Сатир и русалки-близняшки

Страница: 2 из 2

.. хи-хи... вином... — оскалилась в улыбке русалка. — А ты, о чем подумал?

— Да, так, ни о чем... — покраснел он, вновь, невольно отведя взор. — Конечно, девчонки, я угощу вас вином...

Отложив флейту, он подал хвостатой деве мех, и, она, тут же присосалась к открытому горлышку своими «рыбьими» устами!

— Уммм, вкусно! — через минуту восторженно выдохнула Юлия, небрежно проливая несколько хмельных струй на себя. — Что это за вино, Василис?

— Из Беотии... — отозвался он, снова подняв взгляд на её выдающуюся «лимонку». — Именно там делают самые лучшие вина...

— Да неужели?! — изумилась ундина, и, весело блеснув глазами, кинула мех одноликой сестренке. — Попробуй, Инна!

Не заставляя себя просить дважды, вторая русалка тоже припала губами к вину и, минуту спустя, также извлекла из себя восторженный вздох!

— Спасибо, тебе, Василис, что уважил нас... — за обеих призналась ему Юлия. — Ты очень необычный сатир... Прекрасный и хорошо сложенный...

С сими словами, она, стрельнув «лупами», неожиданно повела рукою по его широкой груди и выступающему животику! Повела, игриво царапая плоть... длинными острыми ноготками!

— Да, не за что, девчонки... — буркнул он, невольно ежась от такого вероломного «заигрывания». — Ведь, это ваше озеро, и, я у вас гость...

— Ууууу, да ты ещё и скромняга! — воскликнула Юлия, с улыбкой переглянувшись с Инной. — А мы просто обожаем скромняг! Не правда, ли, сестренка?! Хи-хи-хи!

Смеясь, вторая русалка прилегла с иной стороны и, вскоре, они уже вместе, стали водить бледными ладонями по его телу!

«О, боги! — только и подумал Василис, приятно коченея в сих обоюдных прикосновеньях близняшек. — Они, похоже, соблазняют меня! Меня — сатира!»

Лишь сильней заводясь от непринужденного «массажа» водных сестриц, он — ещё ярче чувствуя их рыбье-цветочный запах тел — только сейчас заметил на их челах тонкие алмазные нити, а в ушах, нанизанные колечки серебристых сережек!

— Хороший, какой же ты хороший... — вдруг тихо зашептала Юлия, уже с поволокой нахлынувшего опьянения, глядя на него сквозь пышность ресниц. — И, раз ты, уважил нас музыкой и вином, то, мы... Мы уважим тебя ублажением...

И, не успел он опомниться, как она, мягко заключив его в объятия, прикоснулась к его устам... в поцелуе! В поцелуе, в коем, тут же схлестнулась с его языком, даруя привкус вина, соли озера и чистых русалочьих слюнок!

— Мммм! — лишь промычал Василис, разом опешив от столь сладостной неожиданности.

Одновременно почувствовав вкус её «смеси», а телом взволнованное желе сись в мокрой тине волос — он, с ударившим импульсом нового удовольствия, уже сам сжал деву в своих объятиях!

Он жадно впился русалке в губы, и, не давая ей даже вздохнуть, с благоговением наслаждался её хмелящей ротовой полостью! Наслаждался, полностью завладев им своим изворотливым языком!

— Ум-ххх! — в какой-то момент все-таки выдохнула Юлия, сумев оторваться от его пылких губ. — А ты... довольно горячий... Васи-лис... Я обескуражена...

— А то, моя «рыбка»... — в балдеже улыбнулся ей он. — Но, я не Васи-лис, а Василис! Я — сатир!

И, глядя в поалевшее лицо бесстыдной ундины, он решительно запустил руку в мокрые космы её волос и... вновь соединился с её сладостными устами!

— Эй, а как же я?! — через минуту жалобно прозвенел голосок нещадно подзабытой ими Инны. — Я тоже хочу миловаться с тобою!

— Конечно, милая... — всё же оторвавшись от Юлии, ответил ей он. — Подставляй-ка и ты свои губки...

И, мягко отстранив от себя опьяненную Юлию, он, подтянув к себе Инну, также слился с нею в... не менее горячем поцелуе! Слился, мгновенно ощутив сквозь волны захлестывающих чувств, тот же невероятный «коктейль» головокружительного удовольствия!

Однако, не успев вдоволь «налакомиться» Инной, он опять почувствовал в себе более проворный язычок Юлии... затем снова неуверенную «поступь» жарко дышащей Инны... опять уткнувшийся острый нос Юлии... жаждущие уста Инны... Юлии... Инны... Юлии...

«Свершилось... — в какой-то момент, сквозь сию череду сестринских поцелуев, ярко полыхнула в Василисе мысль. — Они, все-таки, соблазнили меня...»

Распаляясь от сего обильного русалочьего лобызания, он, спустя минуту, уже не различал кто из них кто. Окончательно сдавшись своим инстинктам, он, в сладостном самозабвении, просто целовал их аналогичные губы, а позже — с размеренной очередностью — стал лакомиться и их одинаковыми «лимонками», страстно всасываясь в солоноватую влажность то тех, то иных торчащих сосочков!

И, чувствуя ненасытными устами стремительно наливающуюся девичью упругость, он (поводя руками по гибким спинам юных ундин, и их скользким чешуйчатым крупам!) вконец, накалился жгучим желанием!

Русалки же, словно ощутив сие, в свой ответ, стали быстро покрывать влажными поцелуями уже всё его разгоряченное тело и... ловко соскользнув вниз, вскоре, были у его нечеловеческих ног!

