Ночные воришки

Страница: 8 из 11

выгнали ее из будки снова принялись драть во все щели. Девушка сначала пытавшаяся выскользнуть в заманчиво открытую дверь вольера смирилась со своей судьбой, расслабилась, и отдалась волнам удовольствия. Поначалу она стремилась отсосать как можно большему количеству псов чтобы снизить нагрузку на свою многострадальную промежность, но быстро поняла что та ничуть не страдает. Что она чуть ли не сама с жадной, громко чавкающей челюстью между ног хватает псов за члены, и что ей все мало и мало. Ей начало казаться что это уже не псы ее трахают, а она их. Перерывы в моменты когда в ней находился узел уже начали раздражать, ей хотелось движения внутри, быстрого, мощного, безжалостно сминающего все на своем пути. Она хотела чувствовать стальные объятия мохнатых лап, зубы на своей шее и главное, бесконечное движение мощного, горячего поршня внутри нее. Такого количества оргазмов подряд ей никогда не приходилось ощущать. Она устала, смертельно устала, но вдруг ей стало ясно что ей происходящее нравиться, что хочет еще и еще, чтобы это не прекращалось никогда. Под утро когда псы оставили ее в покое, Ира едва смогла подняться, настолько вымотала ее прошедшая ночь. Псы выглядели не более лучшим образом. Голодная девушка снова вся в сперме, заставив себя подняться вытащила мешок педигри через прутья решетки уволокла ее в свою будку. Теперь эта будка была ее и она здесь жила, и педигри теперь ее единственная пища, которую она может есть только из собачей миски. Несмотря на боль в теле и голод, ощущала она себя как то... на месте... в своей тарелке. Она поняла что ей здесь понравилось. Единственной каплей дегтя в этой бочке меда был риск быть обнаруженной. То что ее увидят больше не пугало, а вот что увидевшие сразу прекратят эту вакханалию... это проблема. Да... теперь она самая настоящая сука, с будкой, миской и тремя десятками хозяев, не хватает только ошейника, поводка и намордника. Но это ведь дело наживное... Днем она отъедалась и отсыпалась, подозревая что ночью все повториться. И ждала ночи с нетерпением. Лишь одна мысль о ночи заставляла ее влагалище выпустить целую лужу на дно будки. Ее ожидания оправдались снова. Ночь была прохладная, но Ире было жарко, очень жарко. Что было логично, ведь ее жарили. Хлюпанье причмокивающей от удовольствия Иркиной промежности раздавалось на весь двор, но никто этого не слышал. Похоже хозяину урок не пошел в прок. Но все таки эта ночь была не такая как предыдущая. Ира поняла что она одерживает верх над сворой, что они уже подзаебались и их выносливости на ненасытную Иркину пизду не хватает. Нужна свора побольше мелькнула мысль в ее голове и она сама испугалась этой мысли. Но плюсом этого было то что двухдневное состояние опьянения спало и она четко осознала что ей необходимо срочно покинуть это гостеприимное заведение. Да... подумала она вспоминая свои вчерашние мысли, остаться здесь жить навсегда, она хихикнула, вот ведь торкнуло то... Похоже я стала наркоманкой собачьих членов, и надо тикать отсюда пока остатки мозгов в голове еще сохранились.

Днем, отоспавшись и поев, она расслабленно лежала на подстилке прислушиваясь к происходящему снаружи. Рядом лежал один из псов, Буян, которому она лениво посасывала член. Уже многих из них она знала по кличкам, по характеру и уже могла распознавать в темноте чисто по воткнутому в нее члену и стилю траха. Буян был из тех кто оценил прелести орального секса и любил лежать ничего неделая, и чтобы ему при этом доставляли удовольствие. Иру же беспрерывный круглосуточный трах уже порядком подзаебал. Пизда болела и молила о пощаде и одновременно требовала продолжения банкета. Поэтому девушка была только благодарна Буяну за то что хоть немного облегчил ей жизнь. Снаружи же раздавался визгливый мужской голос.

— Вам дебилам вообще ничего поручить нельзя! Где охрана? Где?

Отвечавший говорил ровным и спокоиным глосом и его не было слышно.

— Два дня уже прошло! Я же сказал чтобы быстро! У меня охраны вообще нету, собаки из вольера вообще выходить отказываются! Что за хуйня здесь твориться?

...

— А меня не волнует что у них свободных нету! Это ваши проблемы!

— Коля! Сорвался спокойный, ты сам сука штат не позволял увеличивать.

— Ты че себе позволяешь, совсем охуел?

— Заебал ты меня Коля! Просто заебал!

Нда, подумала Ира, ты еще не знаешь что такое заебал.

— Все бля уволен, нахуй, понял! Уволен!

— Понял, понял, не ори...

— Ну и пиздуй

— Николай Ивановичь, раздался третий голос, так к вам Марина приехала.

— Скажи ей что я здесь, и это, Петруня, найди какое нибуть охранное агентство, чтобы охрану организовали, а то от этих дебилов хер че дождешься. Подумать только свое охранное агентство есть, а чтобы дом босса охранять, видите ли охранников не хватает!!

— Пусик, раздался женский голос. У тебя горе, ты так нервничаешь!

— Ограбили меня Мариночка, всплакнул Николай.

— Утты пусечка, не переживай, я уже здесь и все будет хорошо. Я как узнала что у тебя горе, сразу взяла билет и прилетела, ты для меня дороже отпуска! Я так торопилась так торопилась, что новую шубку испортила!

— Не переживай Мариночка, сейчас пойдем и тебе новую купим еще лучше.

— Ой как здорово! Ты такой внимательный пусепчка, как вообще у кого то поднялась рука тебя обидеть. А собачки твои что? Они раньше прекрасно охраняли.

— Что то с ними сделали, яд какой нибуть наверное... Сначала тебя ограбили, для проверки видимо, теперь меня вот...

— Ой не вспоминая про этот ужас. А бедный Аксель...

— Не сыпь мне соль, Аксель был моим любимчиком, изверги, они же точно знали что у него астма, поэтому его и затолкали ему в пасть этот мешок с перьями. Другим же не стали заталкивать... Это специально, я точно говорю.

— А я такого страха натерпелась, прихожу домой, а бедняжка на пороге хрипит... Надеюсь он выживет, он был такой забавный.

В будку зашел пес по кличке Додик, свою кличку он полностью оправдывал. Это был один из самых злоебучих экземпляров, он был крупнее и сильнее Буяна, поэтому бесцеремонно оттолкнув его, пихнул носом Иру, типа вставай наизготовку. Ира вздохнула и поднявшись встала в колено локтевую.

Нытье Николая за стенкой тем временем продолжалось:

— Знаешь Мариночка, собачки ведь удивительные существа, они честные, никогда не предадут. Они знаешь, проникают в самые глубины человека, доставая до самых потаенных уголков человеческой души...

Додик, обладатель самого здорового хера в стае, вогнал свой член в самую глубину Иры и казалось прошел матку и достал желудок. Да... Додик точно умел проникнуть глубоко как никто, подумалось девушке, и по крайней мере она теперь точно знает где у нее находиться душа...

— Их любовь сильна и импульсивна.

Додик трахал Иру быстро, мощными толчками. Это точно подмечено подумала Ира, любят они даже чересчур импульсивно.

— Они конечно резковаты, могут быть агрессивны и свирепы...

Додик войдя в раж с рычанием вцепился зубами в шею содрогающейся под ним суки.

— Но их любовь совершенно искренняя, и даже извиняться за то что причинили боль.

Додик успокоившись навалился на Иру и отпустив ее шею ласково начал лизать в лицо.

— Они как никто способный заполнить пустоту в твоей душе

Ира почувствовала как ее желудок выпирает под давление заполнявшего ее узла, окончательно убедившись в месторасположении души по версии Николая.

— И в своей любви отдают себя всего буквально без остатка...

Ира чувствовала как поток собачей спермы хлынул в нее, опустошая яйца Додика без остатка.

Блин подумалось Ире, этот Николаша как сам со своей сворой трахался!

Марина тем временем слушала все это нытью, вставляя подбадривающие комментарии. Крепкие у нее нервы, подумала Ира вылизывая член Додика начисто, я бы и ради шубки такое нытье не выдержала бы.

— В отличие от собак люди настолько подлые и дьявольски изобретательные существа, что способны обмануть ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх