, ну, взять ситуацию в свои руки... Эээ, ты чего?

Степан вдруг извергся в нее новым фонтаном, которому уже неоткуда было браться.

— Я знаю, кто ты, — сказал он Лизе, когда отдышался.

— Кто?

— Маска. Из фильма с Джимом Керри. Помнишь — лысый такой, зеленый?

Это было в яблочко. Лиза ойкнула, вскочила, достала коробку грима, подбежала к зеркалу и, взвизгивая от восторга, выкрасила себя в ярко-салатовый цвет. Потом пририсовала алые губы, как у настоящей Маски, повернулась к Степану и приняла картинную позу:

— А вот и я, детка! Развлечемся?

— Афигеть, — прохрипел тот.

Сходство было полным, а пиджак, манишка и галстук пришлись как нельзя кстати. Зеленоголовая Маска с голыми ногами и пиздой, растраханной до красноты, вытягивала вожделение откуда-то из сокровенных глубин его тела, и натруженный член снова торчал, как пушка...

— Лиз... Я опять... — просительно сказал Степан, подходя к ней.

— Э нееет, детка! Сперва надо ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (14)

Последние рассказы автора

наверх