— Уууу, что тут у нас?! — сверкнув мутностью глаз, игриво воскликнула Юлия, разведя руками его могучие волосатые бедра. — Да тут же настоящее мужское сокровище! Смотри, Инн, какое оно большое, изящное... как маняще истекает соками...

— Вижу, Юль... — улыбнулась иная русалка, просто впиваясь «лупами» в его раскрывшийся половой «жезл». — Он замечательный...

Влажно мерцая покрасневшими лицами, да возбужденно вздувшимися сиськами, они замерли, в невольном восхищении уставившись на вздыбленное достоинство Василиса, как на какую-то диковинку!

— Ну, что же вы, девчонки? — обратился к ним он, улыбнувшись такой реакции. — Приголубьте-ж его...

Не говоря ни слова, Юлия, первой выйдя из «ступора», вмиг обхватила массивный ствол члена тонкими пальцами и... тут же быстро заелозила своим язычком по его вспухшей головке! Инна же, в свою очередь, уткнувшись в густо-заросший пах, принялась скромно расцеловывать яички!

— Мммм, д-ааа... — сладостно протянул Василис, разом содрогнувшись в высыпавших «мурашках» удовольствия. — О, да... Вот так... Мммм...

Поддавшись напору нового витка обжигающего возбуждения, он даже взбрыкнул по воде копытами!

— Уммм... — лишь в ответ снизу мяукнула Юлия, уже начав обхватывать устами сладко сочащуюся крайнюю плоть. — Уммм-х...

В то же время, Инна, глухо мыча ему прямо в яйца, всё так же лобзала их!

«Мммм... впились словно пираньи... — только сильней съежился он на валуне, чуть ли не пуская слезы в захлестывающей эйфории. — Но, дело своё все-же знают... Ах, да девчонки! Ай, да искусницы!»

Словно прочитав его мысли, Юлия, не отрываясь от его сизой «клубники», внезапно подняла на него остекленевший взор «водяных» глаз и... принялась уже рукою массировать венозную кожу его мужского достоинства!

— Мммм, чертовка... — пробубнил он, благодарно даруя ей сласть текучих «поллюций». — Какая же ты чертовка...

Однако, русалка, не обращая на его слова, ни какого внимания, стала совсем играючи лакомиться его головкой, всё сильнее всасываясь в неё!

— Да, о-дааа... — вновь взвыл Василис, уже накаляя плотью под собою даже валун. — Оооо, мммм...

Озерные сестренки же, не давая ему опомниться и на мгновение, быстро сменили «позиции» — и теперь уж Инна ласково обнимала губами его стонущий член, а Юлия, задорно покусывала прохладу невеликих яичек!

«О, боги... боги! — вконец взмолился он, под атакой их перекрестных ласк пуская уже три ручья пота. — Они просто сводят меня с ума... Они сводят меня с ума!»

Искусно нагнетая в нем возбуждение, русалки-близняшки вновь сменили свое положение, став уже вместе... водить языками по его члену! Водить, сквозь нескрываемые улыбки, иногда сладко схлестываясь и меж собою их остренькими вездесущими кончиками!

— О, да-да-да! — в сердцах заблеял Василис, под сим двойным оралом впадая в неимоверно сладкое трепетание. — Дааа, мои рыбки! Вы... вы просто красотки... вы... оооо!

Сестренки не дали ему докончить — видя, что он стремительно несется к «кондиции» — они, обхватив его обслюнявленный член тонкостью белоснежных пальцев — стали ритмично дрючить его! Дрючить, уже потрясающе пробуждая в нем настоящий вулкан неистового желания!

И, он, все-таки сдавшись их пальчикам, наконец, брызнул... бурным фонтанчиком спермы! Спермы, первая струя которой, красиво взвившись в воздух, смачно стукнула... ему по лицу! Вторая, белесой кляксой шмякнулась об грудь! А, остальные своеобразной росой о круглый животик!

— Хи-хи-хи-хи! — увидев сие, тут же, по-свойски грянули смехом русалки-близняшки, впервые, смущенно прикрыв ладонями пошлые губки.

Он же, обалдев от столь эффектной разрядки, с минуту непонимающе взирал на них с всё дергающимся членом, а затем... ярко воспылав краской стыда, отвел взгляд в сторону!

«О, боги! — только и подумал Василис, уже четко ощущая на себе свежие «следы» собственного семени. — Я об кончался на самого себя! Да ещё перед... ними! Хотя, что уж, там... как получилось так, получилось...»

И, вновь взглянув на всё подрагивающих в смехе озерных дев, грозно крикнул:

— Чего хихикаете?! Раз так «окатили» меня, так и очистите! А, ну, слизывать всё до единой капли! Живо!

Весело всплеснув по воде своими хвостами, русалки, продолжая смеяться, снова припали к нему, принявшись покорно вылизывать с его горячего тела белила выплеснутой им малафьи.

— Вот, так-то лучше... — довольно прошептал он, вновь коченея от щекотливых ласк их сестринских языков. — Вы, все-таки классные «рыбки»...

И, вольно откинувшись на своем валуне, он, трепетно обняв хвостатых «оральщиц», предался потрясающей неге разливающегося блаженства...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • 2510yura
    16 октября 2014 11:06

    Поставлю 8 за невпопад, с неправильными предлогами или падежами воткнутое кое-где слово: «сие». и за «сиськи», произведение написано в романтической манере сиськам там не место))))

    А в общем приятно читать такой сказочный эрос. Написано довольно красиво.

    Ответить

    • Рейтинг: 3
  • Василис
    16 октября 2014 19:20

    Благодарю за отзыв.

    Ответить

    • Рейтинг: 3

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх